Банда

Размер шрифта: - +

Эпизод 2

Октябрь 1998 г.

Ночь опустилась над поселком. В большинстве коттеджей свет погашен, люди давно спят. Собаки если и побрехивают, то негромко и нечасто, стараясь не нарушать общую тишину, так, больше для порядка. Фонари ярко освещают улицы, но при этом практически не залезают на придорожные участки. Наряд из двух охранников прошествовал по главной аллее и скрылся у себя в сторожке. Работы у них немного: днем на шлагбауме, ночью несколько раз обходят поселок. Могли бы обойтись и без этого, но инструкции велят. За нарушение не журят. Сразу увольняют. Слишком уж хорошее место, чтобы рисковать.

- Ну что там? - спросил старший смены, на время обхода остававшийся за мониторами.
- Тихо, как на кладбище, - усмехнулся один из секьюрити.
- Тьфу на тебя!
Второй охранник прошел к столу с кухонной утварью и включил электрический чайник.
- Ну что, чай-кофе и продолжим? - он кивнул на колоду карт, лежавшую тут же, между кружек.

Старший смены потянулся, хрустнув суставами.
- А давайте! Один черт до утра нужно как-то время убить.
Спокойная ночь не предвещала никаких сложностей. Да и откуда им взяться? В поселке жили предприниматели и просто зажиточные люди, ведущие добропорядочный образ жизни, с соответствующим кругом общения. Можно не напрягать глаза возле мониторов, а скоротать остаток ночи за более интересным занятием. Почему-то подавляющее большинство охранников считает, что устав караульной службы исключительно прерогатива армии и прочих силовых структур, а к ним, частным сторожевикам, относится постольку поскольку. Если вообще относится… Сколько секьюрити из-за этого заблуждения пострадало и сколько еще пострадает?! Тем не менее люди склонны учиться исключительно на своих ошибках нежели учитывать чужой опыт.

Очередной кон был в самом разгаре, поэтому никто не обратил внимания, как на одном из мониторов промелькнули несколько теней. Впрочем нигде больше они не попали под объектив. Слаженно двигаясь по поселку, тени уверенно обходили места, где могли засветиться перед камерой. Складывалось впечатление, что группа хорошо ориентируется, знает где лучше пройти, оставаясь незамеченными.
Добравшись до цели, залегли. Старший коротко обронил команду в гарнитуру на щеке. После подал жест, означающий ожидание до определенного сигнала. Если бы дело происходило где-нибудь в зоне боевых действий, то с уверенностью можно было бы подумать, что это диверсионная группа проникла в стан врага для проведения какого-то задания. Вот только поселок не очень походил на спецобъект стратегического значения.

Спустя некоторое время в том месте, откуда пришли тени, показался дым и отблески огня.

— Мать вашу! Недострой горит! — крикнул один из охранников, мельком глянув на мониторы.

Карты полетели на стол. Двое секьюрити, не сговариваясь, бегом ринулись из сторожки к месту пожара, а старший смены принялся будить остальных охранников, одновременно набирая на мобильнике номер пожарной службы. В поселке начиналась паника. Загорался свет во всех домах, где в эту ночь были люди. Как выяснилось, загорелись штабели деревянных брусьев и досок и огонь уже набрал ту силу,когда своими силами его не погасить. Но даже не это вызывало опаску. Неподалеку находилась электроподстанция и замаячила вероятность короткого замыкания.
Из дома, рядом с которым притаились тени, выскочили двое мужчин, по виду похожих на охранников непосредственно хозяина дома. Поселок-то был непростой, поэтому неудивительно, что помимо поселковой охраны почти в каждом доме была еще и своя.
— Пошли! — коротко скомандовала старшая тень.

Расстояние до дома преодолели за считанные секунды. Секьюрити, отошедший от крыльца посмотреть, что происходит, получил пулю из пистолета с глушителем и рухнул, как подкошенный. Двоих, замаячивших на фоне открытой двери, буквально внесли внутрь, попутно вырубив. В холле нападавшие сориентировались и две тени скользнули в комнату с приоткрытой дверью, за которой предположительно отдыхала еще пара охранников. Послышались звуки ударов и короткой возни. Спустя минуту обе тени выскочили обратно. Короткий кивок одной из них означал, что вся охрана нейтрализована. Начиналось самое главное.

Нападавшие рассредоточились по дому, словно каждый наперед знал куда ему идти. Один остался возле входа, обозревая через небольшое смотровое окошко обстановку снаружи. Происходящее снаружи радовало глаз. Паника разгоралась: кто-то куда-то бежал, кто-то спешно собирался, кто-то кем-то пытался командовать. В такой суете мало кто обращает внимание на то, что же творится у соседей…

Предводитель теней вместе с одним из подельников устремился на второй этаж. Заглянув в первые две двери, за третьей попали туда куда нужно - в хозяйскую спальню. Мужчина, слегка за пятьдесят, проснулся от посторонних звуков и, приподнявшись, прикрыл рукой лицо от ярко вспыхнувшего света. Рядом заворочалась жена.

— Вы кто?! — спросил хозяин дома.

Нотки были властными. Даже в этой, пока неясной ситуации, он, привыкший к определенному положению вещей, пытался оставаться Хозяином. Главная тень подскочил к нему и ладонью, несильно, но чувствительно ткнул по лицу. Мужчина опрокинулся обратно на подушку.

— Заткнись, шваль! — прошипел налетчик. — Говорить будешь, когда я разрешу. Сейчас ты покажешь и откроешь свой сейф. Потом мы уйдем, а ты с утра поставишь в церкви свечку, что отделался легким испугом.
— Вы хоть понимаете, в чей дом вы залезли? — жертва все еще не осознавала, что на сей раз роли поменялись, и не он решает, а его.
— Похоже, клиент не врубается… — недобро хмыкнул предводитель. — Займись! — коротко приказал он напарнику, кивнув на женщину.

Синхронно они спеленали своих жертв, залепив рты скотчем. Хозяин дома сломался минут через пятнадцать. Пока трудились над ним, он старался терпеть. Но когда увидел, как его жене сломали три пальца и порезали лицо, отчаянно замычал, глазами, полными ужаса, показывая, что на все согласен.

— Ну вот и славно, — одобрил налетчик.

Опустошив сейф, бандиты оставили своих жертв связанными и спустились к собратьям. Те вовсю паковали добычу.

— Ну как там? — спросил предводитель у временного часового.
— Все тип-топ. Носятся по поселку, как угорелые.
— Хорошо. Берите барахло и уходим.

Путь отхода был продуман заранее. Налетчики загрузились в хозяйский джип и, вырулив за ворота, понеслись к выезду из поселка. Пожар еще не был потушен, а потому улицы находились в состоянии хаоса. К тому же некоторые испуганные посельчане тоже спешили покинуть опасную территорию. На выезде, как и предполагалось, охрана никого не проверяла, поскольку дежурная смена координировала только что прибывших пожарных, а резерв для внештатных ситуаций еще не подтянулся.

— Сказочные долбоебы! — радостно хрюкнул предводитель.

И автомобиль наполнился дружным гоготом.



С точки зрения налета все было сделано почти идеально. За исключением одного. Не проверили подстреленного охранника, посчитав, что он не жилец. С другой стороны, все налетчики были в масках, по именам друг друга не называли, поэтому навряд ли опасались чьих бы то ни было свидетельских показаний. В ином случае в живых не оставили бы никого. Так или иначе, пуля сразившая секьюрити, оказалась не смертельной, хотя и лишившая его на какое-то время сознания.

Очнулся охранник от шума проезжавшего мимо хозяйского джипа, чудом не раздавившего голову раненного, обдав его лишь облаком выхлопных газов. Проводив взглядом удаляющийся силуэт, он попытался понять, что произошло и почему он здесь, но вместе с воспоминанием последних мгновений перед налетом нему пришла и боль от полученного ранения. Снова чуть не отключился. Усилием воли заставил себя приподняться и потащился к дому. Выучка и характер сделали свое дело.

В холле стало понятно, что вся охрана нейтрализована. Но проверить степень нейтрализации можно и потом. Сейчас же имело значение лишь, что с охраняемым лицом и его женой. На первый взгляд, когда охранник достиг спальни, казалось, все кончено. Однако еле слышный стон вселил надежду. Когда секьюрити приблизился, с облегчением увидел, что и хозяин, и хозяйка живы. Хотя хозяйка выглядела вовсе ужасно. Все лицо было залито кровью, щеки бугрились от глубоких порезов, несколько пальцев на правой руке неестественно выгнуты. Не нужно быть пластическим хирургом, чтобы понять:  эта женщина уже никогда не будет пленять мужчин своим внешним видом.

— Телефон! — еле слышно просвистел хозяин дома, когда охранник освободил его.

Секьюрити передал ему мобильник и обессиленно свалился рядом с кроватью. Ранение было слишком серьезным.

Глава дома долго тыкал в кнопки на телефоне, прежде чем набрал нужный номер.

— Алло… это я… — прерывистым голосом сказал он, когда на том конце откликнулись. — На меня напали… Дома, где же еще!?!

Выслушав ответ, мужчина сбросил собеседника и набрал номер милиции. Продиктовал сообщение о нападении, адрес и после рухнул обратно на подушку. Лицо исказила гримаса боли.



— Каравай вообще рамсы попутал!
— Не шуми. С чего ты взял, что это именно он?

Два братка сидели в отдельном кабинете небольшого ресторанчика и вели спор. Один был постарше, другой помладше, но в чертах лиц обоих угадывалось некоторое сходство. Братья Алекперовы руководили одной из крупных ОПГ Нижнего Новгорода. Это их подшефного банкира на днях навестили наглые налетчики. Сейчас они ломали голову над тем, кто мог осмелиться на такое.

— Больше некому! Остальные зассат с нами бодаться! А Каравай недавно отжал у Ильгара рынок, пехота его в кабаках всех задирает, вот он хвост и распушил!

Старший задумчиво почесал бровь:
— Все равно сомнительно… Он же не на всю голову отмороженный. Не тот у него калибр пока, чтобы с нами схлестнуться. Может залетные какие?
— Ты че, Володя!? Какие залетные? Залетные за раз несколько тем нахлобучивают и соскакивают. А тут только наш банкир под раздачей.

По слухам когда-то младший Алекперов не поделил с Караваем женщину и теперь при каждом удобном случае норовил подтолкнуть брата к активным действиям против конкурента.

— Не пыли, Витя! — осадил старший. — Предъява-то серьезная. Обосновать придется.
— Обоснуем! — убежденно произнес Виктор. — Вообще чего с этим козлом терки[Терки - обсуждать с противником конфликтную ситуацию] тереть?! Валить его и все дела!

Владимир взял со стола бокал с пивом и поудобнее откинулся на диванчике.

— Если валить так без разбору, беспределом запахнет. Забьем стрелу, посмотрим, что скажет. Завиляет - завалим, грамотно разложит - разойдемся.

Виктор с досадой причмокнул.

— Как знаешь, братан. Даже если сейчас соскочит, попьет он у нас крови еще.

Владимир снисходительно посмотрел на брата. Виктор всегда казался ему горячим и импульсивным. Иногда это во благо, но не сейчас. Ситуация была непонятной и острой, тем не менее поспешное решение могло принести большие проблемы. У банкира налетчики взяли около полутора миллионов долларов. Сумма, безусловно, внушающая, но местные братки знают, чей это банкир: и за меньшую сумму можно без головы остаться. Начнешь убивать потенциально причастных без железобетонного обоснования, воры, смотрящие за регионом, так спросят - мало не покажется. Хотя доля правды в словах Виктора, на взгляд Алекперова-старшего, все же присутствовала. Может кто-то решил заново переделить городской пирог? Всегда найдется тот, кому соседский кусок кажется послаще, чем собственный.



Андрей Бат

Отредактировано: 23.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться