Бар "На перекрестке"

Размер шрифта: - +

глава 13

 

 

Глава 13

 

О том, что место для подвига найдется везде, было бы желание искать.

 

Диггеры — люди увлекающиеся исследованием подземных искусственных сооружений.

(Энциклопедический словарь)

 

 

Все боги — гады, а самый гадский из них Яй-Каай.

В этом Миррет убедилась, когда, никому не мешая, спокойненько пила коктейль и вела приятный разговор с Аллочкой о мужчинах.

Мужчины, кстати, тоже никому не мешали, они сидели за барной стойкой и пили пиво, тоже что-то обсуждая. Учитель Варен, так и не сменивший волчью ипостась на человеческую (Миррет подозревала, что из-за эльфийки) с бокалом в лапах выглядел презабавно, и девушки даже поспорили о том сверзится он с круглого высокого табурета или нет. Но падать волк не спешил и девушки увлеклись разговором.

К удивлению Миррет оказалось, что красавице Аладриэль совсем не везет с мужчинами. То они от нее сбегают, вместе с совместно украденными деньгами и приходится гоняться за ними по всему Дикому Западу, чтобы застрелить, а потом попинать труп. То чуть ли не признаются в любви, а потом говорят, что женаты.  То женаты изначально, точнее изначально об этом сообщают. То убегают и прячутся. А то и вовсе не замечают ни ее декольте, ни прекрасного лица, ни оказываемых знаков внимания.

Миррет эльфийке посочувствовала. Потом еще раз посочувствовала, когда узнала, как ее, практически насильно, выдали замуж за Бодю, который на проверку оказался и вовсе не мужчиной.

Потом они заказали еще по коктейлю.

А потом появился Яй-Каай и все испортил.

Он воплотился прямо перед столиком девушек. Окинул эльфийку недовольным взглядом, а потом хлопнул перед Миррет плотным бумажным листом с вензелями по углам и каким-то списком. И коктейль чуть не перевернул.

Возмутиться Миррет не успела. Бог принял горделивую позу и стал вещать. Вещал долго и вдохновенно, о героизме и обязанностях героев. Получалось у него это преотлично, бармен даже телевизор выключил, чтобы не мешал слушать. А вот закончил он свою речь самым преотвратным способом.

— Что?! — не поверила своим ушам Миррет.

— Герои должны совершать подвиги, — повторил Яй-Каай. — А так, как ты их самостоятельно не ищешь, мы тебе списочек составили. Точнее переписали один древний, но хороший.

Миррет посмотрела, прочитала заголовок и на несколько мгновений застыла с приоткрытым ртом.

— Двенадцать подвигов Геракла? — спросила она, не поверив своим глазам.

— Древний и проверенный список, — подтвердил Яй-Каай.

— Вы издеваетесь? — с надеждой уточнила девушка.

— Действуй! — разбил ее надежды бог.

— Где я вам этих давно дохлых монстров возьму?! — возмущенно спросила Миррет.

— А ты поищи, — сказал Яй-Каай и испарился.

— Гады, — прошептала Миррет. — Издеваются. Вот за что они так со мной?

К столику подошли мужчины. Луи, прочитав свиток, тихоньки присвистнул. Волк клацнул клыками и покачал головой, а потом заявил:

— Сойдет.

— В смысле, сойдет?! — еще больше возмутилась Миррет.

— Неплохой квест получится. Пройдем его и получим и яблоки и тех, кого ты с Луи преследуешь.

— Но…

— Миррет, для любого монстра можно найти замену, — сказал волк. — Причем, не такую страшную, как то, с чем сражался Геракл. Не глупи. Лучше положи ладонь на список и скажи, что принимаешь.

— А если не проходить квест, а просто направится к нашим поджигателям полей? — спросил Луи, которому выполнение Геракловых заданий казалось откровенной глупостью и пустой тратой времени.

— Эх, молодежь, — устало сказал волк. — Все время куда-то спешите. Поймите, древнюю магию нельзя игнорировать, она за столько времени уже вросла в структуру миров. Поэтому следует делать все по правилам. просто для того, чтобы получилось то, что должно, а не что-то неожиданное и непонятное.

— Но… — попыталась что-то возразить Миррет.

А волк махнул на нее лапой, сел на пол и печально вздохнул.

— Ладно, объясню на личном примере, — сказал он. — Когда-то давно, в одном городке Дикого Запада, жил один паренек. Он мечтал быть шерифом и на тот момент даже успел стать его помощником. Был смелым, неглупым и любопытным. И так случилось, что преследуя одного конокрада он, следом за ним, забрел в странное место с большими камнями, на которых было нарисовано что-то индейское. И сам не заметил, как словил индейское проклятье. Конокрад там так и сгинул, свалившись в яму и сломав шею, а помощник шерифа вернулся домой, несколько недель прожил своей обыкновенной жизнью. А потом пришло полнолуние и утром он очнулся над задранной коровой, весь в крови и в окружении волчьих следов. Так и не поняв, что случилось, он вернулся домой. Во второе полнолуние история повторилась. А после третьего он даже запомнил, как превратился в зверя и отправился на охоту. И вот тут по правилам было несколько развитий дальнейшего сюжета. Всего несколько. Помощник шерифа мог окончательно стать зверем, начать охоту на людей и в итоге быть героически убитым. Мог отправиться в то странное место и  попробовать заслужить прощение. И тут опять либо погибнуть, либо избавиться от проклятья. Мог стать священником и всю оставшуюся жизнь, божественной волей, держать зверя в себе. А он вместо всего этого взял и сбежал. Просто встретил маги из другого мира, на нетрезвую голову пожаловался ему на свои превращения. А потом вместе с ним ушел, стал учиться, сумел свое проклятье взять под свой контроль и только многим позже узнал, что так делать было нельзя. Потому что у любой древней магии есть накопленные запасы энергии, которая высвобождается сразу, как оно срабатывает. И обычно эта энергия тратится на воплощение того или иного сценария, которых, как я сказал, немного. Понимаете?



Таня Гуркало

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться