Бабочка для одинокого олигарха

Размер шрифта: - +

Глава 5. Инна.

Ленка ушла часа через три. Ей тоже надо было отдохнуть после смены. Мы много болтали по делу и без. В основном о новом собственнике местного небоскреба. Подруга выдала мне все, что ей удалось разузнать от Бориса Семеновича и других сотрудников, кто с ним уже имел счастье пообщаться.

Я поняла, что Кирсанов человек деловой, строгий и властный. Но при этом эстет во всем. Отлично, это мне на руку.

И я начала продумывать, как радикально поменять имидж. Видимо, придется превратиться в вульгарную особу. Раз он этого на дух не переносит. Так он меня точно не узнает.

Всего на недельку, может на две. Пока новый собственник не уедет. Лена сказала, что Кирсанов тут, по слухам, задерживаться не собирается. Назначит своих представителей, разберется с документами и все. Больше ему в Златогорске делать нечего.

Продержаться мне надо недолго. Тем более что с господином Кирсановым я пересекусь от силы пару раз при заключении договора аренды. Ну, может он зайдет в мой салон посмотреть, чем тут занимаются и в каком состоянии помещение.

Итак, возможно сделаю укладку а-ля ракушка с начесом, какие любят дамы за пятьдесят, куплю костюм какого-нибудь идиотского цвета. Накрашусь поярче. Крупная бижутерия, очки со стразами и меня мама родная не узнает. Можно в лифчик ваты наложить и грудь на пару размеров увеличить. Кажется, продают трусы, которые задницу делают оттопыренной, как у африканки. Или это уже слишком?

Представляю, что обо мне станут думать сотрудницы салона и знакомые. Скажу, что познакомилась с потрясающим мужчиной, а ему нравятся именно такие женщины. Я потеряла от него голову и готова на все. Любовь зла, как говорится. А потом все вернется на круги своя и все забудут про мои идиотские фантазии.

По закону подлости все пошло не так. Я планировала после обеда пойти за новой одеждой. Но я не успела выйти из дома, как мне позвонила госпожа Петрова. Она опять была взвинчена и крайне недовольна моими сотрудницами.

Второй день свадьбы не требовал изобилия цветов. На столы надо было поставить букеты орхидей и все. Все свободны. В моем присутствии вообще не было необходимости.

Но нет! Орхидеи были недостаточно эротичны. Орхидеи! Почему они вообще должны быть эротичны? Это же цветы!

Светлана Алексеевна потребовала моего немедленного присутствия. И замены розовых орхидей на другие. Пусть будут желтые с бордовым. Хотя цвет был согласован и с невестой, и с ее мамашей.

Но теперь депутатше казалось, что розовый цвет смотрится как-то не так. Слащаво, как сказала Светлана Алексеевна. Они с дочерью подумали и решили, что на второй день свадьбы нужны откровенно эротические цветы.

Госпожа Петрова небрежно сообщила, что оплатит замену букетов. Но поменять цветы надо незамедлительно, естественно до начала банкета. И вообще мне следует руководить своими бестолковыми сотрудницами, а не отлынивать от работы.

И как мне быть? Кирсанов наверняка придет на банкет. Это же свадьба его компаньона. Надо что-то сделать со своей внешностью. Срочно. Но что?

Гладко зачесала волосы и заколола их на затылке. Порылась в гардеробе и нашла мешковатое серое платье. Я его покупала на прошлый новый год. С друзьями устроили небольшой маскарад, и я изображала мышку-норушку. Хорошо, что не выкинула. Теперь из меня получилась бесцветная офисная мышь. Неплохо, но узнать можно.

Постараюсь быстро заменить букеты и не попасться на глаза Кирсанову. Потом попрошу разрешения уйти – скажу, то заболела. Может, клиентка позволит мне не торчать на банкете до конца? Хотя вряд ли… Госпожа Петрова умеет потрепать нервы. Светлана Алексеевна при ее связях может сильно подпортить репутацию моей фирме.

С подземной парковки в салон я пробиралась почти по-пластунски и оглядываясь по сторонам, как партизанка в тылу врага. Хищные орхидеи уже были собраны в букеты. Девчонки со всем справились отлично и без моих указаний. Мы перенесли букеты в банкетный зал.

Светлана Алексеевна придирчиво осматривала каждый цветок и тыкала полным пальцем, похожим на сардельку, в место, куда следовало поставить букет. Без чуткого руководства госпожи Петровой мы бы точно не разобрались. Все было закончено в течение четверти часа. Я попросила разрешения уйти. Мне тут делать больше нечего.

- Вы желаете получать деньги и не желаете работать? – вскинула тонкие брови жена депутата. – Вы уйдете только тогда, когда я посчитаю это возможным. И ни секундой раньше. Никогда, слышите? Никогда я еще не сталкивалась с такой нерадивостью. Даже не сомневайтесь, я проинформирую супруга, как недовольна вашими услугами. Думаю, он сможет принять меры.

Депутатскя жена шумно задышала, прижимая руки в бриллиантовых кольцах к полной груди:

- Вы доведете меня до нервного срыва! Идите и работайте, немедленно! Поправьте цветы, они не слишком ровно стоят в вазах. Неужели не видите?

- Хорошо, как скажете, - смиренно произнесла я и мысленно пожелала госпоже Петровой засунуть орхидеи себе в одно место.

Радовало только то, что за все мои мучения я получу хорошие деньги. А мне они сейчас очень нужны. Мой бизнес медленно, но верно идет ко дну, и я должна спасти его. Ведь уже столько сил положено на его развитие.

Скоро стали приходить гости. В зале царил романтичный полумрак. И это было мне на руку. Я забилась в самый дальний угол и оттуда наблюдала за залом. Госпожа Петрова, наконец, угомонилась. Ее драгоценное внимание переключилось на гостей.



Мария Геррер

Отредактировано: 26.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться