"Балканский рубеж"

14

14

Владимир продолжал ломать голову над тем, как поступить в такой сложной ситуации и сделать лучше и для семьи Милены, и вместе с этим, хоть немного облегчить терзания Егора.
Командир уже было решил добиваться того, чтобы летчика перевели в другую военную часть, подальше от этой семьи для того, чтобы он ненароком не затеял ссору, а то и драку с супругом своей возлюбленной, но буквально через пару дней, когда Милена и Стефан только вернулись в Калининград, из Москвы пришел приказ о перераспределении, и Егора теперь забирали в столицу. Мужчина был превосходным стратегом и тактиком, и именно этот специалист требовался сейчас в генеральном штабе.
Егор, узнав печальные для себя новости, продолжал дозваниваться Милене, но она не отвечала ему, решив окончательно забыть летчика, да и боясь того, что Стефан может узнать об их телефонном разговоре.
Супруг после возвращения сразу же приступил к работе, но теперь старался больше времени уделять Милене, заботясь о ней. Девушка еще продолжала трудиться в госпитале вплоть до начала декретного отпуска, и в целом, она чувствовала себя неплохо.
Егор на какой-то период смог забыть о ней, отвлекался работой, различными проверками, посещал летные испытания, и даже читал лекции в Академии военно – воздушных сил, но вскоре снова сильно затосковал по Милене.
Теперь он искал любой возможности отпроситься в Калининград, но его не отпускали даже на один день. Тогда мужчина созвонился со своим единственным, настолько близким другом, Владимиром и рассказал о своей проблеме.
-Ты знаешь, все к лучшему… Милена ждет ребенка, и сейчас ей, как никогда, необходим покой… Не надо мучить ее. Кто знает, чем бы закончился разговор со Стефаном? А если вы поубиваете друг друга? – объяснял командир.
-Беременна? Как? Сколько недель? – будто не слыша остальное, спросил Егор.
-Откуда же мне знать? Беременна. Стефан очень о ней заботится, очень любит. Тебе не о чем переживать. – заверял он.
-Послушайте… Так этот ребенок может быть от меня. Мне срочно надо с ней увидеться. Прошу Вас, напишите какое-то ходатайство, что ли… - взмолился летчик, начав еще больше рваться к любимой.
-Ты с ума сошел? Если ты не думаешь о ней, ее тревогах, ее покое, и о том, что она может потерять ребенка из-за переживаний, то подумаю я. Никуда ты не поедешь. – строго произнес Владимир.
-Как? ... Но я… - -пробормотал Егор, с трудом для себя осознавая то, что этот умудренный жизненным опытом человек, прав, хотя, безусловно, сердце, тянувшееся к Милене, говорило ему обратное.
-Да. Вот так. Ладно, потом созвонимся. Некогда мне тебя успокаивать. – вскоре отключил вызов командир.
Милена тем временем постепенно готовилась к рождению ребенка. На четвертом месяце беременности она прошла Узи, и на этом исследовании присутствовал и Стефан.
Теперь супруги узнали о том, что у них будет дочь.
Муж предложил назвать ее Софией, поскольку ему очень нравилось это имя, и, вообще, оно было одновременно и русским и сербским.
Стефан уже постепенно стал приходить в себя после измены, и осознавал то, что эти хлопоты перед рождением малышки, и эти мысли о том, какой она будет, и ожидание ее появления на свет – все это ему очень нравится и вызывает теплые чувства, а факт предательства любимой уже не так остро пронзает душу, и понемногу стихает.
Спустя несколько месяцев Стефан узнал о том, что Егор получил звание генерала, и сообщил об этом супруге, решив, что ей интересно то, как сложилась дальнейшая судьба ее сложного пациента.
Милена лишь ощутила то, что где-то в сердце эти новости отозвались воспоминанием тех дней, что они провели вместе, и была удивлена тому, что Егора давно перевели служить в Москву. До этого девушка считала то, что игнорированием телефонного разговора ясно дала понять своему любовнику то, что не хочет продолжать общаться, и только поэтому он до сих пор не нашел ее, ни разу больше не встретился где бы то ни было.
Милена искренне радовалась его успехам, но ее пугало лишь то, что Егор может внезапно приехать для того, чтоб выяснить отношения со Стефаном, или разболтать ему все по другим каналам связи, и тогда бы ее хрупкое счастье мигом рухнуло.
Она уже давно раскаялась в своем странном поступке, когда поддалась страсти и слабости, и теперь, к тому же видя постоянное проявление любви и заботы Стефана к себе, ощущала то, что готова прожить всю оставшуюся жизнь только с ним.
Милена уже не раз вспоминала то чудесное спасение, когда они со Стефаном очень много лет назад сбежали от террористов, и ту ночь, когда она спасала его, накладывая швы и переливая свою кровь, и в очередной раз убеждалась в том, что по - настоящему любит, и любила только этого единственного человека.
Стефан и сейчас старался исполнить каждый ее каприз, и сам, без помощниц, выполнял с супругой домашние дела, и каждый вечер после работы спешил домой для того, чтобы почти неразрывно быть с Миленой, особенно в период беременности.



Дарья Волгина

Отредактировано: 09.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться