Багровая кнея

- восьмая позиция

Несколько долгих дней на западных землях бароннеса проспала беспробудно.
Наконец, одним утром блики солнца будят Лизетт, прыгая по ее щекам и она неохотно просыпается. На западных землях ей спалось спокойно, и пробудившись после долгого сна, девушка сперва не понимает, где очутилась и ещё долго не может вспомнить случай в земляной ловушке. Люций… Ее верный конь погиб? Она не хочет думать о такой страшной кончине для него. Ведь если он действительно погиб, — тому ее вина. Баронесса сонно осматривается в чужой комнате: необъяснимый страх в груди давит на нее, и от испытываемой безысходности она бежит с постели к двери, пытаясь ее открыть.

Тяжёлые двери не поддаются ее напору. Она сердито топает ногой, не ощутив при этом боли, и нечаянно ступает на край подола своего нежно-кремового платья. Только сейчас девушка обращает внимание на то в чем одета и увиденное на себе повергло ее в лёгкий шок.

  — Доброе утро, госпожа. — Оцепеневшая Лизетт подняла глаза на рядом стоящую горбатую служанку. Женщина, на вид средних лет, как-то неожиданно возникла перед ней, даже не скрипя дверью, будто по волшебству. — Вы почти готовы, осталось только заново туфли примерять. Давайте вашу ножку. Мастер уж очень извелся, — три раза перешивал, у вас такая миниатюрные ножки, что он старался угодить вам изо всех сил!
  — Какие туфли? И что это за бальное платье на мне?! — Лизетта заметила за служанкой зеркало во весь рост и с любопытством подошла к нему. Платье на ней оказалось шикарным, его подол был обшит золотой ниткой с разными дорогими камнями, а верх был обработан кремовым кружевом с россыпью крупных бусин вокруг него. В целом внешний вид баронессы кричал о том, что она невеста. Ее золотистые волосы снова были заплетены в тугие косы, и между этими густыми прядками были искусно вплетены веточки луговых цветущих трав.
  — Это не бальное платье, госпожа. — Смущённо ответила незнакомая служанка. — Это ваше платье для обручения. Вы в нем выглядите, как настоящая княгиня! Просто загляденье… Мне выпала такая огромная честь помогать вам в праздничных сборах. Ах, как мне повезло…
  — Да бросьте вы! Эм… вы не представились?..
  — Меня зовут Тильда, госпожа. И нет, нет! Я действительно рада быть с вами здесь…
  — Да я не об этом! Зачем мне это платье ранним утром?!
  — Ну как зачем?! Совсем скоро вы с князем Михаем обручитесь.
  — Что?! Обручение ещё не значит, что я буду его женой!
  — По нашим вахнархским законам и традициям обручение — это и есть заключение брака между мужчиной и женщиной. — Разъяснила ей Тильда.
  — Да никогда в жизни! Снимите с меня платье сейчас же. И не трогайте мои ноги…
  — О, нет… — Женщина засуетилась рядом с Лизетт. — Князь предупреждал, что вы очень своенравная, и мне бы не хотелось с вами спорить, госпожа. Я здесь чтобы помочь вам собраться.
  — Я не подписывалась на это!
  — Госпожа, — служанка жалобно подняла на нее глаза, — я молю вас, будьте благоразумной, наш князь… — она замялась от кома в горле. — Подумайте о своих родных.
  — Что я слышу, это угрозы?!
  — Нет, госпожа. Это мой вам совет… Князь не прощает и не забывает любых отказов. Вам суждено быть нашей госпожой, сами земли выбрали вас, а это величайшее чудо, которое происходит раз в полвека. Землям непросто угодить с хозяйкой. — Пока служанка излагала свои мысли, она ловко обула баронессу в новые туфли.
  — Я хочу видеть князя. Хочу поговорить немедленно!
  — Вам туда, госпожа, — служанка быстро открыла двери перед ней и низко поклонилась.

Лизетта вылетела из комнаты и пройдя по длинному коридору до конца, очутилась прямо в церемониальном зале. Свечи колыхались на высоких золотых канделябрах, завораживая своими огоньками многочисленных гостей. Они улыбались при виде баронессы, как старые друзья, но улыбки этих людей показались Лизетт натянутыми. Их взгляды кричали ей «Беги!», но что она может сейчас поделать, оказавшись бок о бок с диким зверем в клетке?!

Бордовый тон стен задавал общую атмосферу происходящего. Лизетта застыла на месте, глядя как впереди на высоком пьедестале в центре зала ее манит рукой к себе князь Михай. Он был нарядным, подстать ей, — темный костюм с льняной рубахой и заметный багровый воротник делали князя еще визуально выше, а цвет его лица на фоне темной ткани казался ещё бледнее.
Гости шепчутся между собой, — они ждут когда же Лизетта сдвинится с места. Она бы и рада сбежать отсюда, роняя по пути туфли и кремовое платье, но ловушка захлопнулась в момент, когда баронесса оказалась в зале.

Яркое пятно зависает на несколько секунд в глазах девушки. Вспышка перед глазами не дает ей сдвинуться с места. Лизетта снова видит перед глазами яркие картинки из будущего, — в этот раз оно касалось ее семьи. Она видит, как за свой отказ и непослушание расплачивается ее отец и сестры. Она видит кровавые реки бегущие по парадным лестницам ее родового дворца. Ей в один миг не хватает дыхания и руки сами тянуться за горло. «Возьми себя в руки, ты должна быть сильной, Лизетт». Смерть ее близких будет зависить от ее дальнейшего решения. И она ступает… мягкой поступью идёт прямо к пьедесталу в центре, и с вызовом бросает на князя острый взгляд, мысленно посылая его к чертям.

Михай довольно наклоняется вперёд и с лёгкостью подхватывает баронессу за талию чтобы поставить ее рядом с собой. Гости ахнули, — они в изумлении от красоты и решения новой госпожи принять свое положение.
  — Глупо посылать меня туда, где я раньше бывал. — Ухмыляется князь, намекая на адресованную ему фразу «к чертям». — Ты так волшебна в этом наряде, а эти цветочные косы только усиливают эффект от твоей красоты.
  — Снова лезете ко мне в голову, князь?.. Я видела… — не слушая его, перебивает Лизетт, шипя на Михая, сцепив зубы, — видела, что вы сделаете с моим отцом, если я не соглашусь на это проклятое обручение!
  — Многое из того что ты видишь, дорогая, ты ещё не понимаешь. — Князь властно обнимает ее за талию, притягивая Лизетт к себе. — Хотя сейчас ты сделала правильный выбор, иначе земли тебя бы просто так не отпустили.
  — Если с ним произойдет что-то непоправимое, я сама… — Лизетта сжала руки в кулаки, — вас убью!
Князь, все также иронично, разжал ее кулаки и целуя их, отвечает:
  — Вот такой у нас с тобой брачный обет, радость моя.
  — Идите вы к черту!
Михай хохочет.
  — Ты клянешься быть госпожой Вахнархских земель и замка?
  — А у меня будто выбор есть?! Да! — Кричит она ему в лицо, на что мужчина лишь улыбчиво берет маленький клинок, который лежит по правую руку от него на бархатной подушечке.
  — Ты клянешься быть верной супругой моей и в радости, и в горести, и в болезни, и в бедности; если враги мои клевещут на меня, и намерениям моим подчиняться?..
  — Ещё чего! Чтобы я жила в абсолютном вашем подчинении?! Нет. Соглашусь только если ты, дорогой мой супруг, будешь прислушиваться ко мне тоже!
  — Безусловно, клянусь. — Без заминки ответил ей Михай.
  — Да! — Наконец соглашается она после его слов.
  — Мое ложе — наше общее… — продолжил князь, и тут Лизетта стала пунцовой на лице. Она совсем забыла, что супружеская жизнь, это ещё и интимные ночи с мужем. Она должна будет дать ему доступ к своему телу.



Элли Гарус

Отредактировано: 24.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться