Бар "Ураган"

Размер шрифта: - +

Глава 16

Окончательно просыпаюсь в больничной палате. Светло и приятно, только голова гудит, словно пустой колокол, по которому ударили палкой.

Пахнет свежим постельным бельем и чистотой, немного белизной и порошком. Улыбаюсь и обвожу глазами палату.

Все три койки заняты – на одной лежит девчонка в цветном застиранном халате и смотрит по телефону фильм, подрыгивая ножкой в огромном сером вязаном носке. На второй сидит женщина и чистит банан, перелистывая цветной журнал.

Увидев, что я очнулась, она улыбается немного грустной улыбкой, приглаживает сальные волосы и говорит чуть треснутыми губами:

- Лежи, лежи. Сейчас позову медсестру.

Я послушно закрываю глаза и прислушиваюсь к себе, шевеля пальцами рук и ног.

Довольно усмехаюсь,  нащупав на лице множество ссадин, залепленных лейкопластырем.

Жить буду!

Вместо медсестры приходит врач. Сразу видно: женщина четкая и уверенная. Она садится на стульчик рядом, выслушивает сердцебиение, мерит давление и остается довольной увиденным.

- Ну, Светлана, в целом все в порядке. Несколько ссадин, растяжений, это не летально! Сделаем УЗИ брюшной полости, томограмму головы на всякий случай, чтобы быть уверенными, что все в порядке. А в целом уже завтра сможешь идти домой.

- А как я здесь оказалась?

Ее лицо тут же меняется с профессионального на лицо обычной женщины, уставшей от жизни, скорбящей по лучшим годам и беспокоящейся за близких людей.

- Вас всех привезли сегодня ночью, в отделение больницы скорой медицинской помощи. Девочку отпустили домой, мальчик лежит в палате на другом этаже.

Видимо, прочитав испуг на моем лице, она торопливо добавила:

- Не волнуйся, это не реанимация. Ему тоже нужно сдать несколько анализов, и будет лучше, если мы его проверим прямо здесь.

Дождавшись, когда она уйдет, перезвонила маме.

- Детка, как хорошо, что ты проснулась, мы едем с папой к тебе, уже в пути, будем через пять минут. Нас сегодня выгнали из палаты, я хотела остаться у тебя, но в БСМП этого делать, оказывается, нельзя.

Слушаю и бреду из палаты. Я знаю, куда мне нужно, мне нужно найти своего лесного духа. И поблагодарить его за все.

Телефон разражается мелодией, неприятно отозвавшись тупой болью в голове.

Павел.

Нет, пока что я не готова говорить. Не готова. Он слишком...из другой жизни, из другого измерения. Пока я здесь, в сумраке больницы, мне не до ангела света.

Подхожу к палате, возле которой сидит Виктор.

Странно, что здесь делает охрана клуба?

- Светик, привет, - Виктор потягивается, разрабатывая затекшие мышцы от долгого сидения. – Вижу, что у тебя все хорошо. Ну вы и натворили с Маринкой дел!

- Ты что здесь делаешь? – мне уже не до пиетета.

- Работаю, Светуль. Работаю, отрабатываю свою ошибку, так сказать.

- Не поняла?

- Так все просто, теперь –то чего скрывать. Я в охране у Марсового отца состою. И должен был за пацаном присмотреть. Сама знаешь – он то своего дружка в штанах удержать не может, то кулаки ему почесать надо. Вот и следил, так сказать. А вчера вы умудрились все вверх дном перевернуть.

Я присела на скамейку рядом.

- У отца Марса?

- Да. Они с его матерью давно разошлись, батя ушел в другую семью. Ну, пацан и сказал матери: никаких подачек мне от него не нужно, отношения, так сказать, прекратил. И работать пошел. Сначала машины мыл в школе. В универе, как восемнадцать исполнилось, пошел официантом работать, потом барменом вот стал. Все деньги - домой. А после того, как эти Влас да Стас нас подставили с опиатами этими, я его отцу все и доложил. Тоже мне – «компания по производству стиральных порошков»! Только благодаря этому и удалось всех наших мимо прокуратуры да УВД провести.

Виктор помолчал, уставившись на свои огромные пальцы.

- Ты кофе не хочешь? Тут автомат в конце коридора есть.

- Давай.

- А тебе можно? Вид у тебя больно больной.

Долгие минуты пришлось ждать, пока Виктор вернется с напитком, пахнущим на весь больничный коридор. Я запахнула выданный в больнце халат поглубже.

- Да, видок у тебя еше тот, Светик, но за это не волнуйся. Главное, - что живы остались. А тех гавриков поймали, привезли куда надо. Отсидят положенное, тут уж Раис Марсович постарается.

- Как он? – шевелю опустошенными губами.

- Раис Марсович? – удивляется охранник. – АА, Марс? Спит еще, ему бровь зашили, да трещина у него в ребре. Жить будет. До свадьбы заживет.

Я встала. Ну и хорошо.

- Ты куда, Светуль?

В ад, в сумрак, в зло.

- В палату, мама должна приехать.

- Ты выздоравливай, Свет. Все равно на работу надо будет выходить. Это дурацкое утешение, но все же. Раис Марсович «Ураган» выкупил. И теперь-то уж там все в порядке будет. По правилам. Как нужно.

- Пока.

- А за Риту не думай. Она от ревности все это сделала, а как Марс услышал, как она об этом какому-то парню проговорилась, сразу же побежал вас искать. Хорошо, что Костик не растерялся и мне позвонил. Мы вас всех и отследили по навигаторам.

Он помолчал.

- Передать Марсу, что ты приходила?

- Нет.

Дошла до конца коридора к лифту.

- Хотя нет. Скажи, что приходила и попрощалась.

- Так ты с ним и не попрощалась вроде бы.

- Прощай, Виктор.

Я махнула рукой и вошла в лифт, чтобы спустя пять минут оказаться в объятиях заплаканной мамы.

 

По моей просьбе меня выписали уже во второй половине дня. УЗИ показало, что под раздачу я попалась очень удачно, и ничего, кроме лица, серьезно не пострадало.

Отец играл желваками и не спускал с меня злого взгляда, а дома мне пришлось выслушать целую лекцию на тему того, что для того, чтобы играть во взрослую жизнь, мне нужно было для начала обзавестись оружием. В моем случае, - мозгом.



Вероника Колесникова

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться