Байки из склепа

Размер шрифта: - +

На безымянной высоте (фентези/боги)

– … и снежная лавина накрыла наших врагов, а нас вынесла на безопасную тропу, – закончил старый ветеран Северной войны.

Сидящие за его столиком подняли кружки эля с криком:

– Во славу Морниса!

Зола усмехнулся. Опять Арэн тешит толпу байками о богах. Зола был молод, но не столь наивен. Боги – сказка. Есть только меч, воля и отвага.

Кожа чуть светлее кокоса и карие глаза Золы – большая редкость в Эсдоре – выдавали уроженца далёких южных земель за Барьерным морем. Короткая стрижка «площадка», кожаная жилетка с наплечниками, шёлковые шаровары, перепоясанные шёлковой же алой лентой, широкий изогнутый клинок, выгравированный на ножнах рыцарь-дракон со щитом и мечом в лапах говорили о службе Золы в страже Его светлости.

Зола одним махом осушил кружку арметского вина, ударил ею по столу и вышел из таверны.

Занималась заря, и страж невольно задержался на Пьяном холме. С него открывался прекрасный вид на пробуждающийся лес. Не успела колесница Ратона показаться из-за горизонта, как буйство зелени сотряс рык царя зверей, изумрудный океан изрыгнул стаю птиц, над кронами понеслась трель, призывая всех встретить новый день.

Мать-природа, а не эригонские божки, – вот перед кем стоило преклоняться. Перед её красотой, силой, гармонией.

– Зола!

Страж знал этот голос. Сердитый взгляд упёрся в худощавого юношу, немытого, непричёсанного, в одеждах, на два размера больших должного. Воришка Тьехар. Зола как-то поймал его на краже, но дал шанс: в тюрьму не бросил, а заставил вернуть украденное и извиниться. С тех пор Тьехар считал Золу другом, а себя – должником. Появлялся он в самые неподходящие моменты, и отвязаться было сложно. Зола уже жалел, что не подверг парня суду.

– Доброе утро, Зола! – приветствовал Тьехар.

Страж ответил вымученной улыбкой.

– Сегодня начинаются морнисии. Ты будешь участвовать в состязании? Меня удивляет, что такой муж до сих пор не покорил ни единой горы.

– В моих родных краях таких гор нет. Я – плохой скалолаз.

Тьехар хотел возразить, но Зола добавил твёрдо:

– Я нужен господину. Праздники особо опасны для Его светлости.

– Неужели ты думаешь, кто-нибудь решится осквернить морнисии убийством? Это самоубийство! Морнис скор на расправу.

Зола ухмыльнулся и ответил:

– Ваш бог эфемерен. Не надейся на его суд.

– Осторожней, Зола. Так недолго под нож жреца попасть, – искренне испугался Тьехар.

Зола нахмурился.

– Уж не ты ли собрался настучать на меня?

– Что ты, Зола? Ты – мой друг.

– Знай, я на расправу тоже скор.

Прозвучал гонг. Как только дрожащий гул утих, металл снова взвыл и затянул плавную песнь. Жителей Эсдора созывали на главную площадь.

– Да здравствуют морнисии! – воскликнул Тьехар. – Идём!

Вор бросился бежать вниз по холму. Из таверны высыпал народ.

Зола вздохнул. Праздники он не любил. Шумные огромные скопления людей – лёгкая нажива для воров, удачное место для покушений. Предстоял тяжёлый денёк. За каждым – глаз да глаз.

Зола оглянулся на раскинувшиеся за джунглями горы. Может, в самом деле попробовать ославить себя? Быть нянькой у толпы или оставить след в истории, дать пику своё имя? Ответ очевиден. Но герцог… Можно сыграть на его самолюбии. Убедить, что победа Золы сделает честь и Его светлости. Останется только найти напарника, более менее сведущего в скалолазании. Зола даже знал, кто им будет…

На форуме всех поджидал Лозан – жрец храма Морниса. Этот человек никогда не нравился Золе. Лозан походил на падальщика – хищную, но трусливую птицу. Нос, точно у грифа, злые глазёнки, плотно сжатые губы, чёрное платье с капюшоном, словно оперение корунда, сгорбленная фигура. Даже голос напоминал карканье.

– Жители Эсдора, – громко промолвил Лозан с трибуны, – этот день настал. Морнис – бог, создающий метель и стужу, колкий лёд и пушистый снег; бог зимы, верный соратник в Северной войне ждёт ваших даров. Отблагодарите покровителя за победу так, чтобы он не отвернулся от нас в следующую беду. Пока Морнис милостив к нам, Эсдор будет стоять, сколь ни сильна была бы вражья сила. Но мы не можем только брать. Чем крепче наша вера, чем обильней дары, чем искренней благодарность, тем сильнее наш защитник. Идите же! Идите и отблагодарите Воина из воинов, Бога из богов. Сегодня храм Морниса открыт для всех.

Речь Лозана встретили восторженными возгласами. Весь день к храму бога зимы тянулась вереница эсдорцев. Перед статуей грозного Морниса преклонился даже сам герцог. Конечно, не с пустыми руками. После Его светлости божественного покровителя возблагодарили другие знатные эсдорцы и их слуги, за ними – стража, и лишь затем – ремесленники и купцы. Замыкали цепь землепашцы.

Зола, наверное, единственный осмелился не почтить Морниса. Страж знал, чей желудок набивают эсдорцы, кого обогащают. Не Морниса – Лозана и его помощников. Не благодаря же божественной заботе наполняются погреб и кладовые храмовников.



Алексей Карелин

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться