Балкон

Размер шрифта: - +

Балкон

Ночь. Оче­ред­ная бес­сонная ночь. Она сто­ит на бал­ко­не, уку­тан­ная в мяг­кий тёп­лый плед. Нас­лажда­ет­ся тёп­лым све­жим вет­ром, на­бира­ющей обо­роты, вес­ны. Ко­му-то мо­жет по­казать­ся, что сто­ит Она здесь од­на ночью по при­чине ка­ких-то ве­ликих тер­за­ющих её дум. В ка­кой-то сте­пени имен­но так и есть: не так-то прос­то ус­нуть, ког­да не мо­жешь пе­рес­тать ду­мать о том, по­чему всё жи­вое и не­живое на этой пла­нете не плю­щит от столь вы­сокой ско­рос­ти вра­щения Зем­ли вок­руг сво­ей оси и Сол­нца. Так и сто­ит Она на бал­ко­не пог­ру­жен­ная в мир, од­ной ей по­нят­ных, мыс­лей. В ка­кой-то мо­мент её взгляд цеп­ля­ет­ся за тём­ный си­лу­эт, не спе­ша иду­щего че­лове­ка. «Мань­як в ожи­дании оче­ред­ной жер­твы». - зак­лю­ча­ет она. Что ещё мож­но по­думать о че­лове­ке, про­гули­ва­юще­гося в три ча­са но­чи!? Но вот, этот че­ловек ос­та­нав­ли­ва­ет­ся, мед­ленным взо­ром оки­дыва­ет парк, дет­скую пло­щад­ку, дом, бал­кон. Бал­кон, на ко­тором Она. «Упс, - ду­ма­ет она – про­щай­те ко­тят­ки, пе­чень­ки, цве­точ­ки, ко­торые я опять за­была по­лить». Так Он сто­ит и прос­то смот­рит ещё не­кото­рое вре­мя. - При­вет, - го­ворит он. - П-п-при­вет, - про­из­но­сит она на ав­то­мате. «Луч­ше его не злить, всё хо­рошо, тем бо­лее, что мёр­твой прит­во­рят­ся уже поз­дно». - Не спит­ся? – спра­шива­ет он. - Не по­луча­ет­ся, - от­ве­ча­ет она. - Вот и у ме­ня то­же не по­луча­ет­ся, - вто­рит он ей. - П-п-по­чему? - Мыс­ли... - Толь­ко не го­вори­те, что то­же ду­ма­ете о, вра­ща­ющей­ся на бе­шеной ско­рос­ти, пла­нете, -пе­реби­ва­ет его Она, - или Вы слиш­ком прос­ты и ду­ма­ете о том, не ма­ра­ют­ся ли у Ко­лоб­ка гла­за во вре­мя его по­кату­шек? - Бо­юсь, мои мыс­ли не столь гран­ди­оз­ны, как Ва­ши, - улы­ба­ясь, от­ве­ча­ет Он. - Но что-то же не да­ёт Вам ус­нуть, ведь так? - Так. - Вы не слиш­ком мно­гос­ловны для че­лове­ка, ко­торый сам на­чал раз­го­вор, не на­ходи­те? - Де­ло в том, что я не пла­ниро­вал с кем-то сей­час го­ворить, прос­то хо­тел Вас ус­по­ко­ить, что­бы Вы не ду­мали, что я ка­кой-то по­луноч­ный мань­як. - Пф, и в мыс­лях не бы­ло, - с нер­вным смеш­ком от­ве­ча­ет Она. - Врё­те. - Ес­ли толь­ко са­мую ма­лость, - улы­ба­ясь, от­ве­ча­ет Она. - Не пос­чи­тай­те ме­ня наг­лым, но не мог­ли бы Вы спус­тить­ся? Нет-нет-нет, не пу­гай­тесь Вы так, - от­ве­ча­ет Он, ви­дя её, ок­ругля­ющи­еся в ужа­се, гла­за, - бы­ло бы про­ще раз­го­вари­вать, ес­ли бы на­ши ли­ца на­ходи­лись, хо­тя бы, на уров­не од­но­го эта­жа. - Ага, уже бе­гу... спать! – сар­касти­чес­ки от­ве­ча­ет Она. - В та­ком слу­чае не пу­гай­тесь, - от­ве­ча­ет Он, стре­митель­но нап­равля­ясь в её сто­рону. - Ты ку­да по­лез, яма­каси чёр­тов? Это тре­тий этаж, да­же ес­ли очень силь­но под­на­тужишь­ся, шан­сы не­вели­ки, – с не­вери­ем про­из­но­сит Она. - А вот это мы сей­час и про­верим, - ух­мы­ля­ет­ся Он, ка­раб­ка­ясь по со­сед­ним бал­ко­нам. И вот, бук­валь­но в мгно­вении ока Он сто­ит пря­мо пе­ред ней, улы­ба­ясь, как маль­чиш­ка. - Сов­сем нес­ложно, а Вы бо­ялись, - ехид­но за­меча­ет Он. - Нес­ложно!? За­то как мне сей­час слож­но не по­терять соз­на­ние или не за­вере­щать на всю ули­цу от стра­ха! Ты за­чем сю­да за­лез? – со злоб­ным ши­пени­ем спра­шива­ет Она. - Вот мы не­замет­но пе­реш­ли на «ты», - улы­ба­ясь, про­из­но­сит Он. - ХА-ХА!!! Очень смеш­но! А ну, брысь от­сю­да! - Всё же так хо­рошо на­чина­лось, что ж ты злая-то та­кая? Не со­бира­юсь я те­бя уби­вать или на­сило­вать! Я хо­чу прос­то по­гово­рить: ты не спишь, я не сплю – прос­то по­гово­рим и ра­зой­дём­ся. - Хо­рошо, но я, на вся­кий слу­чай возь­му в ру­ки... – Она ли­хора­доч­но ищет что-то взгля­дом, - лак для во­лос. - За­чем он те­бе? – не­пони­ма­юще спра­шива­ет Он. - Бу­дем де­лать при­чёс­ки, дав­но меч­та­ла, что­бы ме­ня ночью зап­лёл со­вер­шенно нез­на­комый му­жик, что тут не­понят­но­го? - с сар­казмом от­ве­ча­ет Она, - наб­рызгаю те­бе в гла­за, ес­ли мне что-ни­будь не пон­ра­вит­ся, так что ве­ди се­бя хо­рошо. - О, Бо­ги! Жен­щи­на... – те­ат­раль­но хва­та­ясь за го­лову, про­из­но­сит Он в не­бо. - О, Бо­ги! Ка­питан Оче­вид­ность! – пе­ред­разни­ва­ет Она. - Сколь­ко те­бе лет? – спра­шива­ет Он. - Оч­ко. - Что «оч­ко»? – не­пони­ма­юще хму­рит­ся Он, на вся­кий слу­чай ос­матри­вая се­бя. - Оч­ко, зна­чит двад­цать один, - улы­ба­ясь, от­ве­ча­ет Она, об­ло­качи­ва­ясь на пе­рила. - А, те­перь по­нят­но. Столь «по­этич­ное» обоз­на­чение воз­раста свя­зано с ка­кими-ли­бо пе­режи­вани­ями? Или те­бе прос­то нра­вит­ся как это зву­чит? - Зна­ешь, ни­ког­да об этом не за­думы­валась, но что-то, как ты за­метил, в «по­этич­ном» обоз­на­чении мо­его воз­раста, есть. Он воп­ро­ситель­но под­нял бро­ви в ожи­дании про­дол­же­ния. Она не зас­та­вила се­бя дол­го ждать. -Вот смот­ри: мне двад­цать один год, ка­залось бы, уже взрос­лая де­вуш­ка, ко­торая так или ина­че оп­ре­дели­лась в этой жиз­ни, ну или хо­тя бы зна­ет, че­го хо­чет в бли­жай­шие лет пять, до­пус­тим. Да? А вот и нет! Я во­об­ще ни­чего не знаю о сво­их пла­нах хо­тя бы на зав­тра, не го­воря уже о пос­ле­зав­тра... и мне, в прин­ци­пе, жи­вет­ся весь­ма неп­ло­хо: у ме­ня есть лю­бимый и лю­бящий мо­лодой че­ловек, ра­бота, учё­ба, друзья, под­руг, прав­да, нет, но ме­ня это не огор­ча­ет, да­же на­обо­рот – не люб­лю тра­тить вре­мя на пус­тые раз­го­воры о пар­нях, кос­ме­тике, на­качен­ных гу­бах и зад­ни­цах. Так о чём это я? Ах, да! Так вот, мне двад­цать один, все ждут от ме­ня серь­ез­ности, важ­ности. Ну, зна­ешь, что­бы хо­дила с та­ким ли­цом, буд­то я Ца­рев­на Нес­ме­яна, ко­торая не пе­рес­та­вая ду­ма­ет о гло­баль­ных проб­ле­мах че­лове­чес­тва. А я так не хо­чу, не мо­гу: я при­вык­ла ра­довать­ся ме­лочам, сме­ять­ся, ес­ли мне смеш­но, пла­кать, и пле­вать, что по­течет тушь или соп­ли. Прос­ти, не слиш­ком по­этич­но. - Хм, про­дол­жай, я как-ни­будь пе­ретер­плю. - По­нима­ешь, я хо­чу быть со­бой, не иг­рая ка­кую-то, ви­димо, толь­ко мне не по­нят­ную, роль. Осо­бен­но я это­го бо­юсь, ког­да ви­жу сво­их, те­перь уже быв­ших, од­ноклас­сниц; они с ролью взрос­лости весь­ма неп­ло­хо справ­ля­ют­ся: хо­дят с ли­цами, буд­то гов­на по­ели... - Ни­ког­да ещё не встре­чал де­вуш­ку с та­кими не­обыч­ны­ми та­рака­нами в го­лове, - сме­ясь в го­лос, пе­реби­ва­ет её Он. - Ой, всё! – за­каты­ва­ет Она гла­за, - вот те­бе сколь­ко лет? - Трид­цать один. - Ого, та­кой древ­ний!? А у Год­зиллы прав­да вер­хние лап­ки ма­лень­кие? – с ин­те­ресом спра­шива­ет Она. - Я те­бя сей­час с бал­ко­на ски­ну, - уг­ро­жа­юще, при­щурив­шись, па­риру­ет Он. - Во­об­ще-то, на­пом­ню те­бе, это мой бал­кон и ски­дывать от­сю­да ко­го за­хочу, мо­гу толь­ко я. И не за­бывай о мно­гофун­кци­ональ­ном ла­ке для во­лос в мо­их ру­ках, - тря­ся бал­ло­ном, от­ве­ча­ет Она. - Хо­рошо, жен­щи­на, сда­юсь, - под­няв ру­ки, быс­тро от­ве­ча­ет Он. - То-то же! Так вот, про­дол­жу свою мысль. Ты же не про­тив? – спра­шива­ет Она, пе­реб­ра­сывая бал­лон из ру­ки в ру­ку. - Про­дол­жай­те, ба­рыня, как Вам бу­дет угод­но, - в ре­веран­се от­ве­ча­ет Он. - Ох, ве­лико­душ­но бла­года­рю Вас, су­дарь, - не ос­та­ет­ся в дол­гу Она, - так вот, те­бе трид­цать один; у те­бя на­вер­ня­ка есть об­ра­зова­ние, ра­бота, на ко­торой ты за­нима­ешь не пос­леднее мес­то, де­вуш­ка или же­на, мо­жет быть да­же де­ти... Не­уже­ли те­бе не бы­ло тя­жело во вре­мя дос­ти­жения все­го то­го, что ты сей­час име­ешь? Хо­тя пе­реф­ра­зирую воп­рос: ты вот, прям так, сра­зу во­шёл в по­ток этой взрос­лой жиз­ни без соп­ро­тив­ле­ния? - Зна­ешь, ни­ког­да не за­думы­вал­ся об этом. Всё как-то са­мо со­бой слу­чилось: ме­ня прос­то вы­кину­ли из ро­дитель­ско­го гнез­да со сло­вами «Ну вот ты и вы­рос, сы­нок, да­вай даль­ше как-ни­будь сам». Так что приш­лось вхо­дить в этот - как ты го­воришь – по­ток, с серь­ёз­ным вы­раже­ни­ем на ли­це. Об­щес­тво не лю­бит ви­деть счастье на ли­цах дру­гих лю­дей, - с нот­кой го­речи в го­лосе зак­лю­ча­ет Он. - Пе­чаль­но, не прав­да ли? - Воз­­можно... - Кста­ти, воп­ро­сов воп­ро­сов: по­чему ты гу­ля­ешь в столь поз­дний час (или уже ран­ний)? На бом­жа вро­де не по­хож, что-то слу­чилось? – учас­тли­во спра­шива­ет Она. - Ис­то­рия слиш­ком ба­наль­на: по­ругал­ся с де­вуш­кой, она ре­шила пой­ти в клуб, а я выс­ту­пил про­тив этой за­теи... - Ну да, воз­раст-то уже не тот. - Яз­ва ты, - без­злоб­но от­ве­ча­ет Он. - Я так по­нимаю она уш­ла в клуб, гром­ко хлоп­нув дверью пе­ред тво­им ли­цом, а ты гор­до по­топал гу­лять по ноч­но­му го­роду? - Имен­но так оно и бы­ло... - Воз­вра­щал­ся бы ты до­мой. Она ско­рее все­го прос­то ре­шила по­казать ха­рак­тер, ма­лень­ко по­дёр­га­лась на тан­цпо­ле, да и вер­ну­лась до­мой. И си­дит сей­час, дог­ры­зая пос­ледний но­готь на паль­це но­ги, тер­за­емая не са­мыми при­ят­ны­ми мыс­ля­ми о тво­ём мес­то­нахож­де­нии, - по­ёжив­шись от хо­лода пред­по­ложи­ла Она. - За­мёр­зла? – учас­тли­во по­ин­те­ресо­вал­ся Он, сог­ре­вая её ру­ки в сво­их тёплых ла­донях, - я пог­рею, на­де­юсь, твой па­рень не бу­дет силь­но злить­ся. - Ну ты же мне не ва­гину гре­ешь, а толь­ко ру­ки, так что вряд ли те­бя нас­тигнет ка­ра, - от­ве­тила Она. - Что же про­ис­хо­дит в тво­ей двад­ца­ти­од­но­лет­ней го­лове!? - То же, что и во всех двад­ца­ти­од­но­лет­них го­ловах. Лад­но, да­вай ог­ра­ничим этот те­лес­ный кон­такт, - про­из­несла она, выс­во­бож­дая свои ру­ки из теп­ла его ла­доней, - и ра­зой­дём­ся по до­мам, вер­нее ты сей­час возь­мешь и ра­зой­дёшь­ся. - Пря­мо с бал­ко­на!? - Ну да! У те­бя же по­лучи­лось сю­да заб­рать­ся, яма­каси, те­перь де­лай всё то­же са­мое, но в об­ратной пос­ле­дова­тель­нос­ти. - Хо­рошо, убий­ца прек­расных муж­чин, спу­щусь так. - Да­вай, прек­расный муж­чи­на, до сви­дания, мне по­ра скрыть­ся от это­го жес­то­кого ми­ра под оде­ял­ком. - Мы ещё встре­тим­ся? – с на­деж­дой во взгля­де спро­сил Он. - Ду­маю, это бу­дет лиш­ним: од­на ночь, од­на встре­ча... не сто­ит, - от­ве­тила Она. - Сог­ла­сен, тог­да спо­кой­ной но­чи? - Мне спо­кой­ной, а те­бе нес­по­кой­но­го при­мире­ния с тво­ей де­вуш­кой, ста­рикаш­ка. - Не мо­жешь без кол­костей, ни­как? - Так точ­но, Ка­питан Оче­вид­ность! Не мо­жу? – шу­точ­но от­дав честь от­ве­тила Она. - По­ка, яз­ва, - Он на не­дол­гое мгно­вение за­дер­жал на ней взгляд, буд­то хо­тел ещё что-то ска­зать, и, на­чал мед­ленно спус­кать­ся вниз. Она прос­ле­дила за его бла­гопо­луч­ным спус­ком на зем­лю обе­тован­ную, про­води­ла взгля­дом его тем­ный уда­ля­ющий­ся си­лу­эт и скры­лась в тем­но­те квар­ти­ры.



Тата Кит

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: