Баба Яга, или Апгрейд по-русски.

Font size: - +

Часть первая.

Часть первая

 

 

***

Погода не радовала. Стояла поздняя, промозглая, сырая осень, неся уныние и скорбь тем, кто не обладал от природы оптимизмом и способностью видеть в этом не самом приятном времени года «багрец и золото», а также «пышное природы увяданье».

Редкие прохожие торопились, чтобы поскорее нырнуть в теплоту подъезда и насладиться горячим чаем со сваренным почившим в лету летом вареньем.

Близились сумерки. Одинокая старушка не спеша пересекала шоссе в совершенно не приспособленном для этого месте, на самом оживлённом из всех перекрёстков. Возмущённые водители сигналили, визжали тормоза. Один из самых нервных даже выскочил на проезжую часть, чтобы отругать неразумную пенсионерку. Однако, едва взмахнув рукой, тут же остановился, рассеянно кивнул головой, сел обратно в авто и продолжил путь. А старушка продолжила свой неторопливый вояж.

Добравшись до середины, женщина остановилась, поплотнее закуталась в клетчатую тёмно-зелёную шаль и рассеянно огляделась по сторонам. Серебристая слегка подержанная иномарка мягко подрулила к незадачливой пожилой даме, боковое стекло сползло вниз, и грубоватый женский голос произнес.

- Вам что, жить надоело? Садитесь в машину.

Старушка радостно закивала головой, торопливо забралась на сиденье рядом с водителем. Машина тронулась с места, тут же затерявшись в общем потоке автомобилей, спешивших поскорее отвезти хозяев по домам.

Ведь это была пятница! Правда, тринадцатое...

 

 

Глава 1.

 

Давно известно - поборникам справедливости всегда достаётся больше всех. Всё равно. Я - за справедливость. Даже если меня лишают квартальной премии, молчать не стану. Ну не могу я молчать, когда восемнадцатилетнему лодырю племяннику директор платит ни за что, да ещё и за счёт премии сотрудников.

С возмущением отставив подальше от греха любимый поллитровый бокал с остывшим растворимым кофе, и, подперев голову кулаком, я уставилась в окно, за которым уныло моросил мелкий осенний дождь.

Мимо меня на цыпочках прошмыгнула секретарша, оставляя после себя сладковатый запах живанши. «И на что только покупает», - подумала я с досадой.

Весть о том, что всех сотрудников лишили в очередной раз квартальной премии, будоражила офис с самого утра. Настроение у всех было испорчено окончательно и бесповоротно. А огня добавила я лично, после того, как получила нагоняй ни за что от старшего менеджера. Ладно бы ещё за дело, а то...

Как всегда в такие минуты, проблемы скатились в большой снежный ком, норовя раздавить окончательно. Где взять денег на кредит, взятый летом для покупки машины? И вообще, как выжить на деньги, оставшиеся после оплаты коммуналки за двушку, доставшуюся после бабушки? Девушка я крупная во всех отношениях, и покушать люблю.

До кучи вспомнилась ещё одна не успевшая затянуться душевная рана. Прошлой весной пришлось принять нелёгкое решение, и теперь в моём резюме будет вечно резать глаза работодателям «неоконченное высшее». Разболелся отец, а без него платить за обучение у меня не получалось.

Ход мрачных мыслей за жизнь был прерван возгласом секретарши.

- Сорокина! Зайди к директору!

Директор наш, он же владелец небольшой торговой фирмы, человеком был неплохим. И зазря своих сотрудников не обижал. И если бы не племянник, невыплата премии переживалась не так остро. Однако, прощать откровенного бездельника никто не намеревался. И за неимением других средств мести, офис шипел и плевался в курилке.

Дверь в кабинет шефа я открывала с твёрдым намерением, задать несколько животрепещущих вопросов на волнующую не одну меня тему.

Шеф, довольно крупный, ухоженный мужчина сорока с небольшим лет, коротким жестом указал мне на стул.

- Проходите, Настасья Пална. Присаживайтесь. У меня к вам очень важный разговор.

После этого я прослушала довольно продолжительную лекцию о нелёгком экономическом положении в стране, и в какой-то момент видимо отключилась.

- Настасья Пална, вы меня слушаете?

Я покивала головой.

А дальше... Дальше шеф мне озвучил... просьбу, после которой нестерпимо захотелось довести до сведения некоторых малолетних лоботрясов, какой ценой сотрудникам офиса даётся их ничегонеделание. Сотрудникам, которые в поте лица ежедневно сражаются за высокие прибыли и рейтинги фирмы.

В общем, шеф весьма настойчиво попросил меня помочь его племянничку с отчётом по практике. Оказывается, наш лодырь числится студентом в каком-то институте, и никак не может сдать отчёт за прошлый учебный год.

Я было открыла рот, чтобы высказать своё отношение к происходящему, однако шеф так посмотрел на меня, что я поняла, поругаться не получится. Зря воздух сотрясать расхотелось. Пыхтеть и плеваться тоже было бесполезно. А вот поговорить с нахлебничком я замечтала.

Выйдя из кабинета, я поплотнее прикрыла дверь, и с видом победительницы окинула взором притихший офис. Нашла в укромном уголке посапывающего и ничего не подозревающего горе-практиканта, и, подойдя к столу, приподняла увесистую папку и со всей силы хлопнула ею прямо перед носом спящего.

Тот взметнулся, посмотрел на меня пронзительным карим с желтизной глазом из-под нависшей чёлки , повёл носом, расширил глаза, и... зарычал. Ну не фига себе!

- А не желаете ли обсудить ваш отчёт по практике, сударь? - предельно вежливо вопросила я, сверля наглеца глазами. Поди кроме ленты твиттера и не читает ничего, малолетка необразованный.

Пацан сладко так зевнул, потянулся и ответил.

- Отчего же не обсудить. Давайте обсудим, Настасья Пална.

Ах ты ж! И ведь как красиво изъясняется, эстет доморощенный. Ну, ладно. Сейчас я тебя сделаю.

- И где же ваш отчёт, сударь? - голосу пришлось придать больше строгости. Пусть знает, что у меня халявы не будет.



Наталья Романова

Edited: 12.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: