Байт 6. Наследник Утренней Зари. Проект "Земля".

Глава 6

VI

«Реальность – одна из ипостасей сна».

Хорхе Луис Борхес

Антон.

Перед отправкой в «Мир» мне пришла хорошая идея – пообщаться с Землей, ведь это она навевала мне сны о нужном и важном для нее. Может быть, и в этот раз поможет? Для этого пришлось побывать в подземельях горы Кифхойзер, узилища жадного Барбароссы. Я переживал, что не дождется теперь Германия свободы благодаря мне никогда, - нет больше легенды, кокнул я ее. Однако обошлось. Сидел ворчливый старикан за каменным столом и соратникам своим, шестерым Рыцарям Смерти, что-то под «Deutschland» «Рамштайна» брюзгливо выговаривал.

Почему именно там? Потому что под этой горой проходит единственный известный мне участок Пути, где такое общение возможно. Времени это заняло немного, с моими-то нынешними средствами передвижения, зато ее поддержкой и благословением я заручился. Кстати, может быть, мне старого короля надо было привести к капищу, а не Диму? У кого борода рыжее, это надо еще посмотреть! Но раз Земля ничего мне по этому поводу не сказала, значит, решение я принял правильное.

- Здорова, Кирант! – я спустился из Своей Личной комнаты и вышел на улицу. У входа в таверну меня уже поджидал довольно высокий для своей расы квадратный дварф, при полном параде. До этого Диму в игре я не видел. Похож на брата Гунштейна Корка, похож!

- Привет, Димон! Как твой топорик называется? – поинтересовался я, чтобы еще раз удостовериться в предсказуемости Матрицы – Системы.

- Не топорик, а секира! – потряс он ею с гордым видом, подтверждая мои догадки. – Риктигвенн! Правильный, или что больше ему подходит, - настоящий, друг!

- Пошли! – пригласил я его, придерживая входную дверь. – В Мою комнату. Спать…

- Ты уверен? – в его голосе уверенность точно не присутствовала. – С тобой? Там же кровать узкая! Не поместимся! Да и мне с Любашей неплохо!

- А мы обнимемся покрепче! – усмехнулся я, наблюдая увеличивающиеся глаза товарища. – Ты о чем думаешь вообще, извращенец? Как ты в сон собрался попадать, если не лечь спать?

- А ты про это! – обрадовался Дима, еле протискиваясь в дверь. Да-а! Действительно, можем не поместиться! Придется на полу ложиться!

- Секиру свою крепче держи! - дал я ему совет, укладываясь рядом на пол из грубо обработанных досок. Хорошо хоть чисто. – И это, за руку меня возьми на всякий случай! Чего ржешь? Глаза закрыл, и спокойной ночи! Не то, сам пойду! Ржет он!

Я закрыл глаза и попытался расслабиться. И уже через минуту ощутил, как меня нещадно кидает вверх – вниз. Палуба под ногами быстро поднималась на три человеческих роста и так же стремительно падала в пучину, заставляя желудок замирать и сжиматься в спазмах рвоты. Холодные волны уже унесли семерых, а трюм наполовину заполнился морской водой и разбухшие тюленьи шкуры носились вместе с ней, от носа к корме и обратно, своею массою мешая кнорру вовремя задирать нос и освобождать корму, из-за чего тот еще больше зарывался в огромные водяные валы.

Руль был сломан, и не осталось ни одного весла. Нас с Димой тоже давно смыло бы за борт, если бы мы не привязались к большому ящику, в котором везли сокровища, сколоченному возле недавно сломавшейся мачты.

Черт! Промашка вышла! В сон-то мы попали, да вот только в третью его часть. А нам в первую надо!

- Просыпаемся! – скомандовал я, ошалело вертящему головой товарищу. – Не тот эпизод! Нам в раньше надо!

- Как? – прорычал он, с трудом сдерживая рвотные позывы.

- Не знаю! – сплюнул я попавшую в рот воду. – Ущипни себя, что ли?

Вместо того он сжал своей клешней мое бедро.

- А-а! Себя, я сказал!

Он послушался, но эффекта оказалось ноль.

- Меня сейчас стошнит! – честно предупредил Дима, успевая отвернуться в противоположную сторону. – Вэ-ээ! Бу-э-э!

Короче, другого варианта я не вижу!

- Нам придется убить себя! – прокричал я ему в ухо, выплевывая воду, снова попавшую в рот с очередным пенным валом. – Иначе никак! Все равно подохнем!

- Надо, так надо! – покладисто согласился он. – Жалко, уровень потеряю!

- Наберешь еще! – не стал я его успокаивать. – На счет три! Я тебя мечом, ты меня топориком!

- Секирой! – он снова отвернулся. - Вэ-ээ! Бу-э-э!

- Пофиг! – я дождался, пока его желудок успокоится. – Раз! Два! Три!

Пришел я в себя там же, на полу комнаты в таверне. Мы были почему-то мокрые. В рыжей бороде Димы застряли остатки еды. Он очнулся только через десять секунд.

- Пришлось самоубиваться! – он сгреб лапищей слюни с усов. – Ты меня едва поцарапал! О! Уровень такой же остался! Только опыт с последнего срезали!

- Готов? – поинтересовался я. – Времени до полночи мало!

- Щас, водички хлебну! – он поднялся и пошел к столу с кувшином. – Хочешь?

- Не, нахлебался уже! – отказался я.

- А я все из себя… - он улегся рядом, сжал лапищей мое предплечье. – Спим?

На этот раз все прошло как по маслу. Всего-то и надо было, - отчетливо вспомнить самый первый момент того сна.

В одежде викинга, я куда-то иду. Есть! Оно!

Ньерд, кормчий нашего корабля, правая рука благородного Корка (читай – Димы), посланника короля Олафа, шагая между замшелых валунов, вслед за своими товарищами, в полголоса напевал «Сагу о берсерках»:

«Снится сон все один и тот же. Снится мне он, которую ночь: все куда-то идут... Я тоже. И сбежать и проснуться невмочь…»

Дальше я не слушал. И так наизусть помню. Диме же мой сон оказался в новинку, он крутил головой, пока не уперся взглядом в торящего в густом подлеске тропу помощника с корабля викингов.



Андрей Вичурин

Отредактировано: 28.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться