Бард

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

В которой достойный бард Жюльен встречается с бароном Аштоном, и на которой повествование Жюльена заканчивается.

Я забылся горячечным, не то сном, не то бредом, в котором видел странные картины. Мне виделось, будто бы я нахожусь посреди холодного пространством, покрытого снегом, скованного льдом, вокруг меня бушует снежная буря и яростный, обжигающий морозом ветер бьет мне в лицо. Я лечу, сквозь снежную бурю, сильными взмахами крыльев преодолевая ветер, и смеюсь. Смеюсь от своей силы, от беспомощности ветра, от восторга – я жив! Я живой, я сильный, я счастливый дракон, которому не страшны ураганы, снежные бури и коварные враги. И в сердце моем рождается торжественная музыка Триумфа Жизни, песня непобедимого драконьего естества.

Проснулся я от того, что кто-то сильно теребил меня за здоровое плечо. Еще не открыв глаз, не отойдя ото сна, я пробормотал:

- Боб, успокойся, ты мне голову оторвешь!

Потом, вдруг, вспомнил – Боба больше нет. От этой мысли я окончательно проснулся и открыл глаза. Разбудила меня Шеба. Я лежал все у того же костра, рядом с которым заснул вечером, небо было серым, только на востоке начала появляться полоска розового цвета. Воины вокруг костра медленно просыпались, будили друг друга, двигаясь неторопливо, словно бы в вязкой, неподатливой среде.

- Что случилось? – спросил я ведьму.

- Солдаты, - ответила Шеба. – По лесной дороге идет войско. Джонатан осматривал местность, по моей просьбе, и заметил их. Они выйдут в долину через несколько минут.

Поспешно, насколько мог, преодолевая боль во всем теле, я встал на ноги, поискал глазами свой меч и обнаружил его в ножнах, у себя на поясе. Огляделся вокруг, увидел чью-то флягу на земле, подобрал и протянул Шебе:

- Плесни на руки, я попробую умыться.

Во фляге оставалось совсем немного воды, так что я только смочил лицо. Но и это немного освежило. Я потряс лицом, словно собака, отряхиваясь от воды. Развернулся и пошел к тому месту, где лесная дорога выходила в долину. Шеба отбросила флягу и пошла за мной следом.

- Это Аштон, - сказал я на ходу. – Больше тут ожидать некого.

- Думаешь, придется драться? – взволнованно спросила ведьма.

- Не исключено, - пожал я плечами, – хотя, вряд ли. Аштон – практик. Что толку ему теперь драться с нами – некромант мертв, его Книга уничтожена. Пользы от этой драки Аштону никакой. Кроме того, мне есть, что ему сказать…

Мы встали там, где заканчивалась лесная дорога, ожидая появления воинов. За нашей спиной лагерь все больше оживал, слышались голоса, позвякивание оружия, еще какие-то странные звуки. Я обернулся и увидел, что к нам приближаются Хайдрик и Джоурба. Странные звуки, похожие на бульканье и постанывание, издавал Фархи, ворочаясь во сне. Пробуждение в лагере, шум и суета его абсолютно не трогали. Лореанна, дремавшая, свернувшись клубком, в отдалении, у самой кромки леса, никаких звуков во сне не издавала. Фархи, шагах в десяти слева от края лесной дороги, пожевал губами, поерзал шеей и затих.

- Войско приближается? – подходя ближе, спросил Хайдрик.

- Барон Аштон, да? – уточнил Джоурба. Я пожал плечами:

- Скорее всего. Сейчас узнаем, – ответил я.

Буквально через минуту, на лесной дороге показались двое дозорных, на лошадях. Заметив их, к нам поспешили Джонатан и Шарграйн, на ходу заправляя одежду и ощупывая оружие. Дозорные, в хороших доспехах, поверх которых были надеты белые накидки с гербом Аштона, гарцующим шагом приблизились к нам. Один из них стукнул древком копья о землю и торжественным голосом произнес:

- Склонитесь перед силой барона Аштона!

- Ага, сейчас! – скрестив руки на груди, ответила Шеба. У Сына Тени Шарграйна брови поползи вверх, от удивления. Джоурба вынул из-за спины топор и, перехватив его двумя руками, издал звук, похожий на рычание зверя. Хайдрик обернулся к лагерю и взмахнул рукой, подавая знак воинам. Бойцы начали собираться в единую группу.

- Уважаемый, среди присутствующих здесь, только вы и являетесь подданными Его Сиятельства, - сказал я. – Именно вам и следует склониться перед силой барона. А мы уж как-нибудь, без этого…

- Барон Аштон – сюзерен всех Северных Графств! – храбро возразил второй дозорный, поддерживая древко копья на весу, будто бы готовый вступить в бой. В этот момент Фархи, которому, очевидно, что-то приснилось, всхрапнул во сне и перекатился с брюха на спину. Его длинный хвост, описав в воздухе дугу, обрушился на низкорослые елки, на опушке леса, сминая и переламывая их. Лошади под дозорными вздрогнули, шарахнулись, а сами дозорные, только теперь заметив дракона, заметно побледнели.

- Конечно-конечно, - покивал я. – А так же Его Сиятельство сюзерен темных эльфов, орков Восточных Земель и драконов Файерана, да?

Дозорные не нашлись, что ответить. Я оглянулся, окидывая взглядом угрюмых бойцов, стоявших плотной группой у прогоревших костров, с готовым к бою оружием. Уцелевшие всадники уже сидели верхом на своих животных. Похоже, они готовы были принять и еще один бой.

- Вот что, уважаемый, - обратившись к дозорному, сказал я. – Возвращайтесь и передайте Его Сиятельству, что если он пришел, как друг – мы рады будем его видеть, - в этом месте, Джоурба фыркнул и с отвращением сплюнул, но я все-таки продолжил: - А если он придет, как господин… скажи ему, что многим здесь это может не понравиться.

Дозорные молча развернулись и двинулись по лесной дороге назад, туда, откуда прибыли. Я обернулся к своим товарищам:

- Идите к воинам. Не думаю, что Аштон решится вступить в битву, но на всякий случай – будьте готовы ко всему. А я попытаюсь с ним поговорить.

Джоурба молча кивнул и снова с отвращением сплюнул. Шарграйн секунду внимательно смотрел на меня, затем кивнул и пошел к своим эльфам. Хайдрик спросил:



Евгений Стерх

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться