Багровые Холмы

Размер шрифта: - +

Глава 23

 

– Том! – заорала Алиса, не заботясь о конспирации, и чуть сама не упала, благо что Ричард успел ее вовремя подхватить.

Ноги Тома скользили вниз, он отчаянно пытался схватиться хоть за что-то, но лишь почва попадалась на пути и летела ему в глаза. Сьюзен протянула руку, чтобы поймать его, но он находился слишком далеко. В итоге именно Корсэл спас мальчика. Однако в результате поимки Тома Джек потерял свой фонарик. Даррес тем временем привязал к чему-то веревку и спустил ее конец тем, кто еще не забрался. Олсон мысленно возмутился: что мешало ему сказать, чтобы подождали веревку внизу? С ней же проще. Но вслух не стал ничего говорить: нельзя голословно обвинять человека, вероятно, он просто не был уверен, что наверху найдется, к чему ее привязать.

Прошли долгие и тяжелые минуты, пока все наконец не оказались у расщелины. Вначале она была достаточно широка для всех, образуя что-то наподобие площадки, но сразу было видно, как сильно она сужается дальше. Даррес был прав: только один человек сможет пройти.

– Здесь мы можем дождаться, когда рассветет, – говорил Даррес, пока все отдыхали, сидя на каменистой земле. – А затем, – он глянул на мальчика, светя фонариком ему в лицо, – ты пойдешь последним.

– Что?! – возмутилась Алиса. – Он болен и слаб, он не может идти последним, кто-то должен следить за ним!

– Именно, – старик подарил ей жутковатую и чуть злорадствующую улыбку. – Полчаса назад он мог упасть на дамочку и на солдатика, которые были под ним, и погубить сразу трех человек, включая себя. А я не могу рисковать остальными.

– Боже, Даррес, – вступил в диалог Ричард, – неужели ты волнуешься за других? Не ты ли всегда пищал, что нас слишком много. Почему это для тебя теперь так важно – спасти как можно больше людей? Что-то мне не верится.

– Сынок, как только они поймут, что мы уже на горе, они пустятся вдогонку, пойдут по следам. Трупы – это след. Меньше трупов – меньше следов, следовательно, тяжелее найти выживших. Понятно изъясняюсь? Так что теперь самые слабые идут в конце. Меньше опасности для сильных.

Сьюзен заявила:

– Ты очень плохой человек, Джон Даррес.

– Не говори так, леди, – ответил он беззлобно, даже с капелькой удовлетворения, мол, я ждал такой реакции и сейчас все объясню, – это все во имя высшего блага. Я ведь помогаю вам почти за бесплатно, помнишь? – Сьюзен не ответила. – Ладно, это все лирические отступления. Итак, после того как поднимется солнце, мы выступаем. Я первый; сынок и солдатик в серединке; две леди и мальчик завершающие, и сами там уже решайте, кого вам меньше жалко и кто идет в конце.

– О, я теперь тоже леди! – воскликнула Алиса с наигранным восторгом. – Как быстро я повзрослела!

Даррес хмыкнул и, хитро посмотрев на Рика, ответил:

– С тех пор как в твоей жизни появился мужик, ты уже не девчонка.

– Вот черт! – возмутился Ричарл. – Даррес, Джек и Сьюзен, идите первыми, а мы трое пойдем в конце. Как он бесит меня…

Даррес пожал плечами, но будто бы расстроился.

– Как я уже говорил, они тебя замедляют. Снова.

Он прошел чуть вперед вдоль каменистой тропы и там, где расщелина становилась узкой, лег, протянув ноги в их сторону. Остальные решили дожидаться первых солнечных лучей на той же площадке. Алиса положила голову на грудь Рика и провалилась в короткий сон. Том не мог спать из-за головных болей, он сидел возле Алисы и массировал себе лоб.

Олсон это заметил.

– Тебе совсем плохо? – спросил с сочувствием.

– Ага, – не стал скрывать мальчик.

– Меня убивает мысль о том, что именно я затащил вас обоих сюда. И теперь я не могу придумать, как вернуть вас живыми и невредимыми. – Олсон в отчаянии взлохматил свои светлые волосы.

– Это не ваша вина, мистер Олсон. Вы не знали, что я болен. И я вас шантажировал. Вы думали, что у вас нет выхода. Но, сказать по правде, я бы никогда вас не сдал. Ни вас, ни Алиску.

– Теперь-то я это вижу, – очень тихо пробормотал Рик, жалея о времени, которое невозможно повернуть вспять. Благодаря полумраку, никто не видел, сколько боли таилось в его глазах – ее было даже больше, чем когда он читал Сермондо.

Оставшиеся двое тоже не скучали: они развлекали себя интересной беседой.

– Скажи мне, Сьюзен, почему ты убегала от солдат настолько быстро и лихо, что даже порвала блузку, если у тебя при этом был официальный билет?

Сьюзен опустила взгляд на свою одежду и прикрыла ладонями оголенную часть тела. Было еще темно, да и кофта порвана только снизу, там, где живот, однако молодая женщина не могла сопротивляться рефлексу.

– Меня почти изнасиловали, – призналась она после глубокого вздоха.

– Что? Как? Почему?

– Потому что мужики – мерзкие твари, вот почему. Вы примитивны и живете только инстинктами.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 07.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться