Багряное Пламя

Размер шрифта: - +

Глава 7

Беда пришла оттуда, откуда я ее совсем не ожидал. Через два дня нашего беззаботного существования в «Звезде» заявился посланник лорда Тристана Гильдергедорана – главы одного из мелькатских родов, правящих городом. Непроизносимая его фамилия резала слух, но вспомнив фамилию Валентайна, всё-таки отказался от колких комментариев. Естественно, наше прибытие в Гелем не осталось в тайне. Но что могло понадобиться от нас местному барону, я и представить не мог. Формулировка «засвидетельствовать своё почтение» мне не понравилась: я нутром чуял какой-то подвох, и потому внутренне напрягся, собираясь в резиденцию этого самого Тристана. Но отказаться от обеда с самым влиятельным человеком среди местного рыцарства я не мог: не поймут.

Естественно, кроме меня и Валентайна, оказались приглашены и прочие рыцари из отряда, а также Альвин, по причине болезни вынужденный отказаться от визита. Кеметы же не удостоились подобной чести, да они и не слишком огорчились, поскольку весь Гелем как явление ими презирался и порицался, а люди в нем и вовсе казались охотникам недостойными их внимания. Они заперлись в своей комнате, и весь день играли в кости и пили пиво, отказавшись даже от женской компании, предпочитая угрюмо надираться и ждать улучшения погодных условий. Под холодным мелким дождем мы конно и оружно явились в большую каменную резиденцию рода Гильдергедаран, где нас уже встречал промокший до нитки усатый мажордом и группа слуг, таких же мокрых и грустных. Сам Тристан восседал под навесом, на небольшом столике рядом с ним исходила паром чашка с чаем и громоздились легкие закуски. Позади – двое оруженосцев, судя по виду и вышитым на груди гербам с извивающимся драконом, слева, по всей видимости, жена, высокая женщина с бесстрастным лицом и бледными губами, сжатыми в узкую полоску. Сам лорд – высокий и статный, лицо красивое, гладко выбритое, голубые глаза горят молодцеватым огнем, несмотря на достаточно преклонный возраст их обладателя. Вылитый рыцарь, и по облику и по манерам, однако мне он сразу не понравился: было в нем что-то надменное и неприятное, разрушающее общую картину рыцарственности.

- Добро пожаловать в дом рода Гильдергедоран, господа! – приветствовал он нас, не выбираясь, однако из-под навеса.

Слуги в мгновение ока увели лошадей, и мажордом простуженным голосом принялся представлять прибывших гостей. Некоторые имена и фамилии моих спутников я уже успел забыть, и это напоминание пришлось весьма кстати.

- Кир Маркус, - хитро прищурившись, Тристан сграбастал мою руку и принялся энергично трясти, - вы сегодня единственный имперский аристократ среди мелькатской знати. Прошу, вкусите истинного западного гостеприимства!

- Премного благодарен за ваше внимание, сэр Тристан, - вежливо улыбнулся я, - непогода застала нас в самый неподходящий момент, и, думаю, никто из нас не откажется от вашего гостеприимства.

- Я уже наслышан о специальном отряде, присланном в Морхейм самим императором, но не думал, что доблестные воины его доберутся до нашей глуши. Прошу, проходите, скоро прибудут и остальные гости, а до того времени, я надеюсь, вы поведаете о том, чем мир полнится за пределами Ауреваля.

Стоило догадаться, что простым обедом дело не обойдется. Впрочем, как и всегда. Хотелось вернуться обратно в гостиницу и свернуться в клубок перед камином, но придется слушать мелькатскую речь, есть мелькатскую еду и слушать мелькатскую же музыку. Надеюсь только, что до Гелема еще не дошла мода устраивать балы и относительно спокойное пиршество не перерастет в неловкие телодвижения в моём собственном исполнении. Но, по всей видимости, пока западная знать только-только начала отходить от традиционных пьяных плясок, обрастая культурными слоями, местное рыцарство веселилось по старинке, и в полутемных залах резиденции даже не слышали о новых веяниях.

Внутри прохладно и влажно: высокие потолки, каменная кладка без намёка на утепление хотя бы слоем штукатурки. Оставалось только гадать, как здесь вообще можно проживать в условиях зимы. Или же это всё-таки летняя резиденция, приспособленная больше для приема гостей? Рыцари увлеченно болтали на своём языке, и я чувствовал себя послом при иностранном дворе: до того чуждо всё вокруг и непривычно. Но место мне выделили почетное, за одним столом с хозяином дома через два места от него. Ближе только два представителя других мелькатских родов, прибывших на полчаса позже: Карадир Шварц и Готфрид Леманн, крепко сбитые мужчины, обвешанные золотыми украшениями не хуже дам. Эти двое вместе с пышной свитой заняли добрую половину зала, а расшаркивания и перечисление их титулов заняли просто невероятное количество времени. Я как и всегда пропустил мелкие детали мимо ушей, оценивая лишь картину в общем, и подметил интересный факт: «моих» рыцарей посадили так далеко от меня, что в общем-то это можно было счесть за оскорбление. Сэр Валентайн хоть и был изгнанником, предавшим собственную веру и короля, но ведь и все здесь собравшиеся – такие же отколовшиеся от прежней родины изгнанники, пусть и наделенные куда большей властью и богатством. Но по внешнему виду рыцарей Ордена определить степень их оскорблённости я не смог: они спокойно и даже весело общались, если и пили наравне со всеми. Стол их – последний, дальше только оруженосцы, но, похоже, никого это не смущало.

Пир, как говорится, устроили горой. Столы трещали от всевозможных угощений: целиком запечённые молочные поросята, утки, гуси, куры, оленина, телятина и баранина, перепела в сметане, рыба жареная, пареная и варёная, овощи, грибы и ягоды, икра и хлеба, пиво, вино, брага и эль. И всё это благородные рыцари поглощали со скоростью и деликатностью голодных полудиких крестьян, расправляясь с блюдами в мгновение ока. Исключение составляли только Тристан и все, кто сидел с ним за одним столом: эти аристократы, похоже, успели перенять веяния прогрессивной элиты своей страны, и вкушали пищу с изяществом императоров, орудуя ножом и вилкой. Играла громкая и веселая музыка, выступали какие-то пестрые акробаты в странных костюмах, факелы на стенах неимоверно чадили, и зала быстро превратилась в душное и шумное пристанище жующих и чавкающих благородных свиней. Империя не один раз воевала с западными королевствами, захватывая их земли, но привить человеческую культуру, похоже, так и не смогла.



Cake The Cat

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться