Байкерша на каникулах

Размер шрифта: - +

Глава 27

POV Соколовский Денис

«Нет», – думал я, гладя девушку по шелковистым непослушным волосам, с тоской всматриваясь в парочку «Жека+Маня», сидящую на лавочке. – «Почему все нормальные девчонки засыпают на мужском плече, а эта в наглую арендовала мои колени?!» – наблюдая за сопящей Серафимой, испытывал незнакомый трепет в груди, вспоминая, что поначалу эта байкерша полностью соответствовала моим представлениям о девушках, уместившись-таки именно на моём плече… потом оно ей показалось, видимо, жёстким, либо же просто неудобным, и, щекой, словно кошка, Сима наглым образом ползла по моей груди… торсу… плавно опустилась к низу живота, что-то бормоча недовольно во сне… а меня уже лихорадило. Я такого возбуждения даже вспомнить сейчас не мог! Да и какое там «вспомнить», когда вся кровь прилила к нижней голове и пульсировала, оставляя кипеть в агонии неудовлетворённости!?

Когда «Volvo» доставило нас к подъезду невинной соблазнительницы, мне кажется, я забыл речь. Жека, до этого момента поглощённый беседой с Уваровой, повернулся и выжидающе посмотрел на нас, только сейчас замечая, что Мотаева… эээ… вымоталась, поэтому уснула, а я двух слов связать не могу, растерянно пожав плечами, стоило челюсти Марии открыться от удивления.

Блондинка рассмеялась, успокоив, что сейчас свой любимый «танчик» разбудит, но я не позволил, приказав шумной молодёжи выметаться из машины на лавочку, где эти два голубка теперь сидели и тихо ворковали, что-то обсуждая.

– И что же мне с тобой делать? – прошептал тихо, жадно вдыхая аромат персиков, который стал единоличным пользователем кожаного салона иномарки.

Девушка снова что-то пробормотала, заёрзав щекой… и у меня прервалось дыхание, когда голова Симы с одного бедра переползла сразу на два.

– Ммм… – застонал тихо, обречённо откидываясь на спинку сидения. Я представить не мог, что настолько невинное движение может возбуждать сильнее, чем стриптиз опытных клубных танцовщиц!!!

Убрав руки куда подальше от волос шатенки, так как касание к ним рождало совсем не невинные картинки в моём без того разбушевавшемся воображении, достал телефон и быстро набрал сообщение Ермолину: «Спасай меня, бро… я сейчас сдохну!»

И знаете что?! Этот гад прочитал смс-ку, посмотрел на моё несчастное лицо, положил телефон в карман и повернулся к своей зазнобе, дальше что-то ей втирая в уши.

Думал, убью гада!

«***» – мысленно выругался матом, понимая, что Джонатан Свифт верно сказал: «Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят!»

Сделав глубокий вдох и выдох, осторожно достал с задней панели треугольную подушечку, выполненную в форме запрещающего знака, и осторожно тронул девушку за плечо, морально готовясь к неловкой ситуации:

– Сима? Сима… просыпайся…

– Сейчас, пап… – забормотала девушка, уткнувшись носом в мой пресс. – Ещё чуть-чуть...

Стиснув челюсть, шумно втянул носом запах персиков, проклиная всё и вся.

– Сима, я не твой папа…

Девушка медленно отстранилась, ощупав, казалось, меня всего. Я же старался притвориться камнем, сунув подушку на стратегически опасное место, представив всё так, будто байкерша на не моём эрегированном члене лежала, а на мягком треугольнике.

– Ой… – Серафима пыталась проморгаться, хлопая длинными ресницами. – Денис? Я… я спала… на тебе!?

– Да. Эээ… не совсем на мне. Скорее на подушке, – казалось, вместе с девушкой краснею и я за компанию.

– На этой?! – щёки малышки вспыхнули, из малинового окрашиваясь в ярко бордовый цвет. – Ммм… извини…

– Ничего страшного со мной за пятнадцать минут не случилось, – дёргано улыбнулся я, поправляя треугольник, чувствуя, как из груди наружу рвётся смех.

«Боже… я – популярный московский, как нынче любят девки выражаться – «мажор», «двадцатилетний лоб» – как сказала бы уже моя дражайшая матушка, «растлеватель цыпочек и кур» – не осталась бы в долгу сестра – веду себя, точно молокосос, боясь отпугнуть несовершеннолетнюю дочь байкера!»

– Ммм… хорошо. Ладно, – сонная Серафима выглядела настолько очаровательно, что мой смех быстро пропал, поглощённый непонятно откуда взявшимся умилением.

Жадно наблюдая, как Мотаева пытается привести взлохмаченные мною волосы в порядок, понял, кого эта дива с серыми большими глазами мне напоминает – совёнок! Маленький, пушистый и до одури милый.

Тут же в душе поднялось возмущение, как на такую милоту может подниматься член!? Она же просто очаровашка! А эти ямочки!? Таких девушек хочется беречь, холить и лелеять… а я…

«Растлеватель!» – заговорила голосом моей сестры совесть.

Подушка немного угомонилась, прекращая подскакивать на моих коленях, чтоб их!

– Спокойной ночи, – прошептала Сима, опустив глаза снова на долбаный треугольник, реанимируя его одним взглядом.

«Дьявол!»

Я выскочил из машины первым.

– Проснулась? – захихикала блондинка, поднимаясь с места. – Хорошо, а то я уже мёрзнуть начала. До завтра, мальчики!

– А поцеловать? – хитро улыбнулся Ермолин, пытаясь схватить соседку по лавочке за руку, но та успешно отскочила.

– Здрасьте! Мы знакомы всего ничего… тебя сначала простерилизовать нужно, а потом продержать, не меньше недели, подальше от губ других девиц.

– Что? Это как?



Янышева Ольга

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться