Багровая кнея

- шестая позиция

***


Сегодня ночью было настолько ветрено за окном, что Лизетта решила не подыматься в свою спальню, а осталась ночевать в библиотеке, и накрывшись с головой своей темной мантией, свернулась калачиком, чтобы поспать хотя бы несколько часов. Сны давно ей не снились. Она даже удивлялась этому. Ей нравилось просыпаться с чистыми мыслями и в хорошем здравии. Будучи здесь две недели ее сон улучшился.
Сейчас она почти провалилась в забытье, если бы не странный шорох за шкафной лестницей. Баронесса приподняла голову, всматриваясь в полумрак угла, а затем зажгла свечи на подставке и тихо спросила, — кто здесь, не ожидая что услышит ответ. А ответ последовал:
  — Вот уж, выдал всё-таки себя!
Лизетта от испуга вскрикнула и вскочила с места:
  — Вы кто такой?!
  — Тише-тише, не бойтесь. Я гость… Мое имя Марк фон Тишек, я уже больше недели гостюю у князя и изучаю литературу в научных целях!
Баронесса нахмурила брови, а потом с облегчением опустилась на диван.
  — Да-а… я слышала о вас. Но что вы здесь делаете ночью?!
  — Извините, не знаю вашего имени, но тоже самое могу спросить и у вас.
  — Я здесь сплю. В моей комнате ветер свищет через щели так, что уснуть невозможно. А зовут меня Лизетта.
  — Мне приятно наконец-то с вами познакомиться. Да, я вас понимаю… Иногда обстановка в замке стает неуютной из-за погоды. — Марк прошел к девушке чуть ближе и остановился напротив дивана. — Вы родственница князя Михая?
  — О, нет! Не родственница, — это длинная история. А вот вы, кажется, сможете мне помочь в одном деле!
Марк с любопытством присел напротив в кресло.
  — Ну что ж, я попытаюсь сделать все, что в моих силах. О чем речь?
Лизетта дотянулась до маленького столика у дивана и взяла несколько чистых листов бумаги и чернила.
  — Я хочу попросить вас передать послание моему отцу. Прошу, это очень важно! Он вероятно думает, что я попала в беду… — Лизетта жалобно смотрит ему прямо в глаза, и Марк невольно отводит смущённый взгляд, — он словил себя на мысли, что эта девушка чарующе красивая. В ее глазах было что-то необъяснимое человеческому разуму, и он пообещал себе, что обязательно выполнит ее просьбу, — даже не задумавшись почему она не попросила об этом князя Михая.
  — Конечно, а что с вами произошло? Хотя бы вкратце обмолвитесь…
  — Я попала в непогоду скача на своем коне и в темноте, не заметив ветку, слетела с него в овраг. Наверное, я бы не беседовала сейчас с вами, если бы меня не нашел князь Михай. Он спас меня от смерти в ту роковую ночь. С тех пор я здесь…
  — Какое счастье, что все обошлось! Я помогу вам, конечно. Вероятно, вы не смогли выехать обратно домой из-за погоды… в этих местах она такая переменчивая.
  — Что есть — то есть… — Лизетта быстро написала короткий текст и свернула листок в свёрток. Затем капнула по центру его края расплавленного свечного воска, наклонив рядом стоящий канделябр, и отдала послание фон Тишеку. — Спасибо вам! Только пускай это будет нашим маленьким секретом. Вы не против? — Глаза Лизетт снова заблестели при освещении свечей.
  — Хорошо, Лизетта. Кому именно мне передать это послание?
  — Барону Гертрунскому, который правит землями Гертрун. Должно быть вы слышали…
  — Да, мне знакомы эти земли. Я проезжал мимо них.
  — Спасибо, Марк. Вы не будете против, если я останусь в библиотеке на ночь?
  — Нет-нет… Да-к значит вы баронесса. — Изумлённо произнес Марк. — Однако, чему я удивляюсь? По вашей манере говорить и так стало понятно, что вы не простолюдинка.
Губы Лизетт растянулись в улыбке. Она потушила свечи на одном из канделябров и легла головой на подушку.
  — Доброй ночи… — Шепчет она уходящему вслед фон Тишеку, мгновенно засыпая.

***


День спустя. Черная ночь, как крыло стрижа, опустилась на землю и накрыла собою замок на Туманной горе. В тишине слышно только капли дождя и где-то вдалеке в чернеющем лесу воет одинокий волк. Михай стоит на балконе своих покоев облаченный в багряную порфиру. Темно-красный капюшон накинут на его голову, — господин сливается с темнотой ночи и глаза его блестят от ветра, будто от прямых лучей света. Выжидающая тишина поглотила его целиком, и будучи очень сосредоточенным на цели, князь выжидает подходящего время чтобы напасть.
Его глаза уже видят свёрток в руке фон Тишека, который неосторожно посмела отдать ученому Лизетта. Его губы уже шепчут бедолаге о том, что плохо играть за его спиной, а белоснежные зубы впиваются в руку наивного Марка и отрывают ее вместе со свертком зажатым в пальцах. Когда со всем покончено, князь сжигает свёрток в камине, но перед тем как предать его огню, читает бегло короткий текст:

«Отец, я живая… Не знаю, ищешь ли ты меня? Гневаешься ли? Со мной случилась беда, но я спасена благодаря князю Михаю. Я прошу, забери меня с его земель… Я в заточении здесь, как птица в золотой клетке. Пишу в надежде, что ты получишь мое последнее… Люблю. Твоя Лизетта».

«Я в заточении…» — Князь на следующее же утро даст распоряжение слугам, отпускать баронессу на прогулку по расцветшим весенним садам и лугам под их сопровождение.

«…но я спасена благодаря князю…» — Она благодарна ему за спасение, хотя продолжает злится, что вынуждена оставаться с ним.



Элли Гарус

Отредактировано: 24.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться