Банка без крышки

Размер шрифта: - +

Глава 4. Ирина

 

В этот день все пошло еще хуже. После того как ночью ей приснился Беляев, Ирина всерьез рассердилась и запретила себе думать об этом человеке, невзирая ни на каких обезьян – ни на белых, ни на черных, ни на серо-буро-малиновых в крапинку. Поначалу у нее это даже получалось – пока она приводила себя в порядок, завтракала и собиралась на работу. Но стоило зайти в кабинет, глаза сами стали искать Александра. И, хотя того еще не было на рабочем месте, Ирина почувствовала, что краснеет. От стыда, от новой волны злости на себя и, пожалуй, от страха. И вот от этого самого страха, наплевав на неуклюжую тавтологию, ей стало уже по-настоящему страшно. Что же это такое?! Неужто и впрямь влюбилась?.. Нет-нет! Не надо! Только не в него!.. Он старый… Ну, ладно, пусть не старый, но чересчур для нее взрослый, серьезный, нудный… Подумала – и оборвала себя: «Ну и зачем наговаривать-то на человека? Какой он тебе нудный? Ты с ним даже и не разговаривала толком ни разу. Серьезный – да. Так разве это плохо?»

И тут в кабинет вошел сам Александр Беляев. Она невольно вздрогнула, почувствовав, как затрепыхалось в груди сердце, и тут же принялась перебирать лежавшие на столе бумаги, в надежде, что вошедший не заметит ее дурацкого волнения. Однако мужчина, лишь мельком зацепив ее взглядом, больше на нее совсем не смотрел, словно ее тут и не было. Кроме того, он вдруг начал нести какую-то откровенную ересь, в корне разрушая недавние заключения Ирины о его серьезности. Сначала Александр в манерах самодеятельного клоуна начал источать комплименты – будто бы всем находящимся в кабинете дамам, но затем быстро переключился на Ольгу. Ирина почувствовала неожиданный укол ревности. «Ишь, как щурится на него, вся такая довольная, будто сытая кошка!» – с внезапной неприязнью подумала она о старшей подруге. И тут же устыдилась этих мыслей: «Да что же это я опять? Какое мне дело, к кому он какие чувства питает! И Ольга тоже… К тому же, у Ольги есть Матвей, так что…»

Словно подслушав ее мысли, Ольга Слепнева, продолжая шутить с Александром, сказала, что-то вроде того, что готова занять место в беляевском сердце только вместе с Матвеем. Но при этом заметила, что втроем они там не поместятся…

Ирина насторожилась. На кого это намекает Ольга?.. Впрочем, ясно ведь на кого – на нее, Ирину! Ведь не далее как вчера прошлись с ней по этой теме на обеде… Ну, подруга, вот уж спасибо тебе за «содействие»! Интересно, а как на это отреагирует Александр?.. Да никак не отреагировал. Спросил лишь: «Почему втроем?» Вроде бы совершенно искренне при этом удивился, так что…

Но тут вдруг Ольга выдала такое!..

– А разве там никого больше нет? Мне показалось…

– Тебе показалось! – прерывая Ольгу, выпалил Александр. Именно выпалил! Откровенно испугавшись, что коллега сейчас скажет такое, о чем посторонним лучше не слышать… Или – о чем лучше не слышать ей, Ирине?.. Ведь не Зою же Павловну с Аделаидой Петровной имел он при этом в виду!

Кстати, последние весьма многозначительно переглянулись – тоже, видать, сделали нужные выводы. Сама же Ирина уставилась на лежавший перед нею лист с какими-то графиками – только чтобы не встретиться ненароком взглядом с Беляевым. Потому что… Потому… «Потому что – караул! – мысленно завопила вдруг Ирина. – Мама, я пропала!..»

 

От захлестнувшей ее паники, девушку отвлек голос Александра:

– Коллеги! Признавайтесь, кто стырил мою гелиевую ручку?

Ирина подняла глаза и увидела, как синхронно-возмущенно замотали головами Зоя с Аделаидой.

Ольга фыркнула:

– Было бы чего тырить!..

И тогда Ирина, неожиданно для себя самой выпалила:

– Я могу дать шариковую. Насовсем. У меня две.

В кабинете почему-то вдруг повисла тишина. Может быть, поэтому Ирине показалось, что насмешливый голос Беляева прозвучал чересчур громко.

– Ир, если бы мне была нужна шариковая, я бы попросил шариковую. Но мне нужна именно гелиевая. Понятно?

Ирина, чувствуя, как глаза вмиг наполнились слезами, обреченно кивнула. Одна капля сорвалась и упала на лист с графиками. А неугомонный Беляев между тем продолжал, вновь перейдя на придурковатый клоунский тон:

– А вот как раз анекдотец в тему! Мужик простудился и пришел в аптеку. Дайте мне, говорит, чего-нибудь от кашля. Ему в ответ: у нас от кашля все кончилось, можем предложить слабительное. Мужик обалдел: чем же мне поможет слабительное, если я кашляю? А ему и говорят: ничего, выпьете слабительного – даже раз кашлянуть побоитесь.

Зоя Павловна с Аделаидой Петровной тоненько захихикали. Одобрительно фыркнула Ольга.

И только Ирина вдруг выпалила:

– Не смешно!

– Что, имеется опыт? – дурашливо вздернув брови, уставился на нее Александр.

Все три женщины так и грохнули разом. А у Ирины из глаз уже не закапало, а потекло ручьем. Она вскочила и выбежала из кабинета.

«Так тебе и надо, дура! – стучало у нее в голове, пока она – неведомо куда – неслась по коридору. – Дура, дура! Нашла в кого влюбляться! Ты для него лишь несмышленая дурочка. И всегда такой будешь. Потому что дура и есть!»



Андрей Буторин

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться