Багряное Пламя

Глава 8

О том, что к Гелему приближается войско стратега, известил набатный колокол, ударивший совершенно неожиданно и страшно. Протяжный гул его в мгновение ока пролетел по окрестностям, заставляя перепуганных жителей бросить все свои дела и вывалить на улицы в ожидании разъяснений. Сначала все замерли, вслушиваясь в тревожный голос колокола, но затем, подобно волне, среди толпы начал распространяться тихий шепот, постепенно превращающийся в крик.

Собрав остатки вещей, мы галопом устремились к тому месту, где нас должен был встретить Тристан. Но рыцарь опередил нас, во главе кавалькады выехав нам навстречу. Обеспокоенное лицо его растеряло всяческие черты благородства и добродушия, и напоминало теперь лицо перепуганного мальчика, застигнутого за воровством соседских яблок.

- Стратег всё-таки опередил имперские легионы, - резко осаживая коня, Тристан едва не задавил попавшуюся на пути группу людей, куда-то бестолково бежавших, - три тысячи солдат сейчас направляются сюда, вся турма Флавия.

Мне очень хотелось отпустить какую-нибудь колкость, но я сумел сдержать себя. От Морхейма до Гелема дней шесть пути по тракту, для мобилизации стратиотов – еще дня три-четыре, если воины еще не были собраны в войско. Выходит, Корнелий оказался-таки извещен о предательстве Тристана, скорее всего кто-то успел отправить голубей, когда началась резня. А может быть, и раньше, заподозрив неладное. Как бы то ни было, выстоять против целой турмы, превосходящей количеством жителей города раза в два, шансов не было никаких.

- Единственный верный способ спастись для вас сейчас – это удариться в бега. Пусть горожане отправятся в леса, пока не поздно, часть – на другой берег Серебрянки. Уничтожив паром, мы сможем задержать их на достаточное время, - я попытался было образумить рыцаря, но увидев его глаза, счел куда более разумным замолчать.

- И все они умрут от холода и голода, если мечи килмарских безбожников не настигнут их прежде. Мы будем драться. И умрем с честью, - чеканя каждое слово, ответствовал Тристан, поглядывая на своих рыцарей.

- Сколько у вас воинов, позвольте поинтересоваться? Двести? Триста? Меньше даже, чем одна банда. В лесах у ваших людей есть шанс выжить, но здесь – нет ни единого.

- Моих воинов больше полутора тысяч. Каждый житель Гелема возьмет в руки оружие и встанет на стену, закроет собой пролом, если понадобится. Армия Флавия идет налегке, без осадных орудий, и потому не сможет взять стены, когда на них поднимется каждый, кто способен держать в руках оружие.

- Вы посылали разведчиков на другой берег? Что если они решат подстраховаться и перекрыть переправу, а еще лучше – отправить на пароме ударный отряд, который откроет ворота изнутри?

- Мои люди еще не вернулись, но если так случится, я прикажу уничтожить переправу.

- Тогда нам нужно на другую сторону, немедленно!

- Отправляйтесь, - кивнул Тристан, - у нас еще есть пара часов на подготовку, так что когда Флавий придет сюда, его будет ждать неприятный сюрприз.

- Если только горожане и вправду решат встать на стены. Всё-таки убивать безоружных людей гораздо легче, чем стратиотов.

Тристан одарил меня обжигающим взглядом, но промолчал, вместо ответа развернув коня и пустив его галопом по направлению к форуму. Быть может, его вдохновляющая речь и сможет подвигнуть кого-то на эту битву, но противостоять ветеранам легиона они не смогут. Быть может, Флавий и обломит об эти стены пару зубов, но итог всё равно будет одним: тысячи трупов и сожжённый город.

Мы не стали медлить, и как можно скорее направились к переправе. По другую сторону Серебрянки, несущей свои бурные глубокие воды с севера Ауреваля, располагались рудники и пара деревень, поэтому паром представлял собой широкое грузовое судно, двигающееся между натянутыми от одного берега к другому канатами, приводимыми в действие береговыми механизмами. На нем в Гелем обычно доставляли шкуры, мясо и руду, поэтому вместительность у парома была колоссальной: как минимум пять десятков человек за раз могли переправиться с одной стороны на другую и еще с десяток тысяч литр груза впридачу. Однако нас ждало жестокое разочарование: целая толпа народу уже пыталась сбежать этим путем, начисто перекрыв дорогу к спасению.

- Предлагаю просто проскакать через этих трусов и порубить тех, кто не захочет уступить нам свое место, - задумчиво покручивая кончик своих усов, поделился своей идеей Валентайн.

- Тогда мы сами будем трусами, разве нет? – ехидно ответил ему Тукка, - будем скакать сломя ноги, да еще и рубить ни в чем не повинных людей. Дела-а.

- Насчет их невиновности еще можно поспорить. Но ты не прав, маленький Тукка, поскольку мы ничего не должны этому городу, мы не воины сэра Гильдергедорана, и следуем нашей собственной миссии. Эти же трусы – просто бегут, оставляя свой дом и своего господина на расправу килмаровской погани.

Лицо Валентайна даже побагровело от возмущения, но Тукка только тихо посмеивался, глядя на исходящего праведным гневом рыцаря. Решать нужно было как можно быстрее, потому как непонятно, послал ли Флавий своих людей на другой берег, или же ограничится прямым ударом на город. Даже небольшой конный отряд неприятеля мог бы доставить нам кучу неприятностей, а помочь нам в схватке на противоположном от Гелема берегу попросту некому.

Но проблему нашу решили солдаты Тристана, появившиеся из соседней улицы. Плотный строй их с ходу врезался в задние ряды тех, кто пытался спастись бегством, и, прорезав насквозь, оцепил паром, стаскивая с него тех, кто уже успел погрузиться. Толпа заголосила, возмущенная, закричали женщины и дети, оттесняемые щитами стражи. Но противостоять слаженным действиям обученных воинов никто, разумеется, не смог, в особенности потому, что большая часть бегущих оказалась женского пола.



Cake The Cat

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться