Барон с улицы Вернон. Книга вторая. Призраки Чугуева

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Виктор вышел из полицейского околотка ближе к вечеру. Едва он сошёл с крыльца, как к нему тут же подбежал средних лет, маленький человек.

- Господин барон? - начал, запыхавшись, человек, - господин барон, право даже не ожидал встретить Вас тут.

- Да? - посмотрел на него Виктор, - а как по мне, то Вы тут давно околачиваетесь, - кивнул он на истоптанный снег неподалёку от крыльца.

- Отчего же? Нет, нет, - возразил человек, - совершенно случайно проходил мимо, вдруг вижу Вы спускаетесь, и решил подойти поздороваться.

- Да, вижу, совсем замёрзли, мимо-то проходя? - усмехнулся Виктор.

- Разрешите представиться, - улыбнулся человек, чуть приклонив голову, - гласный дворянского собрания Терентий Свиридович Чумак.

- Чем обязан, Терентий Свиридович? - посмотрел на Чумака Виктор.

Матушка наша, Капитолина Николаевна, много об Вас рассказывали и ненароком мне довелось слышать, что с радостью приняли бы Вас, господин барон, в своём доме, совсем недалече отсель.

В своём доме на Старой Николаевской, или не иначе в Головинском? - усмехнулся Виктор, - а отчего же не проведать? Ступайте к своей благодетельнице и сообщите, что завтра до обеда посещу её.

- С радостью, господин барон, - улыбнулся Чумак, слегка поклонился и пропустил Виктора.

Виктор сошёл с крыльца, закурил, отошёл на несколько шагов и обернулся назад, чувствуя чей-то пристальный взгляд в спину. Позади продолжал стоять Чумак, как-то неискренне улыбаясь Виктору, в своей, как понял Виктор, привычной позе лакея.

Снег едва припорошил улицы. Холод пронизывал не столько от мороза, сколько от не прекращающегося ветра. Ветер дул то в лицо, то заходил со спины словно подгоняя, то снова и снова будто обнимал со всех сторон, едва не сбивая с ног.

Особенно сильным, и даже каким-то нахальным, он показался на мостике, перекинутом через широкую балку. С этой балки, слева, открывался чудесный вид на заснеженную речушку. И тут ветер словно набрался сил и решил сбросить Виктора с мостика. Снег ударил в лицо, Виктор выругался и только крепче затянул башлык. Ему показалось, что он сейчас улетит вслед за ветром. Эти, неприятные во всех отношениях объятия, заставляли не идти, а бежать вниз по улице, по и без того крутому и обледенелому спуску.

Проходя мимо бывших пороховых складов, Виктор на мгновение остановился и задумался. Он глянул на склады. Потом резко повернул назад и буквально побежал вверх, обратно через мостик, совсем забыв про ветер и снег.

- Господин пристав! - влетел Виктор в кабинет Калашникова, громко захлопнув за собой двери.

- Ой не сидится Вам дома по такому морозу, - усмехнулся ему Калашников, - чем на сей раз обязан, господин полковник?

- Дом Полежаева ещё не сожгли? - остановился Виктор в дверях.

- Ну, это только у вас, у военных всё быстро да слажено, - снова усмехнулся Калашников, - а у нас знаете, надобно человека нанять, чтобы не болтливый был, организовать да обставить всё как надобно. А такого в Чугуеве не сыщешь, чтобы не проболтался. Чугуев большая деревня и каждый тут то кум, то сват...

- То брат, - прервал его Виктор, - собирайтесь, Вы мне нужны.

- Куда изволите? - поднялся Калашников одевая фуражку.

- В дом Полежаева, - улыбнулся Виктор.

- Что забыли? - кивнул пристав.

- Очень на это надеюсь, - ответил Виктор.

Дом Полежаева в сумерках казался каким-то зловещим. Соседи даже боялись приближаться к нему после недавних событий, а сплетни и слухи только нагоняли страх.

Снег никто не убирал. И как назло началась метель. Офицеры едва нашли дорожку ведущую к входу и с трудом отворили двери.

- Да он, сказывают, и сам-то не шибкий работник был, - тянул с трудом, на себя, скрипучую дверь Калашников.

- А чего же так? - кивнул ему Виктор, перехватив двери толкая их на станового пристава, едва они начали поддаваться и чуть приоткрылись.

- Да всё больше блукал как чудной, запирался у себя и бродил в тёмной хате, - полушёпотом ответил Калашников.

Двери заклинило, будто они примёрзли к дверным косякам.

- Откуда известно? - спросил Виктор.

- Ребятишки местные за ним подглядывали в окна, - сказал Калашников, - оно, знаете, им любопытно. Человек новый, городской, учёный. Ну они пробрались тихонько, глядь, а он в тёмной хате из угла в угол ходит, сам себе шутки-прибаутки рассказывает и смеётся.

- Смеётся, говорите? - с силой толкнул Виктор дверь, та поддалась и открылась, - а кто сказывал?

- Да Илюшка Майстренко, сынок моего городового, - ответил Калашников.

Они зашли в дом.

Пар повалил изо рта. Виктор осмотрелся. В доме ничего не изменилось.

- Да что же он, печку, что ли не топил? - прошептал Калашников.

- Не чудной он, - покрутил головой Виктор, глянув на Калашникова, - а что ещё тот Илюшка рассказывал?



Меир Ландау

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться