Багровые Холмы

Размер шрифта: - +

Глава 17

 

Даррес спал, уронив голову на столешницу; Том играл в Джигго, которая и тут была установлена; Алиса и Ричард сидели на мягком диванчике и болтали.

– Если ты узнаешь, что ты Сермондо, что будешь делать? Останешься преподавать в университете?

– Я… – Он запнулся, затем растянул губы в мальчишеской улыбке. – Я честно не знаю, Алиса! Но я перестану сходить с ума по нему, это точно.

– Почему? Ты разве не захочешь копать дальше, узнать полную биографию? Ведь это не чья-либо, а твоя! Как ты сможешь остановиться?

Он пожал плечами.

– Может, я не настолько самолюбив, чтобы сходить с ума по самому себе?

Она хихикнула.

– Да, это было бы стремно! – Алиса какое-то время помолчала, затем одна мысль резко всплыла в ее голове. – Рик, знаешь, о чем я постоянно забываю тебя спросить? – Он заинтригованно покачал головой. – Если Сермондо – его фамилия, то как его все-таки звали?

Олсон вздохнул:

– Алиса, мы даже не уверены, что это его фамилия. – Заметив выражение удивления на ее прелестном личике, добавил: – Да. Правительство преуспело в уничтожении почти всех знаний в области культуры, да и не только в ней. Это с равным успехом могло быть его имя или псевдоним. – Ричард открыл сумку и достал какой-то старый, потрепанный журнал в кожаном переплете. – Это дневник Сермондо. Надеюсь, монахи помогут мне его прочитать.

– Ого! Дай посмотреть. – Она осторожно взяла журнал из его рук и открыла. Оттуда на нее воззрились совершенно нечитаемые символы. – Так-так-так, наш любимый поэт обладал ужаснейшим почерком! Я последний раз что-то от руки писала лет пять назад, и то лучше напишу! – засмеялась девушка.

– Я также подумал вначале, но… Ты ведь знаешь, что в Прежние времена люди из разных стран говорили на разных языках, верно? – Она кивнула. – Вот. Я вынужден признать, что не владею этим языком. Стихи и поэмы, которые я так скрупулезно собирал всю жизнь, были на языке, подобном нашему, поэтому я смог перевести. А это, – он махнул головой в сторону все еще раскрытого журнала у Алисы на коленях, – не смог.

– О, Рик, – вздохнула она. – Мне так жаль. Если тебя это хоть немного утешит, я ненавижу правительство!

Против воли он прыснул. Эта девчонка… Что-то было в ней одновременно милое и смешное и не по-детски глубокое. Рядом с ней он чувствовал себя так хорошо, словно досрочно попал в рай.

– Я тоже. И еще сильнее я ненавижу Мартинса.

– Серьезно?

Брови Олсона изогнулись так сильно, как если бы он услышал что-то невероятно удивительное и шокирующее.

– Вообще-то да. Он убил гения!

– М-да, что за семейка… Бедная Валерия. Страшно представить: ее родители хотели, чтобы она стала ее членом!

– Ага.

Она посмотрела за окно. Там все еще было темно, и все, что она разглядела, – лампы уличного освещения. Ей стало грустно, ведь она впервые в этой части планеты. Она хотела увидеть красоты этого места. Но еще сильнее она хотела видеть лицо Ричарда, поэтому вскоре повернулась к нему вновь.

– Знаешь… Мои родители мечтают выдать меня за кого-то, кто тоже работает в банке. Они уверены, что чем богаче, тем лучше. Так что в какой-то мере я повторяю судьбу Валерии.

Нежданно-негаданно Ричард грубо схватил ее за руку, отчего она подпрыгнула.

– Алиса, не говори так! Никогда не пытайся повторить судьбу Валерии, поняла?

– Но почему? – Она безумно хотела повторить ее судьбу, потому что Валерия и Сермондо любили друг друга.

– Эх… Я не говорил этого на лекциях, потому что… ну, знаешь, мне казалось, что это напрямую не связано с творчеством Сермондо, ибо он умер раньше, и потом… могло вызвать романтический ореол вокруг ее решения, что сделало бы из меня довольно паршивого учителя.

– Так… Я не поняла ни слова. О чем ты?

– Ее родители все же настояли на свадьбе со старым Мартинсом, или как там его звали, и, короче… Она покончила с собой.

– О боже… – Алиса обдумала услышанное. – Рик, я бы никогда так не поступила.

«Точно?» – тут же подумала она, потому что сказала ему это, зная, что Рик хотел это услышать.

– Молодец, – ответил он, кивая, и поспешно сменил тему. – Не желаешь чая?

– Было бы неплохо.

– Том?

Он поднял голову, оторвавшись наконец от игры.

– Угу!

Олсон нажал на кнопку «чай» на сенсорной панели, размещенной как раз с его стороны. Через минуту вошел проводник с тремя чашками и крекерами.

Они поблагодарили его, забрали поднос и поставили на стол. Когда проводник ушел, Том указал на спящего.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться