Бар "На перекрестке"

Размер шрифта: - +

глава 9

 

 

Глава 9

 

О том, что для некоторых процесс важнее результата.

 

Хороший путешественник не знает, куда он едет, а идеальный путешественник не знает, откуда приехал

 (Юйтан Л.)

 

Болота Дженни невзлюбила с первого взгляда. Портальный амулет ее и Финиста выбросил на маленький островок, над которым вились комары и мошкара вперемешку. С одного краю островка росло перекрученное и явно нездоровое дерево, казавшееся серым из-за плесени, под которой скрывалась кора. Листьев на дереве почти не было.

С другого краю островка возвышался то ли камень занесенный грязью и заросший мохом с плесенью, то ли могильный холм. Присматриваться даже Финисту не хотелось.

— Что дальше? — спросила Дженни, полюбовавшись тем, как над буро-зеленной водой медленно вырос пузырь и лопнул, обдав островок запахом тухлых яиц. Дожидаться следующего пузыря девушке не хотелось. А искать дно под мутной и мерзкой с виду водой — тем более.

— Наверное должен кто-то появиться и сказать, — неуверенно ответил Финист. — В сказках всегда кто-то появляется. То говорящие волки, то старушки на курьих ножках.

— Старушки на ножках? — удивилась Дженни.

— Избушки на ножках, а старушки в них сидят, — объяснил Финист и печально вздохнул. Болото ему тоже не нравилось.

Дженни попыталась представить домик со множеством куриных ног вместо фундамента и поняла, что не очень-то желает увидеть такое в реальности. Но если выбирать между болотом и куриными ногами, ноги были предпочтительнее.

— Обычно, когда Ивану в сказке непонятно что делать дальше и куда податься, мимо начинает кто-то проезжать или пробегать, — неуверенно сказал Финист. — А какой-то королевич вообще у солнца и месяца дорогу спрашивал.

— Солнца и месяца нам не видно, — сказала Дженни, указав рукой на туман висящий немногим выше гнуса. — И никто не пробегает.

Дженни вообще слабо представляла, как кто-то может пробегать по воде. Разве что какой-то святой, желающий сбросить лишний вес и укрепить сердце. Или водомерка.

— Ну, может Иванушки как-то колдовали, чтобы кто-то пробежал. Знаки сотворяли. Я не знаю, я на этом месте всегда засыпал, а утром бабушка мне окончание сказки рассказывала, — признался Финист тоном обиженного ребенка.

— Знаки, значит, сотворяли, — задумчиво произнесла Дженни и решительно подошла к краю островка.

А потом она сотворила всем известный знак. Нет, не тот, в котором главное — средний палец. А тот, которым пользуются все любители автостопа. И ногу красиво выставила, как учила одна подруга. Правда подруга уверяла, что сначала следует надеть короткое платье, но и так сошло.

Из тумана и гнуса выплыла странная машина, у которой вместо колес были узкие лыжи. Двигалась машина бесшумно. Настолько, что в первое мгновение Дженни подумала, что надышалась какой-то гадостью в этом болоте и теперь галлюцинирует. Но машина остановилась, несколько раз качнулась, а потом открылась дверца и красивый женский голосок спросил:

— Вас подвезти?

— Конечно! — радостно проревел Финист и бросился к машине, пока не передумали.

— Ой! — чего-то испугался женский голос и тонкая рука попыталась захлопнуть дверцу.

Дженни, которой оставаться в болоте совсем не хотелось, вцепилась в дверцу обеими руками и удержала ее до того момента, как Финист рыбкой нырнул в транспортную глубину.

Машина опять несколько раз качнулась и успокоилась.

А Дженни пожала плечами и последовала за Финистом с мыслями, что хуже все равно не будет.

— Ой, — сказала она, увидев, что на сиденье слева сидит давешняя эльфийка со скрипкой.

На сиденье справа лежало нечто похожее на выкорчеванный пень, рядом сидел какой-то замученный эльф, а у него на коленях лежало блюдо, на котором обмахивалась цветочным лепестком лягушка.

Финист же лежал на полу, прижатый мощными волчьими лапами.

А в потолке застрял меч, которым дурноватому муженьку Василисы захотелось помахать в узком пространстве.

— Это она! — придушенно сказал добрый молодец, увидев ошарашенную спутницу, устало севшую рядом с эльфийкой. — Она отстрелила… то самое, что лечить надобно.

— Он мне подарил надежду и обманул, — мрачно пожаловалась эльфийка.

— Обломал, — поправила ее лягушка и продолжила кокетливо обмахиваться лепестком.

А Дженни невольно задумалась о том, что болото может быть не самым плохим местом во вселенной. Но странная машина самостоятельно захлопнула дверцу и тронулась в путь. Так что выскакивать наружу стало поздно.

 

 

Аллочке, если честно, путешествовать уже надоело. Самоходная повозка знай себе скользила с тихим жужжанием, еле уловимым даже эльфийским слухом. Из города эта повозка давно выехала. За окошками некоторое время мелькали поля и сады. Потом начался какой-то лес, а потом и вовсе болото. И вот болото было каким-то бесконечным, Алладриэль и ее папе оно давно надоело. Даже лягушке оно не сильно нравилось, на нем не оказалось комаров какого-то сорта и лягушки квакали на непонятном ей языке. Зато водяного в кои-то веки все устраивало. Туман увлажнял его кожу. Дышать было вообще приятно. Да и магофон над болотом был подходящий.

— Когда же эта пакость закончится? — спросила Аллочка и тоскливо посмотрела на волка, вольготно развалившегося на полу и положившего лобастую голову ей на ступню.

Волк вздохнул, нехотя сел, извлек из воздуха очередной свиток и написал:

— Когда откроется путь.

— К молодильным яблокам? — спросила Аллочка.



Таня Гуркало

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться