Бар "На перекрестке"

Размер шрифта: - +

глава 4

 

 

Глава 4

 

О нелегкой судьбе козлов отпущения и волшебной силе искусства.

 

— У него хорошо поставленный голос.

— Но, к сожалению, он поставлен такое место…

(95 квартал)

 

 

То, что он просто выбрал не тот инструмент, Луи заподозрил давно. Вот не любили его за что-то рояли, пианино, клавесины, синтезаторы и даже такая экзотика, как челеста. Но у Луи ведь семейное упрямство… Без упрямства некромантам вообще нельзя. Потому что, если не будешь упертый как дюжина ослов — тебя сожрут. Обязательно сожрут. И тут уже неважно зомби мясом пообедают, или что-то более экзотичное — душой. Мертвых необходимо переупрямить. Во что бы то ни стало.

И у Луи, надо сказать, неплохо получалось. Он был жив и даже цел, а то, что четыре раза пришлось убегать с позором, а потом пользоваться разными убивательными амулетиками, выпрошенными у старших родственников, так такое со всеми случается. Время от времени.

В общем, Луи был некромантом и мог переупрямить кого угодно.

А вот с клавишными этот номер почему-то не прошел. Клавишным на чужое упрямство было наплевать. И следовало перестать терять время, давно отступить и обратить свое внимание на струнные. Хотя бы на банальную скрипку. Хотя электрогитара гораздо лучше.

Луи ласково погладил одну из колонок, которые он с таким трудом дотащил от дороги до старого кладбища. Включил ноутбук. Окинул ночной пейзаж тяжелым взглядом и только после этого взял в руки гитару.

Это будет отличная шутка.

Кто-то там говорил, что от его игры на рояле мертвые из гробов встают. Фигурально, чтоб ему пусто было. Интересно, как этот умник, спящий сейчас на даче всего в двух километрах от этого кладбища, отреагирует, когда к нему придут мертвые вставшие буквально? Наверняка забавно отреагирует. И, возможно, на всю жизнь запомнит, что плохую музыку мертвые не любят. Они предпочитают хорошую. Главное правильно подобрать инструмент и мелодию. Тогда можно одним ударом убить двух белок — и родственников заставить отстать, разрешив идти по своей дороге, и всяких насмешников заткнуть… Ну ладно, одного, остальные ему могут и не поверить, даже если он расскажет кому-то.

Впрочем, родственникам и так лучше помолчать, особенно родителям назвавшим ребенка Луи. Нет, традиции дело хорошее, и  да, предки-французы, с легендарным даром, тоже неплохое, но зачем над детьми издеваться? Неужели бы предок обиделся, если бы Луи назвали, например, Сережей. Да он даже на Глеба был согласен, хоть и не любил это имя. Все лучше, чем Луи, не во Франции все-таки живет.

В общем, из-за имени над Луи в школе  насмехались и всячески его дразнили. Но он стерпел и никого не убил. А вот насмехаться над его музыкальными талантами не стоило.

У некромантов своя гордость.

Луи улыбнулся и заиграл. Рваная мелодия, будоража пространство, разнеслась над кладбищем. И хорошо, что на этом кладбище не было никого живого кроме самого гитариста. Его музыка могла ввинтиться в голову как сверло, взболтать мозги и заставить их вытечь через уши.

Мертвые заворочались в могилах, а случайно попавший на это кладбище бард даже завертелся юлой, пытаясь найти положение, при котором эту музыку было бы меньше слышно.

Музыкант не унимался. Он играл и играл, с присущим некромантам упрямством. Вот решил себе, что электрогитара способна пробудить мертвых, и теперь не остановится, пока этого не добьется. Легче смириться с неизбежным и отдать кого-то на заклание.

Мертвые посоветовались и дружно выперли наверх того, кто мог оказать их дружному коллективу меньше всего сопротивления.

Старый склеп, с потрескавшимися от времени коленопреклоненными ангелами, загадочно засветился. А потом свет собрался в тоненькую девичью фигурку в легком белом платье. Она запрокинула голову к луне и истерично, но беззвучно засмеялась.

Луи улыбнулся еще и девушке, на мгновенье перестал терзать гитару и поманил призрачную деву пальцем. Она нехотя подошла и приготовилась слушать. Дурацкое некромантское задание слушать, а не очередную мелодию.

А потом Луи еще и запел:

 

Вспышка в темноте, яркий свет в глазах, я ослеп на миг.
Кто-то так хотел разбудить мой страх, разбудить мой крик.
Снова все мои желания, что я сжег дотла,
Оживают и зовут меня.

Я все время плыл по теченью дней, были сном мечты.
Но мираж ожил: словно жадный зверь, появилась ты.
Я твое дыханье слышу за своей спиной,
Только ветер глушит голос мой!

Путь в никуда, я кричу, но мне в ответ ни слова.
Путь в никуда, из-под ног моих уходит земля.
Путь в никуда, я искал к тебе пути иного.
Путь в никуда, ничего уже исправить нельзя.

 

Припева девушка уже не выдержала. И поняла, что лучше будет бездомным бродячим духом, чем дослушает песню до конца. Она подхватила длинный подол и рванула к темной полосе леса.

Луи проводил ее удивленным взглядом. Потом достал из кармана потертый блокнот, три раза стукнул кончиком пальца по виску, усиливая ночное зрение и, присев и положив блокнот на колено, шустро что-то там написал.

 

 

(Запись в дневнике)

Сегодня, неожиданно для себя, я узнал, что одна из песен группы «Ария» способна изгнать призрака. Теперь думаю кому бы этот секрет загнать. Уверен, найдутся экстрасенсы которым оно пригодится. А мне пригодятся деньги. Хочу купить басуху.

 

 

А где-то в деревеньке, у самого леса, вечно молодой и вечно пьяный Ваня, подвизающийся сторожем на ферме, навсегда протрезвел и поседел, после того, как посреди футбольного матча из телевизора вылезла девушка в белом платье. Она осмотрелась, шарахнулась от старого аккордеона, припадавшего пылью на полу под окном, и, вцепившись руками в волосы, сбежала сквозь стену. 



Таня Гуркало

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться