Бариа

Глава 7

Ступив на родные улицы столицы, Тайлер не испытал ровным счётом ничего. Ему думалось, что возникнет радость, облегчение от возвращения… но нет. Воссоединение вышло ничем не примечательным. Ещё собираясь в Даринширн и предвкушая путешествие, Тайлер в глубине души думал, что его замучает тоска по знакомым с детства домам и улицам, но события последних дней захлестнули с головой и скучать просто не было времени. В Даринширне Тайлеру понравилось настолько, что он был вовсе не против задержаться там на подольше или вернуться снова, хоть умом и понимал, что от него ничего не зависело, да и в одиночку он в Ханш не поедет, а когда туда снова соберётся Рэй, вопрос слишком сложный. Неизвестно даже, соберётся ли вообще.

И всё же Тайлер твердо понимал, что по семейству Карнуэл он будет скучать. По бесконечно доброй Иннис, по взбалмошному Рори, по Энгусу и Тирлэг, даже по Мирдри… Он был благодарен этой семье за такой невероятно теплый приём, на который не мог рассчитывать даже в мечтах. После смерти матери он никому не был нужен, товарищи и приятели проявляли заботу по мере необходимости, в Даринширне же все делали всё по собственному желанию, от него ничего не просили взамен. Да и вообще ничего не просили. Это подкупало.

На пути домой Рэй объяснил, что в Ханше не принято разбрасываться словами, и, если ему сказали, что рады будут видеть у себя в любое время, значит, так тому и быть. Официального предложения вступить в клан ему не поступало, но, что-то подсказывало, что это лишь вопрос времени, если он поддержит общение. Но сперва следовало разобраться с делом протеже Ворвита. Тайлера ещё в Кашироне удивило решение Мирсоу временно отступиться, поэтому не терпелось узнать причину.

В столицу они прибыли рано утром, выспавшись в поезде. За время болезни Тайлера клан Карлинн успел поссориться с транспортной компанией Даринширна, и полеты над Перевалом стали рискованными. Пришлось ехать на поезде. Да, медленнее, но не менее интересно, тем более, что железнодорожная компания усилила охрану поездов на период, пока с дирижаблями возникли сложности. Поезд ничем не уступал по комфортабельности дирижаблю, а из-за скорости можно было чуть подольше остаться мыслями и разговорами в Ханше. Чутье подсказывало, что такая легкая непринужденная атмосфера в общении пусть не резко, но пропадет, когда они окажутся по ту сторону Перевала. Конечно, всё пережитое навечно останется с Тайлером, и его компаньоны, открывшие свои настоящие лица, даже надев привычные маски, не изменяться теперь для него, но столица, есть столица, там всё иначе…

По приезду в столицу Рэй отправил Тайлера домой, велев ждать от него записки. Записку эту принесли через три часа, в ней сообщалось, чтоб Тайлер был готов к встрече с заказчиком по указанному адресу в восемь часов пополудни. Весь остаток дня Тайлер прибывал в смятении, словно девица перед первым балом. Очень не хотелось ударить в грязь лицом перед господином Мирсоу, которого Тайлер видел всего один раз в жизни, два года назад, когда Рэй их знакомил. Та встреча была короткой: в закрытом зале одного из клубов, в котором состоял сам Мирсоу, заказчик коротко расспросил Тайлера, внимательно рассмотрел и сдержанно кивнул, отпуская. Такая вот странная процедура одобрения его кандидатуры и принятия на работу. Собственно, поэтому Тайлер прибыл на место на полчаса раньше условленного и, скучая, рассматривал теперь афиши на стене кабаре «Красный веер». Сегодня в программе был бурлеск, а уже завтра премьера водевиля «Веселая мельница» с Кикки Мортмер в главной роли. Миз Мортмер Тайлер знал, выросли они в одном месте и даже приходились друг другу родней. По любвеобильному отцу. Но мать научила дочку тому, как может проложить себе путь к хорошей жизни милая мордашка и стройная фигурка, и уже в шестнадцать лет полукровная сестренка начала выступать на сцене кабаре. Через два года после этого Тайлер покинул театр и поток сплетен о похождениях новоиспеченной певицы прекратился. И вот надо же, Виктория Мортмер, оказывается, солистка в «Красном веере». Вряд ли он сегодня увидит её на сцене, и тем более вряд ли она его узнает.

— Тайлер! Ты в кои-то веки пришел раньше меня, — раздался за спиной голос Рэя.

Тайлер неспешно обернулся, готовый сказать колкость, но подавился воздухом: рядом с Рэем стояла Доминика. Этого молодой человек не ожидал совершенно. Он полагал, у Доминики накопилось достаточно дел за время её отсутствия, тем более… Это же не совсем подходящее место для приличной женщины… Да, за последнюю неделю Доминика раскрылась с разных сторон, была и не приличная в какой-то мере, но это всё было в Даринширне, а тут столица! Ведь Тайлеру же думалось, что по возвращении сюда, всё вернется на круги своя, и взбалмошная капризная ханшийка снова станет сдержанной, прекрасно воспитанной леди. Но, судя потому, каким предвкушением горели глаза этой самой леди, только рука Рэя на её локте не давала ей первой пройти в фойе кабаре.

— Доброго вечера, Тайлер, — нетерпеливо улыбнулась Доминика. — Мы не опоздаем? Быть может, стоит…

— Успокойся, — скосив на неё глаза, произнес Рэй. — Веди себя прилично, ты уже не в…

— Ты невозможен, — вздохнула Доминика, закатив глаза, — и я здесь не по своей воле, не забывай.

— Это не помешало тебе радоваться как ребенку, узнав, куда нам предстоит идти.

— Я всего лишь давно хотела побывать в кабаре, не моя вина, что женщин без сопровождения туда не пускают.

— И только у меня хватило невоспитанности пригласить тебя туда, — криво улыбнулся Рэй, направляясь к кассе.

— Это мне в тебе и нравится, — фыркнула Доминика, поднимая глаза на ярко освещенную вывеску с красивым красным веером, а потом громким шепотом поведала Тайлеру, — я столько лет мечтала пробраться в кабаре, ты даже не представляешь!

— Вы же не лучшего мнения о артистках кабаре?

— Я считаю, что наши виды искусства никак не схожи и сравнивать их нельзя, только и всего. Но выступать на сцене с такими фривольными номерами, на это нужна недюжинная смелость, это достойно уважения.



Юлия Сысоева

Отредактировано: 13.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться