Бар "Ураган"

Размер шрифта: - +

Глава 12

Утром я проснулась от бесконечно долго вибрирующего телефона. И сначала даже не поверила своим глазам – звонил Марс.

Не стала рвать свою душу на части и написала сообщение: «Нам не о чем говорить». Действительно, о чем? О том, как он любит Риту? О том, как давно они встречаются? Или о том, как ему с ней мириться, если они поругаются? Нет, все это полная ерунда.

Но несмотря на свой аутотренинг, я постоянно проверяла телефон. Пришло одно сообщение от Павла, в котором он как обычно желал доброго утра. Его я прочла с глухой тоской в груди. Люди – арбузы, люди – дыни...какая это полная ерунда. Павел выбрал то, что бы выбрала я, но меня к нему уже не тянуло. Марс выбирал всегда не то, и я по нему ужасно скучала прямо сейчас.

Я начала неспешно убираться дома. Оказывается, если кавардак в душе, то и в доме будет твориться немыслимый ужас. Я разобрала бардак в шкафу, что остался после сборов Саши в университет. Помыла всю посуду на кухне. Добавив белизны в ведро, вымыла полы во всех комнатах, почистила сантехнику и, наконец, немного успокоилась.

Все могут делать, что захотят. Но только не за мой счет.

Я снова задумалась о предложении снимать квартиру вместе с Маринкой. Неожиданно она стала мне очень близким другом, заменив собой всех моих многочисленных знакомых. Конечно, мне не хватало школьной подруги Наташи, которая на каникулы всегда уезжала к бабушке. Несмотря на то, что мы регулярно переписывались, настоящего общения это не заменит. Тем более, что связь в деревне была аховая, и ответы на мои жихзненные вопросы из  серии здесь и сейчас приходили очень поздно.

Вот и сейчас, если я напишу ей о том, что не знаю, как вынуть занозу по имени Марс из сердца, потому что у него уже есть постоянная девушка, которая пыталась называться моей подругой-коллегой, она ответит мне через пару дней, когда случится все что угодно.

И еще мне очень хотелось рассказать ей о том, как я поговорила с Алиной, девушкой отца, как поговорила с мамой, хотелось поделиться с Наташей тем, что лежит на душе. Очень хотелось, чтобы мама перестала делать вид, что ничего не произошло и очень хотелось, чтобы она этот вид все равно создавала.

Летом родители всегда были дальше от нас с Сашей, чем обычно – хорошая погода, дача, наши каникулы и друзья вносили коррективы и поэтому нам давалась большая свобода. Мы не собирались вместе за ужином, практически не проводили вместе выходные, но всегда чувствовали, что родители рядом. Папа работал в ГНД и не по наслышке знал, что бывает, отпусти подростков на свободу в моральном плане. Мама всегда была мягче и понимала, что девочки, выросшие в любви и относительной заботе не пойдут на улицу за сомнительными приключениями.

Вытерев руки о кухонное полотенце с петушком, я решила, что мне необходимо что-то делать.

Я набрала сообщение Павлу с предложением встретиться и погулять. Теперь во мне не было стеснения при общении с незнакомыми парнями. Как это ни парадоксально, но на моем любимом физкультурном в моей группе было большее количество девочек, чем мальчиков. Потому что все парни физкультурный заканчивали заочно – чтобы была какая-никакая корочка.

Павел ожидаемо согласился и сообщил, что будет через полчаса.

Натянув растянутую футболку и бриджи, я ждала его у своего подъезда, лениво обозревая окрестности. Вот под ноги налетели голуби, видимо, ожидая от меня лакомства, раздариваемого бабушками, что собирались во второй половине дня.

Рядом притормозила знакомая иномарка.

Я натянуто улыбнулась.

- Нет, нет! Гуляем ножками!

Павел приставил ладонь ко лбу, соглашаясь с командой. Припарковавшись в моем дворе, мы направились в парк, который находился не далеко от моего дома.

- Света, я очень рад, что ты, наконецу, согласилась со мной встретиться. Дело в том, что скоро я уезжаю на соревнования и меня не будет почти месяц – потому что в случае, если я прохожу первый этап, еду на тренировки во Францию, где будет финал соренований.[RbD1]

- Соревнований?

Я так была зациклена на себе, что совершенно упустила из виду все, что связано с этим человеком.

- Ну да. Я же велосипедист.

- Велосипедист?!

Павел рассмеялся. Ну конечно. Господи, только теперь у меня в голове сложилось – его фамилия и бесконечные преподавательские воззвания к совести студентов быть похожили на нашего земляка – Павла Сидорова, победителя «Джиро» и «Тур де Франс». [RbD2]

- Расскажи мне о себе, почему ты выбрал велосипед, а не, скажем, бокс?

 - В детстве родители водили меня и на бокс, и на пение. Но в 12 лет я пришел в детско-юношескую спортивную школу, чтобы заниматься велоспортом. Я всегда мечтал о велосипеде. В спортшколе появилась возможность заниматься тем, что мне действительно нравится, - он улыбнулся, от чего его подвижное, некрасивое, в общем-то лицо, как у всех спортсменов, давно и долго занимающихся спортом, озарилось внутренним светом, сделав его миловидным. - На первые российские соревнования я поехал лишь в 16 лет, но зато в 2007 году, в 17 лет, стал чемпионом Европы, выиграв индивидуальную гонку на время. Потом была такая история...дисквалификация за допинг..Ну а сейчас я в профессиональной команде, представляю сборную России.

- Допинг? Ты серьезно что-то употреблял?

- Ну Свет, тут такое дело, это и не допинг вовсе. Я пил препараты, как бы тебе объяснить.. это такая среда. Мы все пьем лекарства, нацеленные на разные результаты, кто-то – для сжигания жира, кто-то для концентрации. А допинг-комитет нацелен сократить и поймать спортсменов на этом.

- АААА.. – в голове крутилось множество вопросов, но судя по тому, что Павел тут же перевел тему разговора, говорить ему не хотелось на эту тему.

И мы, шутя и веселясь, дошли до проката роликовых коньков. Чем тут же и воспользовались.



Вероника Колесникова

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться