Байт 6. Наследник Утренней Зари. Проект "Земля".

Глава 13

XIII

«Я считаю первую любовь тяжелым и пагубным бременем

для души, вторую же – едва ли не величайшим счастьем».

Франческо Петрарка.

Всеслав.

Мальта.

Я сидел в беседке с чашкой кофе и размышлял.

До часа «Х» оставалось два дня. Мои попытки что-либо изменить в статусе «Безусловная Любовь» ничего не принесли, будучи обречены на провал изначально. Вне всяких сомнений, этот последний недостающий процент был завязан на Дайану, которая, как известно, и на дух меня не переваривала.

Шансов что-либо изменить я не видел. Кроме одного. Перстень с карбонадо для магосвязи с ней, Антоша мне отдал. Я про него Асе говорить не стал. И дело тут даже не в возможной ревности с ее стороны к моему прошлому в лице Дайаны, тем более что обо всех перипетиях наших с ней сложных отношений, вплоть до зачатия Антона с ее сестрой – близнецом, Ася в курсе. Дело в другом. Я уже не мальчик и понимаю, - не надо испытывать доверие любимых там, где в том нет необходимости. Предавать Асю не я собираюсь, в этом я уверен. А остального, ей знать не нужно.

- «Когда будешь?» - пришло сообщение от Лектора кола, заведующего набором добровольцев в ивент с нашей стороны. Когда я ему поручил заняться этим вопросом, сразу же дал контакты Абигора, у которого в свою очередь были подвязки с Лахидом. Макс должен был мне озвучить общие процентовки участников от всех союзников.

- «Через час в закусочной напротив фонтана» - отбил я. Макс знает это место на центральной площади Розы Ветров. Там подают неплохих цыплят - гриль. Он, как и я, не любит столицу, Меркаторию, предпочитая ее многолюдью размеренность провинциального уклада города свободных ремесленников. У него и семья живет в нем. Впрочем, все наши, я имею в виду моих оцифровавшихся боевых товарищей из реала, за исключением Сереги и Алияаниты и их тройняшек, которые стали жителями Грани и вошли в клан алого демона, обретались в Розе.

- Не переживай, батя, прорвемся! – обнадежил меня Антон, отдавая Ксюше засыпающего Алексу, с которым до того около часа возился в куче песка во дворе дома вместе с саламандрой, лепя куличи. Присел рядом на скамью. Ксюша забрала мальчика и ушла к Черте. Переговариваясь шепотом, они вместе зашли в дом. – Как дела там у твоих мужиков в «Мире»?

- У них, насколько я понимаю, порядок, - заверил я, проводив взглядом женщин. – В отличие от меня.

- Ничего страшного! – заверил Антон, хотя глаза говорили другое. Он был очень не рад предстоящему событию, и я его прекрасно понимал. Не за себя и не за меня он боялся, - ему теперь было за кого переживать. Впрочем, как и мне. Жизнь нашего с Асей первенца могла закончиться через три дня, так и не начавшись. Вместе с миллиардами жизней жителей Земли. Вместе с нашими жизнями, хотя насчет себя я не был уверен. И исход близкого противостояния зависел, в том числе и от моей готовности, замершей на отметке 99% и не позволявшей получить все плюшки, предназначенные персонажу класса «Творец».

- Спасибо за поддержку, Тошка! – я похлопал своей ладонью по его руке на столе. – Но, ты же знаешь, - это игра и даже просто полный сет шмота дает дополнительные бонусы. Что уж тогда говорить о нераскрывшихся до конца ветках развития? Очень надеюсь, что нет, - а вдруг, именно этих способностей и не хватит? К тому же, кто знает, какие возможности у меня откроются? Вдруг, нечто такое, что поможет коренным образом изменить ситуацию?

- В любом случае, мы все с тобой до конца! – он посмотрел мне прямо в глаза. – Мы все! Иного пути у нас просто нет! Ты сам всегда говорил, мы – семья! Вместе мы победим! Поэтому, прошу тебя, не делай такое озабоченное лицо, не давай женщинам повода усомниться в том, что мы в состоянии их защитить!

- Действительно это так заметно? – удивился я, хотя прекрасно помнил, - игрок в покер из меня никакой.

- Ты поговорил с Дайаной? – не стал отвечать он на мой вопрос.

- Пока нет… - ну, не смог я ему признаться, что не то чтобы боюсь этого разговора, просто даже само ожидание его мне неприятно до тошноты. Одни мысли о нем поднимают из глубин моей души нечто темное и омерзительное, давно погребенное на самом дне. И это нечто, казалось бы, давно забытое, может по-прежнему выбивать меня из колеи. Оказалось, оно сидело во мне все прошедшие годы саднящей занозой.

- До сих пор не разобрался в своем отношении к ней? – угадал мое настроение сын.

- Обманывать себя можно очень долго! – все-таки решил поделиться я с ним своими сомнениями. Я не бог, а пока лишь не до конца состоявшийся творец, мне сомневаться можно. – Все эти дни только и думал об этом. Даже сейчас, перед твоим приходом. Есть ли у меня к ней что-то? Вдумчиво думал, и пришел к выводу: да, у меня до сих пор осталось чувство! Но вот только, что это за чувство, - любовь, ненависть, обида за незаслуженное предательство, за показное пренебрежение из-за моего плебейского происхождения, за посеянные сомнения в моей состоятельности, как добытчика и отсюда нежелание зачать от меня ребенка? Этого с определенностью сказать я не могу. И уж тем более, в виду последних вскрывшихся тайн семьи Десмодонтьевых, я не могу на сто процентов быть уверен, кому это мое чувство адресовано.

Независимой, высокомерной и вожделенной тогда в любое время дня и ночи нынешней вампирессе Дайане? Или увидевшей во мне воплощение своих выплаканных в одиночестве девичьих грез, подложенной ею под меня и, как оказалось, не менее вожделенной затворнице Диане, родившей мне тебя?

- Это точно! – хмыкнув, согласился Антон. – Об их семейное древо и сам черт зубы сточит! Ты просто реши, - вот есть хорошее, и есть плохое, в отношении их всех. Что перевесит?



Андрей Вичурин

Отредактировано: 28.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться