Байт 6. Наследник Утренней Зари. Проект "Земля".

Глава 19

XIX

«Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения…

Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».
Эрнест Хемингуэй.

               Всеслав.

               Неизвестно где.

- С возвращением! – приветствовал меня приятный баритон. Черный сгусток, в котором смутно угадывалась человеческая фигура, едва заметно шевельнулся у дальней стены помещения непонятного размера, погруженного в полумрак.

- И Вам здравствовать! – вежливо ответил я, не зная как себя вести дальше. Данный персонаж в корне отличался от всех остальных, встреченных мною раньше, хотя я его и не видел отчетливо. От него прямо так и веяло скрытой мощью, безграничными возможностями, уверенностью в себе и непреклонностью. И в то же самое время, - спокойствием и, как это ни странно, - безопасностью. Словно в раннем детстве брат спрятал тебя за своей спиной от хулиганов, и ты твердо уверен – теперь все будет хорошо!

Сбоку от тени в воздухе появилось объемное изображение, - призрачная Та Суил врезается, просачивается в Землю, все больше материализуясь и разрывая ту изнутри, и умирает сама, превращаясь вместе с Землей в груду разбросанных в космосе астероидов и каменных глыб. Вид двух разрушающихся по моей вине планет поразил меня. Неужели все это все-таки происходит?!

И тут же пришла мысль: «А, не так ли погиб в свое время Фаэтон?»

Но это еще не конец трейлера. Камера снова падает вниз, показывая невредимую Землю. Только это не та Земля, на которой жили мы. Это Та Суил на месте нашей планеты! В кадр попадает, то лицо счастливой роженицы - дроу с младенцем - на руках, то азартный охотник-гоблин, сделавший меткий выстрел в какого-то восьмилапого зверька, то дети-вампиры с восторженным визгом бегущие за воздушным змеем в виде летучей мыши. Тысячи счастливых и довольных лиц. Других лиц. Чужих лиц…

Я ничего не имею против их счастья! Но неужели, чтобы они чувствовали себя такими, я должен был все потерять? Неужели Земля должна была уступить свое привычное место созданной мною новой реальности и исчезнуть окончательно? Только для того, чтобы наступил такой вот фэнтезийный рай? А может быть, все было предопределено еще тогда, когда я только искал типажи персонажей, рассматривая картины Луиджи Кройо, развешанные в коридоре особняка ОББ и поражался фатальной предопределенности  и монументальной безысходности, излучаемой героями его картин и боясь новых возможностей генетически обновленного человечества?

Картинка начинает дергаться, идет квадратиками и замирает. Затем все темнеет окончательно.

- Как тебе будет житься в одиночестве? Без друзей, без семьи? – дав мне, немного времени прийти в себя, с легким сочувствием поинтересовался собеседник, лицо которого в полутьме я по-прежнему не мог разглядеть. – Множество миров октеракта теперь под твоей рукой! Они смогут их заменить? Заменить Землю?

- Ничто и никогда не заменит мне семью! – не стал я отступать от своих воззрений на жизненные ценности, стараясь пока не думать о более глобальных вещах. И так было невыносимо больно от невосполнимой утраты. – Никакие миры, ни богатства всех их вместе взятых, ни мнимая власть над миллиардами разумных, ни манящие тайны ушедших цивилизаций не могут заменить человеку умерщвленные части души! И если бы я мог поменять весь Мультиверс на жизни моих родных, только так я бы и поступил!

- Ты же теперь Творец, суть своих миров! – без тени малейшей насмешки продолжил голос из темноты. – Тебе не пристало жалеть единицы в ущерб миллионам! Тебе невместно мыслить ограниченными человеческими категориями!

- Став Творцом, я не перестал быть человеком, как бы кому-то этого ни хотелось! – возразил я, не думая о возможной реакции собеседника. Я до сих пор не знал, с кем разговариваю. Возможно, с одним из неведомых Высших или другим не менее могущественным персонажем непонятной до сих пор для меня Игры, в которой я неизвестно как оказался. Да и хрен бы с ними всеми! Богами, Высшими, Титанами, Иерархами и прочей шелухой! Все что возможно, я уже потерял и кроме смерти мне бояться нечего!

А ее, ненаглядную, я не просто жду, а жажду теперь, как юнец, познавший радость первого проникновения. Так что, обломитесь, вседержители! Не тварь я дрожащая, а право имею, на свое, отличное от вашего, мнение!

– Я не считаю, что количество когда-то сможет заменить качество! - высказал я его. - Более того, - я теперь это знаю наверняка, потому что сам могу менять физические константы и законы в своем октеракте! Одно Солнце не заменишь триллионом свечей, одно счастье миллионом удовольствий, а одну любовь, тысячей дружб!

- Ты уверен? – прозвучал неожиданный вопрос вместо нареканий.

- Уверен! – твердо ответил я, готовый ко всему. Помирать, так с музыкой!

- Тебе, тому, кому подвластно пространство и время… - озвучил мои новые способности голос. - Ты мог бы направить его вспять! И вернуть все, как было! Почему бы тебе не воспользоваться такой очевидной возможностью?

Я задумался. Если я действительно могу это? Почему нет? И что, мне так и гонять время туда – сюда, как Тошка в своем приборе, пока не придумаю, как избежать катастрофы, как не дать взаимоуничтожиться двум мирам? Придумаю ли я такой способ вообще? И имею ли я на это достаточно моральных оснований? Если каждый потерявший родных и любимых станет делать нечто подобное? Во что превратится эта Вселенная?

- А знаешь? Я, наверное, так и сделаю! – высказал я неожиданный для самого себя результат тяжелых сомнений, чувствуя, как приливающая кровь стучит в висках.

- То есть ты готов пожертвовать количеством ради качества? – безо всякого ехидства поинтересовался голос, просто констатируя факт. – Только из-за того, что это близкие тебе люди? И не люди?

- Да! – не стал придумывать я для себя оправданий. – Я такой! Все ради семьи!

В ответ мой собеседник рассмеялся. Легко и непринужденно. Словно я сказал нечто до невероятности смешное. И такая меня злость от этого пробрала, что я готов был броситься на него и придушить, даже если это и будет стоить моей никчемной жизни!



Андрей Вичурин

Отредактировано: 28.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться