Бариа

Глава 3

Северный причал столицы Тайлер видел впервые в жизни. Ему никогда не приходило в голову забраться на самый край города, чтобы просто посмотреть на стоянку дирижаблей, вполне хватало вида проплывающих время от времени над городом гигантов. Сейчас, пройдя на место встречи раньше попутчиков, он смог спокойно рассмотреть привязанные к причальным мачтам аэростаты.

Тайлер насчитал их восемь штук, когда на горизонте показался девятый. Серебристый воздушный корабль плыл по воздуху, винты на корме мерно вращались. Он быстро приблизился к одной из свободных мачт, сбросил на землю гайдроп, который работники спешно привязали к тому, что заблаговременно лежал на земле, и принялись его натягивать. Тайлер во все глаза глядел на это действо, и вот, дирижабль уже прочно пришвартован к мачте, а из гондолы выходят пассажиры.

— Первое путешествие предстоит, молодой человек? — раздался за спиной низкий мужской голос снисходительной интонации.

Тайлер нехотя обернулся и увидел пожилого мужчину с седыми бакенбардами, облаченного в военный мундир с эполетами с золотистой канительной бахромой.

— Да, предстоит, — неуверенно ответил Тайлер и на всякий случай добавил, — сэр.

С военными он раньше дел не имел, хоть и часто встречал их на улицах города.

— О, первый полет… Это прекрасное чувство, хоть для меня оно и было почти полвека назад… На свой первый дирижабль я поступил уже капралом, но от восторга дыхание сперло как у безусого юнца. Бригадир Билл Морфи.

Военный протянул руку в белой перчатке, и Тайлер поспешил её пожать. Он не разбирался в воинских званиях, но вроде бы где-то слышал, что бригадиры — это старший офицерский состав, что даёт большие преимущества. А с такими людьми нужно поддерживать хорошие отношения — эту науку Рэй прочно вбил в голову Тайлеру.

— Виктор Торбиз, рад знакомству, — доброжелательно улыбнулся Тайлер, снова вспоминая уроки Рэя. — Честно признаться, я в смятении. Никогда не отрывался от земли, а сейчас вот предстоит.

— О, не стоит волноваться. Да, бывает, что дирижабли погибают, от крушения никто не застрахован, но по мне умереть под колесами паромобиля куда проще. За руль садятся все, кто ни попадя, так ещё и не всегда трезвыми.

— Воистину так, — горячо поддержал Тайлер, — как раз третьего дня со мной едва не приключилась такая история. Право слово, я тогда знатно перетрусил. Так ещё и горе-водитель заявлял на всю улицу, что это, якобы, я сам бросился ему под колеса. Стоя на тротуаре!

— Вот-вот. Я давно заявляю своим коллегам из военной академии, что пора уже вводить разрешения на управление всеми этими агрегатами. И правила.

— Особенно дорожного движения, — поддакнул Тайлер. — А вы тоже летите? Быть может, нам по пути?

— Лечу. На саммит по работе. На материк.

— О, — выдохнул Тайлер, — печально, а я к родне в Даринширн, не был там лет десять.

— Тогда вам стоило одеться теплее. На севере уже, наверняка, снег лежит, лето в этом году выдалось холодное.

— А долго мне лететь, вы не знаете?

— До Даринширна по прямой шестьсот миль, — нахмурился бригадир, припоминая, — часов восемь лету при хорошей погоде. Вон тот, эллипсоидный, скорее всего Ваш. У таких уменьшенное сопротивление боковому ветру.

— Право, жаль, что нам не по пути, — Тайлеру было искренне жаль, что у него не будет такого приятного попутчика. Но время до отлета ещё имелось.

Бригадир Морфи пригласил Тайлера в здание вокзала, которое терялось на фоне громадных эллингов, чтоб скоротать время в местном ресторане. По его словам, там подавали потрясающе вкусный кофе с коньяком. И бригадир оказался прав! Тайлер никогда не считал кофе или чай особыми напитками, вопреки бытовавшему в столице мнению. Молодого человека куда больше прельщала пинта яблочного сидра, чем чашечка горького кофе, но в этот раз напиток получился дивно прекрасным, куда вкуснее поданного в «Белом слоне».

Бригадир Морфи снисходительно улыбался, выслушивая совершенно искренние восторги Тайлера. Пока они коротали время, Морфи рассказывал, как в юности воевал в южных колониях, где они выпивали по кварте кофе в день. Когда военный врач заявил, что в таких количествах неразбавленным кофе пить вредно, уставшие от затяжной войны солдаты решили кофе разбавлять. Коньяком. Сослуживец Морфи после открыл на этом вокзале кофейню, сохранив рецепт и передав его детям. Самого сослуживца уже давно нет в живых, но дело его процветало и поныне.

«Уважаемые пассажиры, дирижабль «Рассветная Роза», отправляющийся в Даринширн, готов принять вас на борт. Просим направиться к седьмой причальной мачте. Отправление планируется через сорок минут…» — мужской голос пробился через шипение и треск громкоговорителя и ещё дважды повторил информацию.

— Вам пора! Как я и сказал, тот эллипсоидный — ваш, — усмехнулся бригадир.

— Да, спасибо за компанию, мне было очень приятно ваше общество, господин Морфи, — Тайлер протянул руку, и мужчина крепко её пожал.

— Приятного полёта, насладитесь им, он у вас первый. И главное, ничего не бойтесь.

Тайлер тепло попрощался с новым знакомым и вышел из здания вокзала. К седьмой причальной мачте уже стягивались люди. Все они были прилично одеты, большинству из них слуги или носильщики помогали нести чемоданы и прочий груз. Одна почтенная дама даже везла с собой огромную клетку, плотно обтянутую покрывалом. Дойдя до мачты, Тайлер принялся осматривать попутчиков с большим вниманием. Его внешний вид не выделял из толпы: Тайлер был одет в коричневый сюртук и брюки из плотной дорожной ткани, на голове у него красовалась только вошедшая в моду фетровая шляпа, ботинки начищены до блеска, по крайней мере на момент выхода из дома, чемодан был новым, как и вся одежда. Никому и в голову не пришло бы, что этот молодой человек совсем не из круга аристократов и промышленников. Некоторые дамы даже задерживали на нем взгляды дольше, чем позволяло приличие.

Знали бы они, кто Тайлер на самом деле такой и чем промышляет. После знакомства с Рэем перед Тайлером открылись новые двери, но молодой человек прекрасно осознавал, что этот дивный мир толстосумов совсем не для незаконнорождённого сына артистки, без толкового образования и профессии, если, конечно, за таковую не принимать мошенничество и кражи. Рэй же считал, что для хорошей жизни достаточно иметь деньги и связи. За первое можно легко купить второе, а второе поможет заработать первое. Тайлер считал, что партнёр прав целиком и полностью, но упорно считал себя неподходящим для такой жизни. Ему было достаточно того, что имеется работа и крыша над головой, а приятные знакомства разбавляли скучные будни, привнося радость и удовольствие, от которого Тайлер не желал отказываться.



Юлия Сысоева

Отредактировано: 13.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться