Банка без крышки

Размер шрифта: - +

Глава 6. Ирина

 

Да уж, начало дня, что называется, «удалось»!.. Беляев вошел в кабинет сам на себя не похожий – угрюмый, насупленный, на нее даже не глянул… Может, случилось что? Или просто не выспался?.. Ну, да, вон и побриться не успел – проспал, значит. А небритость эта ему даже к лицу… Ну а то, что угрюмый, так это же не она, в конце-то концов, его расстроила. Зато именно она может ему настроение поднять. Вот было бы здорово!

Ирина представила, как она скажет Александру что-нибудь веселое, приятное, как он улыбнется в ответ, посмотрит на нее влажными карими глазами – и все, мир вновь заиграет для нее… нет, для них!.. обжигающе-яркими красками!..

«Дурочка! Вот ведь я дурочка! – защекотали где-то внутри нее маленькие звонкие колокольчики. – Ну и пусть! Ну и ладно! Не всем умными быть. Зато мне так сейчас хорошо! А будет еще лучше».

Ирина потянулась к мышке, чтобы открыть асечное окно, но тут же передумала.

«Лучше я скажу ему лично. Но что сказать?.. И веселое, и доброе, но в то же время и нейтральное, чтобы Зоя с Аделаидой ушки не навострили. Хотя… А что на них смотреть? Ну, подумают что – вот беда-то! Они уже свое отлюбили. Пусть теперь завидуют!»

Невольно произнеся, хоть и мысленно, «запретное» слово, Ирина задохнулась, с трудом перевела дух, но зато придумала, что можно сказать Александру. «Ведь он заикнулся вчера о шоколадке – обещал ее за мое прощение! Что ж, я простила, пусть теперь гонит должок!.. Да и не нужна мне шоколадка эта, но хоть повод есть его разговорить».

Обрадованная Ирина, выпорхнув из-за стола, быстро подошла к Беляеву. Но то, что случилось дальше, обрушилось на нее таким невероятным кошмаром, что поначалу Ирина и впрямь было подумала, что спит и видит происходящее в тяжелом дурном сне. Александр… Лучше бы он обругал ее, снова зло пошутил, поиздевался – проявил хоть какие-то эмоции и чувства!.. Но он… Он был никаким. Вернее, нет – это она была для него никакой. Никем. Даже, скорее, ничем. А поэтому и для нее самой ничем стало все-все вокруг.

Ирина не помнила, как она вернулась за свой стол, не понимала, что потом делала и не смогла бы ответить, делала ли что-то вообще. Запомнился лишь идиотский звонок Сергея Маратова с предложением сходить куда-нибудь вечером вместе, который окончательно выбил ее из колеи.

 

По дороге на обед на нее набросилась Ольга:

– Ты что творишь, дура?! На хрена ты к нему с этой шоколадкой полезла?! Не видела, что ли, какой он сегодня?

– Видела… – залепетала Ирина. – Вот я и хотела его… растормошить…

– Растормошила?.. Полегчало? Причем, обоим сразу?..

Ирина в ответ лишь помотала головой, а потом зашмыгала носом.

– Ну, ну, – взяла ее под руку и слегка толкнула в бок Ольга. – Вот только реветь не вздумай. – Голос старшей подруги внезапно смягчился: – Перестань, ничего страшного не случилось.

– К-как не случилось?.. – уже с трудом сдерживаясь от слез, всхлипнула Ирина. – Он ведь… вон…

– Что он? Что вон?.. Блин, стихами уже с тобой заговорила!.. Ничего не «вон». Все в порядке. Мужики, они такие: чуть не в настроении – лучше их не трогать. Хуже детей малых. А тем более к Сашке я тебе еще вчера говорила первой не лезть! Еще какую-то дурацкую шоколадку придумала…

– Я не первая!.. И ничего я не придумала. Это он мне вчера первый в «аську» написал. Извинился, а в знак примирения шоколадку обещал. Вот я и…

– Ну и сидела бы на попе ровно, ждала свою шоколадку. На хрена полезла, когда он не в духе? Кстати, знаешь, почему не в духе?

– Почему?

– Потому что втюрился уже окончательно. Капитально увяз, по уши. Вот и злится на себя. Пытается таким образом от любви излечиться, дурачок.

– Зачем же от нее излечиваться?.. – испуганно заморгала Ирина.

– Потому что боится он этой любви. Никак не может поверить, что ты его сможешь полюбить. Небось, тоже про разницу в возрасте думает, навозводил всяких границ и рамок там, где их подавно нет.

– Так их и правда нет, я уже поняла! И я ведь его лю… – сказала и прикусила язычок Ирина.

– «Лю», «лю»! – хмыкнула Ольга. – Можешь продолжать. Чего уж теперь-то скрывать? Я ведь еще вчера сказала, что мне с тобой все понятно.

– Ну… – замялась Ирина. – Одно дело просто влюбиться, а другое – полюбить.

– Да какое там другое! – отмахнулась подруга. – Грань если и есть, то очень и очень тонкая. А у тебя она, похоже, и вовсе стерлась.

– И что же мне теперь делать?..

Девушки как раз подошли к крыльцу кафе и остановились.

– Пушкина помнишь? – лукаво прищурилась Ольга. – «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей»… Как-то так.



Андрей Буторин

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться