Баллады и Сказки. Стихи

Баллада о "Корсаре"

                  - Это было давно, юнга, милый малыш,
                  Если хочешь, садись и послушай,
                  Был тогда я как ты, лишь зеленым юнцом,
                  Продав морю бессмертную душу.
                  Наш пиратский фрегат поражений не знал,
                  Его слава гремела повсюду,
                  Словно вовсе без сердца был наш капитан, -
                  Те года никогда не забуду.

                  Не один уж матрос "поплясал на доске",
                  И под килем протащен безвинно.
                  Он пощады не знал к иноземным врагам,
                  Скольких вздернул на рее бесчинно.
                  Но, однажды, коса как на камень нашла,
                  Нас приметил патрульный корвет,
                  Раскалились орудья у нас до красна,
                  Только края у битвы все нет.

                  Застилало глаза огневой пеленой,
                  Глохли уши от свиста картечи,
                  Чуть живой, канонирам устав помогать,
                  Не видал я еще такой сечи.
                  Капитан проводил за маневром маневр,
                  Хоть кончались снарядов запасы,
                  Но и враг уже выстрелы редко давал,
                  Вновь Фортуна вернулась к нам сразу.

                  Слишком горд был корвета того экипаж,
                  Отступить им давно уж пора бы,
                  Но закрыв нам проход в слишком узкий пролив,
                  Обезвредить нас были  б лишь рады.
                  Нам терять ничего не осталось, поверь,
                  Всех нас ждала веревка иль плаха,
                  И свободу свою отстоять до конца
                  Мы рванулись без всякого страха.

                  Вот снарядам конец - превосходство у нас!
                  В людях тут недостатка уж нету,
                  На корвете ж - солдат только-только как раз,
                  Чтобы не плыть по велению ветра.

                  Зацепившись о борт, заскрипели крюки.
                  Началась абордажная схватка,
                  На чужом корабле стяги вмиг мы сожгли -
                  Бой - без жалости, бой - без порядка.

                  Силы были не равны, их меньше втройне,
                  Хоть и глупо - они не сдавались,
                  Без патронов, лишь хрупкая шпага в руке,
                  Не прося снисхожденья, сражались.
                  Вот остался один молодой офицер,
                  Может, старше меня лет на пять.
                  Он один против всех дрался как полубог,
                  Мне хотелось от жути рыдать...

                  Озверевшей толпой обступили его
                  Наши храбрые "дети удачи" -
                  "Что ж, - сказал он, - не дешево  жизнь я отдал,
                  Божья кара найдет вас тем паче!"
                  Он с усмешкой смотрел на корсаров толпу:
                  "Жаль, что жизни еще не узнал…
                  Но проклятье мое с вами будет всегда..."
                  И с кинжалом он в сердце упал.

                  В этот раз пронесло, а что будет потом?..
                  Мрачны были разбойничьи лица.
                  "Хоть бы этот юнец раньше пулю поймал", -
                  Суеверные стали креститься...
                  Но проклятье как камень на сердце легло,
                  Ведь добыча была скудновата.
                  Дисциплину железную на корабле
                  Заменили вдруг пьянка да драка...

                  Да и, к слову сказать, что Фортуна спиной
                  Повернулася к нашему брату -
                  Месяц уж ни суденышка нет на воде -
                  Без пиратства нет жизни пирату!
                  Но прошел быстро год, и удачи дары
                  Иногда посылало нам небо, -
                  Суеверье забыто, мы снова вольны
                  От проклятий и мнения света.

                  Но однажды судьба, уж особо щедра,
                  Одарила нас прямо с лихвой -
                  Нам потрепанный бурей "испанец" попал -
                  Скрыться был уж готов под водой.
                  Галлион полный золота - ну и дела! -
                  До отказа набили мы трюмы...
                - А испанцы? - прервал юнга вдруг моряка.
                - Что испанцы?.. Они ... утонули!..

                  Но недолго была благосклонна судьба,
                  Нас застал затянувшийся штиль,
                  От безделья деваться не знали куда,
                  И до берега тысячи миль...
                  Я на море смотрел, наблюдая восход,
                  Да, душа огрубеть не успела…
                  Вдруг - по морю корабль на всех парусах -
                  Вся команда, как есть протрезвела!

                - Что же странного в том? - юнга робко спросил.
                - Боже мой, ведь без ветра, мой милый -
                  Сам Борей ему, что ль, паруса надувал,
                  Экономя на нас свои силы.
                  Его контуры были размыты слегка,
                  Солнце пушки его золотило,
                  Облака проплывали как сквозь паруса -
                  Сердце у капитана схватило.

                  Тот корвет - несомненно, что это был он,
                  Мачты, пушки и даже отделка -
                  Все точь-в-точь - и команда застыла на нем, -
                  Эка, я вам скажу, переделка!
                  Ход замедлив, корабль мимо борта проплыл,
                  На фантом не смотреть нету силы,
                  Разглядеть хорошо экипаж мы могли -
                  Мертвых лица в оскале застыли.

                  И проклятья слова оживали в умах -
                  Офицер тот, реальный вполне,
                  Показалось мне - нам он рукой помахал -
                  У штурвала с кинжалом в руке...
                  Вдруг внезапно сгустилися тучи вокруг,
                  Хлынул ливень, и, призрак погас.
                  Засмотревшись, забыли об всем мы, мой друг.
                  Штиль сменился же бурей как раз...

                  Но матросы безмолвно стояли еще -
                  Натянув, ветер рвал паруса.
                  Жуткий шквал - и пучина разверзлась для нас,
                  Но никто не коснулся руля...
                  И тяжелой походкой ушел капитан,
                  Пока мы отрешенно стояли,
                  Стал корабль, лишь игрушкой в стихии руке,
                  И конца мы с молитвою ждали.

                  "Сгинь кровавое золото!" -  и капитан
                  Бросил за борт бочонок монет!
                  Вновь, матросы ожили - но, горе, они
                  Не корабль спасали, о нет!..
                  Как безумные трюм очищали они -
                  Жажда денег - причина всех бед,
                  Я напрасно пытался исправить штурвал -
                  Только буря взвывала в ответ.

                  Никого образумить мне не удалось,
                  Я не смог всех спустить парусов,
                  Треснул грот - накренилося судно на бок,
                  Без борьбы - смерть из худших концов!
                  Рифы прямо по курсу! - я струсил, поверь,
                  Покаянье слегка запоздало!
                  Прыгнул за борт и плыл из последних уж сил,
                  Ведь душа погибать не желала...

                  Много раз я уж думал: "Ну, видно, конец!" -
                  Вспоминая слова из молитвы,
                  Но обломок доски мне под руки попал,
                  С морем вновь продолжалася битва.
                  Буря стихла - от судна остались щепы.
                  Как меня не сожрали акулы?!
                  Пару дней меня волны носили везде,
                  Из команды никто не спас шкуры...

                - Ну, а что же потом? - юнга снова сказал.
                - Это судно меня подобрало...
                  Был я юн, что пиратствовал раньше, никто,
                  Ни одна здесь душа не узнала.
                  А со временем все позабылись грешки -
                  С этих пор здесь я так и служу...
                  Что дружок, приуныл?
                - До чего ж я был глуп! Нет пиратствовать я не хочу!


                Усмехнулся матрос:
                - Не поверишь ты мне, рассказав, груз я сбросил с души,
                  Но по курсу я снова тот вижу корвет -
                  Мои кончились видно деньки.
                Он рукой показал на чету облаков,
                Юнга тоже взглянул в эту даль:
                Ничего... - лишь закат кровенит небеса,
                - Нет "Голландца" не видно, а жаль...

                А матрос все смотрел в изумрудную даль -
                Юнга уж убежал по делам -
                И пират, как подкошенный, мертвым упал -
                "Мою душу судить небесам!.."

                               Декабрь, 1992г. - январь, 1994г.



Натали Исупова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться