Багровые Холмы

Размер шрифта: - +

Глава 8. Ричард

 

– Я не понимаю.

Ричард чувствовал, как трясутся руки. Он не мог дышать. Его сердце не билось.

– Но это простой вопрос, мистер Олсон. Что у вас в понедельник?

– Н… ничего. Я… Вы получили мой запрос на отпуск, так? – Олсон наконец созвал всю имеющуюся в нем силу воли, чтобы вести себя нормально. – Я отправляюсь в поездку.

– Да, знаю, – сказал ректор. – Однако мистер Эбби в отпуске с понедельника тоже. А вас обоих я не могу отпустить. Вы оба лучшие преподаватели.

О нет… Хорошие новости – никто не знал о Багровых Холмах. Плохие – он все равно никуда не едет, потому что ему нужно работать.

– Вы не можете найти замену? – спросил Рик.

– Для вас обоих – нет. Это целых две недели!

Ричард немного подумал над сложившейся ситуацией.

– Я могу переписать заявление. Мне нужна эта неделя очень сильно. В понедельник меня не будет. Но в следующий понедельник, через неделю, я смогу выйти.

Олсон надеялся, что сможет добраться до Багровых Холмов и вернуться за семь дней.

– Хорошо, – сказал ректор через минуту молчания. – Найду замену на следующую неделю. А с вами увидимся в понедельник 21-го.

Ричард выдохнул. Все хорошо, можно расслабиться.

 

* * *

 

Ровно в семь Олсон стоял возле сцены в Тюльпановом парке. Он осмотрелся, но не заметил никого, кроме двух молодых женщин с колясками. Только в каком-нибудь произведении жанра сюрреализм можно было допустить, что эти две щебечущие мамочки и есть члены тайной оппозиционной партии Дарреса или секретные агенты ОСБ, тем не менее после приключений с байкерами и полицией на Тридцать Девятой улице он мог мысленно предположить практически что угодно. Даже то, что в колясках, вместо младенцев, закутаны в теплые одеяла мощные бомбы.

На всякий случай он подождал еще пять минут, прежде чем подойти к ним.

– Привет, – поздоровался Ричард с широкой беспечной улыбкой.

– Здравствуйте, – ответили ему женщины.

И на этом все. Ничего не произошло, они просто покатили коляски мимо него вдоль асфальтовой тропинки. Он таки ошибся? Но кого ему следует ожидать? Даррес или его ассистент опаздывают? В прошлый раз тот байкер уже был на месте.

Профессор решил продолжить беседу и быстро их нагнал.

– Меня зовут Ричард Олсон.

Они немного смутились, но также назвали свои имена, которые ни о чем ему не сказали. Ричард попробовал зайти с другого бока.

– Послушайте, девушки, я вас жду, и я устал от игр.

Хоть он и говорил довольно мягко, женщины почему-то испугались. Плач младенцев донесся до его ушей – из обеих колясок.

– Идем, Кристи! – нервно крикнула одна другой, и обе покинули место так резво, что он даже не успел извиниться.

– Черт! – гаркнул Ричард в пространство, поняв, что они были нормальными людьми, а он, по всей видимости, уже нет. В следующую секунду он вспомнил, кому этим всем обязан. – Долбаный Даррес!

«Профессор литературы не должен говорить таких слов», – напомнил он себе и тяжко вздохнул. В этот же момент он заметил мужчину, прячущегося за гаражами за пределами парка. Парк был окружен по старинке сеткой-рабицей, сцена была прямо возле второго выхода, так что Олсон хорошо его видел. Это был Даррес-старший собственной персоной!

– Вот ведь су… – Ричард покачал головой, не окончив предложения, и направился к нему.

– Привет, сынок, – задорно сказал мужчина, как только Рик приблизился. – Ну что, всех мамочек распугал?

– О чем ты только думал? – накинулся профессор сразу, без всяких приветствий. – Это не «в парке», это «рядом с парком»! Что, если я бы тебя не заметил?

Но Даррес был невозмутим. Он по-простецки жевал длинный стебель какой-то травы, не иначе как чудом занесенной в гаражно-асфальтовую зону, и ответил:

– Расслабься. Твои сообщения просматривают. «Гаражи» – не безопасное слово, они бы что-то заподозрили. «Парк» отличное. И формально я не написал «в парке».

– Ты? В смысле, не твой сын?

Даррес почти подавился, услышав это.

– Ему бы я ни за что не доверил такую работенку. Получить пропуск на территорию какого-то там вуза – это для нас не верх сложности.

Олсон не стал напоминать ему, что «какой-то там вуз» относился к категории государственных.

– Но помнится, ты написал «сцена», – из упрямства Ричард продолжал спорить. – Сцена внутри парка.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться