Бард

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

В которой достойный бард Жюльен со своими товарищами, наконец, достигают цели своего путешествия – города Гасенска, обнаруживают его объятым страхом, встречают знакомого торговца Салазара и понимают, в каком тяжелом положении они оказались

Камень Скроу оказался примерно такой же, по размеру, глыбой, как и камень Сиу, у которого мы встретились с Риголаном, возможно даже чуть большей. Не знаю, кто решил, что он похож на голову ящера – просто продолговатая глыба, немного как бы сплюснутая с одной стороны. У этого чертова камня мы проторчали почти сутки.

Мы ожидали подкрепления от кланов Тени до самого утра. Затем начали неторопливо собираться, понимая, что больше уже ждать нечего. Каждый еще надеялся на чудо – все мы находили предлоги еще хоть на несколько минут задержаться у камня Скроу; Боб срочно решил отремонтировать покосивший каблук на сапоге, Риголан тщательно проверял сбрую и седла на ящерах, а Шебе оказались жизненно необходимы какие-то травы. В конце концов, все мыслимые и немыслимые предлоги были исчерпаны, светило уже поднялось в зенит, так что дальше оттягивать наше выступление смысла не имело. Риголан, не смотря на свою обычную невозмутимость, с каждой секундой заметно мрачнел. Когда мы уже собрались тронуться в путь, я не выдержал и сказал:

- Да, брось, Сын Тени Риголан, не волнуйся из-за этого. В конце концов, может нетопырь не долетел до места назначения и они просто не получили твое письмо. Может быть, есть смысл спуститься в подземелья и передать сообщение самому?

- Да! – радостно поддержал меня Боб. – Как это ты раньше до этого не додумался?! Конечно, нужно!..

- Нет! – резко, даже грубо оборвал его Риголан, звенящим от гнева голосом. Затем взял себя в руки и проговорил уже мягче: - Нет, с нетопырем все в порядке… Вы, конечно, не можете этого знать, но такого зверя невозможно поймать в подземельях, его нужно вырастить самому, с использованием магических ритуалов. А для того, чтобы он вырос крупным, сильным, чтобы научился искать дорогу к дому, его необходимо подпитывать собственной жизненной силой. Ты словно бы отдаешь ему часть себя, как мать производит ребенка из своего тела. Я чувствую его, - сказал Риголан и замолчал. Повисла неловкая тишина, так что я решил поторопить эльфа:

- И что?

- Он жив. С ним все в порядке – он сыт и спокоен, - сказал Риголан. – Сейчас он отдыхает. Это значит, что он достиг пункта назначения и передал письмо. И если бы нам хотели прислать подкрепление, оно бы уже было здесь.

Риголан снова замолчал, а мы – вместе с ним. Каждый прятал глаза, так, будто бы это была наша вина, что темные эльфы не пришли нам на помощь. Меня даже встревожило падение боевого духа в моем небольшом отряде.

- Ну, хватит! – сказал я. – Нечего из-за этого теперь переживать. Каждый из нас сделал свой выбор; ты, Риголан, - идти с нами, они – дожидаться смерти. Это каждый сам решает для себя, и нечего об этом думать. Все, выступаем. Мы и так много времени потеряли, того и гляди, Аштон догонит.

Моя речь, похоже, слегка взбодрила моих спутников, и мы двинулись в путь. Однако, не смотря на внешнее спокойствие, чувствовал я себя отвратительно. Впятером, даже с учетом боевых зверей и способностей Джонатана, мы явно оказывались в проигрыше. Да, с нами теперь еще ведьма, и не совсем понятно, на что она способна. Пока мы видели только ее лечебные умения, а вот как она себя покажет в бою – трудно сказать. Впрочем, если она сумеет хотя бы отвлечь, на время, Темного мага, мы вполне могли бы справиться с полусотней зомби, а затем уж навалиться и на самого мага. Так что, все не так уж и плохо, даже без подмоги темных эльфов, - рассуждал я. Пускай призрачный, но шанс на победу у нас есть. И потом, как говорил старина Григор, пока ты не потерял самообладания, битва еще не проиграна. Да, я чувствовал себя неуютно, но в панику еще не впал, так что не все потеряно. «Эх, старина Григор! – думал я, - как мне тебя сейчас не хватает! У тебя всегда для меня находился мудрый совет, а, в крайнем случае, – веселая песня!».

Вспомнив о веселых песнях Григора, я невольно потянулся к мандолине, взял ее в руки и стал потихоньку перебирать струны. Неплохо бы сейчас сыграть что-нибудь веселенькое, чтобы взбодрить товарищей, - решил я и заиграл «Крошку Джуд»:

- Эй, хоп, крошка Джуд! Не гляди сурово!..

Начав довольно унылым голосом, я, как обычно, втянулся, и вскоре уже перебирал струны витиеватым перебором, залихватски горланя:

- Эй, Джуд, не балуй! Лучше в щечку поцелуй!

Постепенно, лица моих спутников начали светлеть. Боб, как всегда, расслабился первым, и вскоре уже подпевал мне, Риголан кривил губы в своей малозаметной ухмылке, Джонатан посмеивался в свою жиденькую бороденку. Даже ведьма, и та улыбнулась, слушая мою песню. Когда я закончил, она, смеясь, сказала мне:

- Надо же! Сколько раз слышала эту песенку, но мне и в голову не приходило, что от нее может быть хоть какая-то польза!

- Мой старый учитель говорил, что спеть на деревенской свадьбе куда трудней, чем в доме богатого лорда, - ответил я и снова мысленно обратился к Григору: «Эх, старина! Уж ты бы нашел, что сказать мне теперь!». И словно бы в ответ на мои слова, в голове всплыло давнее воспоминание.

Мы с Григором шли по пыльной грунтовой дороге, таща на себе весь свой небольшой скарб – инструменты, несколько книг, плащи, на случай непогоды, и немного еды. Дорога нам предстояла долгая и, как обычно в таких ситуациях, Григор занимался моим образованием – разучивал со мной новые песни, рассказывал мне различные истории. Вот и в этот раз, старый бард рассказал мне историю о жадном сборщике налогов, который драл с крестьян налоги в три шкуры, а однажды стребовал недоимку с собственного отца. Естественно, все это происходило при попустительстве государственных чиновников, с которыми сборщик делился излишками собранных денег. Я стал возмущаться:



Евгений Стерх

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться