Балбес

Размер шрифта: - +

Глава пять, в которой Балбесу предлагается быть Балбесом

Если кратко пересказать длинную эпопею от Гендальфа, последнее обновление вышло, как всегда, неготовым. И это ещё мягко говоря! Ну и они весьма сильно накосячили с архитектурой. Кто именно виноват, сейчас пытаются обнаружить, но суть от этого уже не изменится. Новое обновление оказалось подключено сверху ограничения боли. Это обнаружили слишком поздно, обновление отложить было слишком поздно, были бы многомиллиардные потери… Как обычно, нелепые отмазки исполнителей, что “им приказали”. Тьфу, как я ненавижу людей, перекладывающих ответственность на “приказателей”!

В общем, в раскалённой магме я оказалась без ограничителя боли. Обжигающая боль пожара оказалась для меня ещё страшнее — просто потому, что я подобное уже переживала. Мое сердце, и так нездоровое после первого пожара, остановилось. Капсула пыталась реанимировать меня, собрав напряжение со всей подсети, и загорелась. Мое тело сгорело в момент перерождения моего персонажа, и именно поэтому мое сознание осталось в игре.

С перерождением тоже всё очень неочевидно. Оказывается, обновление вводило элементалей. Для того, чтобы стать огненным элементалем, нужно было выполнить длинную цепочку квестов, приобрести временное бессмертие или неуязвимость от огня, и, с новыми навыками, смело прыгнуть в жерло вулкана. Я была не единственной, кто уже успел прыгнуть, но единственная, кто достигла магмы технически живой (спасибо колечку падения), что запустило цепочку перерождений. Те, кто погиб при прыжке, тоже сильно сдвинулись по квестовой цепочке для перерождения, но расой огненного элементаля обладаю сейчас только я одна.

— А другие элементали? — уточнила я.

— Есть парочка, — неохотно признал он. — Но с ними работают мои коллеги, и я не уполномочен разглашать никакие подробности.

Я задумалась. Как это возможно? Почему я выжила?

— А есть ещё такие… выжившие? И другие элементали — выжившие, или обычные ребята? Почему это получилось? Как моё сознание смогло остаться в игре? Значит ли это, что я — всего лишь НПС с подобием самосознания?

— Нет, не значит, — админ вдохнул. Его лицо внезапно постарело. Интересно, это его реальная внешность или всё же аватар? — Сейчас мы разрабатываем полную синхронизацию человека и его модели в виртуальной реальности. Какие-то успехи уже есть… но на людях опыты не проводились. Сама понимаешь, опасность смерти в реальности есть всегда, за такие опыты всю корпорацию бы прикрыли и на деньги не посмотрели. Но… мы делали опыты на животных. Крысах, обезьянах. Даже дельфинах. Они, фактически, полностью встраивались в игру. Как НПС? Не знаю, так же или иначе. Да и что такое НПС?

Некоторые, конечно, просто набор функций и команд. Но и они могут развиваться. Учиться, думать, чувствовать. Впрочем, ты наверное и сама замечала, что некоторые НПС — просто набор инструкций, а некоторые - почти такие же живые люди. Фактически, полностью развитые НПС-дельфины не особенно отличаются от перенесённой модели сознания дельфинов… Возможно, то же и с людьми.

— Так вот, — продолжил он, попив воды — сотворённой, опять же, из этого вездесущего облака, — опыты над животными показали, что всё хорошо. А опыты над людьми мы не проводили. Но… несколько человек в процессе игры погибло от сердечных приступов. И остались жить в игре. Официально они мертвы — мы не сразу их заметили. И их было очень мало — только те, чей мозг был в особом состоянии при смерти и полностью здоров. И… только те, кто погибли в жизни во время смерти в игре. Мы ещё не до конца поняли, почему именно такие условия. И это — всего несколько человек, даже с последним обновлением вас не больше десятка. Извини.

Он вздохнул.

— Мне… мне надо побыть одной, — пробормотала я. Встала, отвернулась от него и пошла. Просто прямо. Какая блин нахрен разница, куда идти?

***

Я шла весь день, ела и пила какую-то ерунду, которую делала из неба. Когда, по моим ощущениям, наступил вечер, я поставила стол, какой стоял у меня на кухне, и представила огромную тарелку пельменей, которые съела с большим аппетитом. Накрутила себе кровать, о которой всегда мечтала, огромную кучу подушек, и легла спать. Небо стало звёздным и в какой-то момент мне показалось, что оно сочувствует мне и понимает меня. Почему-то, засыпая, я ощутила себя на волнах неистовой, но ласковой реки, и, вопреки всему, на моих губах играла улыбка.

На следующий день — а он наступил, и вместо привычно серо-белого потолка, заляпанного комаринной кровью, вопреки всем надеждам, я увидела снова безоблачное небо. И ещё ко мне опять пришёл админ. На этот раз он не стал лезть мне в душу или рассказывать новые страсти, а перешёл к сути игрового процесса.

Конечно же, мне полагалась куча плюшек. Возможность обретать плотную форму и даже менять пол. Плащ, скрывающий имя, расу, класс игрока. Возможность раз в неделю приходить в небесный конструктор на любое время — правда, уносить отсюда было ничего нельзя. Возможность связываться напрямую с приставленным лично ко мне админом. Только так, чтобы другие игроки не видели, конечно. И, наконец, регулярный и весьма существенный доход.

И это всё мне предлагали за сущую мелочь. Я должна была на них работать! Вернуться к своим друзьям, — ну или не возвращаться, а просто изучать мир. Продолжать быть Балбесом. При этом отслеживать баги, выполнять иногда мелкие задания…

Не дослушав моего неудачного наставника, я вскочила и со всей дури, коей в мне было немало, залепила ему пощечину. Всегда мечтала залепить кому-нибудь пощечину, но при жизни как-то не получилось. Хоть сейчас отыграюсь.

— Неужели вы думали, что парой плюшек сможете меня купить? Что я стану шпионить за своими соратниками? Вы запихнули меня в эту игру, не позволив мне даже умереть, а теперь я должна на вас работать? Вы не хотели меня сначала спросить об этом? — мой голос звенел от напряжения, так что Гендальф, растерянно потирая щеку, попятился.



Алина Зайкова

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться