Байкерша на каникулах

Размер шрифта: - +

Глава 29

«И вот мы здесь!» – окинула я взглядом шикарный ресторан, куда мы вошли семейством, и вся сотня гостей обратила на нас своё внимание. Мой локоть сжала Уварова, давая понять, что со мной при любом раскладе, но этого не требовалось. Во мне царили спокойствие и уверенность в себе. – «Соколовский и Ермолин приедут… с подарком для меня!» – даже становилось немного стыдно от внутренней радости. А ещё было неловко за то, что подарок мальчики привезут мне, а не сестрице… – «...хотя! Вон, сколько одноклассников пригласила Евочка! Ей же всё равно, как я буду чувствовать себя, просидев тридцать приглашённых без подарка?» – кинув быстрый взгляд на старших родственниц, успокоилась и улыбнулась.

Мама с Евой надели длинные платья в пол, будто они – топовые модели, а наше с Евой день рождение – показ мод. Папа нервно поправлял галстук, раздражённый сверх меры приказом бывшей жены – «надеть удавку на шею», как выразился сам несчастный.

На мой вкус, папа Олежа выглядел шикарно и без строгой чёрной верёвки. В конце концов, званию «нищеброд-байкер» нужно тоже уметь соответствовать!

Пусть дедушка Боря к папе относился лояльно, считая, что его дочери замужество пошло на пользу, и на этот счёт я спорить не имею права, потому что в ином случае праздновать наше с Евой день рождения сегодня было бы невозможно, однако Анджела (это я сейчас про свою родную бабулю говорю!) только так папу и величала, вечно морща своё интеллигентный носик, стоило тому оказаться в поле её зрения. Именно этот взгляд я стала ловить на себе последние два года.

«Так! Хватит о грустном!»

– Евпатий Коловрат! – вырвалось с уст Мани, когда хлопки из мини-салютов бахнули со всех сторон, осыпая нашу группку конфетти.

– Маша! – возмутилась мама, заметив, как захохотала пара высокопоставленных гостей, услышавших изречение миниатюрной блондинки.

– Что? – забегали глазки моего Нолика, умеющего вывернуться, благодаря светлой голове (я сейчас про ум!) из любой ситуации! – «Евпа́тий Коловра́т» – это не ругательство! Это легендарный русский богатырь! Герой рязанского народного сказания XIII века, времён нашествия Батыя…

– Маааааама! – застонала Ева, выпучив глаза. Конечно! Ева до самого обеда приходила в себя, ещё долго бушуя, что утро её совершеннолетия «поругано наглой сучкой» – цитирую первоисточник, поэтому продолжения блондинистого «словоблудия», за которым Маня в карман не лезет, её душа вынести не могла! – Я к друзьям!

– Я с тобой! – удивила меня родительница, в который раз подтверждая своё стремление к ветреной свистопляске молодёжи.

– Блиииииииин... – разочарованно протянула Уварова, поворачиваясь ко мне своей разочарованной моськой. – А я даже до погони за монголами не дошла! Что за сестра у тебя, Симка? Никакого азарта её троллить!

Я тихо засмеялась, на душе испытывая мерзкие, на самом деле, чувства: мама с Евой сменили курс, чуть ли не взлетев на небольшую сцену, где церемония награждения началась… а меня не позвали.

Уварова, прекрасно понимая, что и она, и я с мрачным папой, стоящим рядом, словно неподвижная колонна, – лишние элементы благородной элиты, бедные родственники, стоящие в сторонке – взяла нас под руки и ловко, будто на буксире, потянула к пьедесталу, сверкая белозубой улыбкой.

– Ой! Подарочки, дядя Олег! Пора нашу Сим-Симку задарить настоящей заботой и вниманием, о существовании которых тут никто из присутствующих даже не догадывается!

Я так расчувствовалась, что на глаза слёзы навернулись.

Быстро заморгав, улыбнулась ещё шире, стараясь казаться довольной жизнью.

«Да в самом деле! Может, они просто решили ускорить торжественную часть, а не хотели плюнуть мне в душу! Хотя бы мама...»

Кристина Мотаева, действительно, быстро подхватила меня за руку, стоило Марии только один раз, но громко сказать: «Пс!», и подтянула к Еве… под вспышки фотокамер.

«Вот же стрём!» – тем не менее, я тянула губы чуть ли не от уха до уха, демонстрируя идиллию нашей тройки. – «А кто знает?! Может, я тоже инстаграммщица?»

Когда я уже почти ослепла, дедушка Боря взял слово, открывая вереницу поздравлений… и в голову пришла мрачная мысль – у меня пятидесятилетний юбилей! Честное слово, лучше бы ослепла и оглохла.

«Здоровья и счастья...», «Здоровья», «Долгих лет жизни»…

Как оказалось, у приглашённой элиты воображение, как у воспитанников детского сада, потому что только дошкольники поздравляют именинника по кругу одной и той же репликой, изредка добавляя: «… и маму слушайся»!

Ева разделяла мои мысли, всем своим видом выражая скуку, пока я старательно изображала благодарность. Нет, ну, правда! Нравится- не нравится, а люди тебя поздравляют! Как можно быть такой неблагодарной!?

Когда наступила очередь молодёжи, я повеселела. Было совсем не обидно, наблюдать, как Еву искренне поздравляют с совершеннолетием, отпуская разные шуточки о мнимой вседозволенности.

Я осталась стоять на постаменте только потому, что мой Нолик пристроился в конец колонны, вынуждая меня быть в центре внимания до последнего. Даже успела заскучать, пока двери ресторана, сразу две створки, не открылись настежь, пропуская внутрь парочку «TWIX», которая очаровательным видом своих строгих костюмов перебила Младинскую Татьяну, лишая бедолагу словарного запаха.

Во мне воцарилась нервозность.

Вроде и видела этот подарок… даже вчера в шутку уговаривала отдать его, пока не вырубилась на подушке Дэна… а всё равно! Самое странное, что Ева стала так довольно скалиться, что у меня на душе кошки заскреблись:



Янышева Ольга

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться