Барон с улицы Вернон. Книга третья; том 2. Операция "Ковчег"

Размер шрифта: - +

Глава 4

...МЕЛКШАМ; УИЛТШИР; АНГЛИЯ; АВГУСТ 1911 ГОДА…

Если говорить о том, чем мог бы заняться Гарольд, кроме весьма содержательного времяпровождения в своём любимом садике, то пожалуй, он и сам мог бы рассказать очень много интересного. Но, половина было — просто выдумки. А из той половины, что оставалась — ещё половина, были просто мечтания, мечтания и мечтания. Он с удовольствием и очень захватывающе, рассказывал о своих похождениях и проделках где-то там, далеко, куда ему не разрешали ходить. Но, на самом деле, Гарри не очень любил отдаляться от дома. В особенности, в компании Чарли или Уильяма. Чарли, Гарольд несомненно уважал, и даже восхищался им, с радостью всегда шёл за ним туда, куда Чарли собирался и звал за собой Гарольда. Но Гарри это быстро надоедало. Ему становилось скучно слушать длительные монологи Чарли о том, что Гарольд никудышний, неуклюжий, невнимательный, что ему не интересно играть в шумные игры с мальчишками и так далее, словно Чарли заранее готовился всё это высказать в адрес брата. Было больше обидно. Чарли никогда не забывал лишний раз Гарольда укусить, едва они оставались наедине. И было за что. Гарольд очень любил «витать в облаках», «считать ворон» и сам не понимал как это у него получается, когда он невнимательно ступал по лужам после дождя, или спотыкался на ровном месте. Как правило, такое заканчивалось одной, всегда одной и той же, перепалкой.

- А? - спрашивал Гарольд уже тогда, когда Чарли, заливаясь соловьём, почти завершал своё длительное и замысловатое нравоучение в его адрес.

- Что, а? - тут же, готовый дать младшему брату подзатыльник, останавливался покраснев от возмущения, Чарли.

Сегодня его оскорбило, что Гарольд просто не слушал то, о чём он ему говорил всю дорогу.

- Что, а? - опешил Чарли, - я тут тебе… соловьём заливаюсь, время трачу, а ты своих ворон считаешь?

- Каких ещё ворон? - покраснел больше от испуга, чем со стыда, Гарольд, - и вообще, что я такого плохого сделал, что ты меня обижаешь?

- Да кто тебя только не обижает! - почти закричал в ответ Чарли, после чего Гарольд, по своему обыкновению грозно топнул ногой, покрасне ещё больше и убежал.

Обычно, в таких случаях он слушал себе вслед, какую-нибудь очередную обидную фразу. Сегодня это были самые обидные и оскорбительные слова, из всех которые когда-либо говорил ему Чарли.

- В штаны от злости своей не наложи, свинтус! - громко крикнул Чарли на всю улицу и Гарольду показалось, что все вокруг над ним смеются. Он захотел заплакать и… расплакался на бегу.

Гарольд забежал в проулок, остановился, вытер слёзы, посмотрел из-за угла, украдкой но победно, на то как Чарли, медленно и важно пошёл своей дорогой.

Гарольд вздохнул и хотел было куда-нибудь уйти, например домой, к себе в садик, на лавочку, но перед ним, в этот самый миг, появился Генри.

- Ой! Да ты напугал меня! - обрадовался Гарольд такому внезапному появлению друга.

- Чего ты плачешь? - спросил Генри, глядя на то как Гарольд вытирает слёзы то рукавом, то скомканным в кулаке носовым платком.

- Я не плачу, - ответил Гарольд, - это всё Чарли… он вечно… он обижает меня своими дурацкими упрёками...вот я и ушёл от него. Не хочу я с ним гулять.

- Да ты не ушёл, - усмехнулся Генри, - ты убежал! Бежал так, что мимо меня пробежал и не заметил.

- Прости, - вздохнул Гарольд, - извини, пожалуйста. Я зажмурился…

- Смотреть надо под ноги, когда бегаешь и куда прыгаешь, - ответил Генри, - мог бы споткнуться и упасть.

Гарольд вздохнул и посмотрел на Генри.

- А ты чего ут делаешь? - спросил он.

- Я шёл посмотрел на витрины, - ответил Генри, - знаешь? Там много интересного! Вот, например, сегодня утром я видел на одной из витрин чудесный граммофон! Граммофоны они какие? Большие как ящики, с огромной трубой! Правда? Ты же видел граммофоны?

- Угу, - кивнул Гарольд, глядя широко открытыми удивлёнными глазами на Генри, слушая его рассказ.

- А тот что я видел, он такой маленький, будто чемоданчик, - продолжал воодушевлённо свой рассказ Генри, - и ручка у него, тоже как у чемодана! А труба, она тоже, такая маленькая, блестящая, и совсем не похожа на трубу!

- А на что она похожа? - удивлённо спросил Гарольд.

- На ракушку, или на улитку, - кивнул Генри.

- Да ну! Быть такого не может! - воскликнул Гарольд, подумав, что Генри его разыгрывает.

- А вот и может! - ответил Генри, даже улыбнувшись, - хозяин лавки сказал мне, что этот граммофон играет пластинки громче чем обычные граммофоны. А потом, он включил его для меня!

- И? - спросил Гарольд, словно подгоняя друга в его рассказе.

- И так и есть! - воскликнул Генри, широко разведя руками в стороны, - он играет громко и не шипит! Представляешь?

- Ух ты… - подумал Гарольд и вдруг понял, что ему тотчас хочется посмотреть на этот чудесный граммофон. Он, упрашивая Генри взглядом, как всегда криво и даже грустно улыбнулся другу.



Меир Ландау

Отредактировано: 19.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться