Барон с улицы Вернон. Книга вторая. Призраки Чугуева

Размер шрифта: - +

Глава 8

 

 

Немолодой художник стоял перед Минаевой, которая небрежно читала его прошение. Она поглядывала то на художника, то на жёлтый лист бумаги, время от времени ухмыляясь.

- И чего же вы хотите? - наконец отшвырнула она прошение Чумаку, который на лету поймал его и скомкав, сунул себе в карман сюртука.

- Илья Ефимович обещали-с быть на будущий год, - неловко начал говорить художник, - хотелось бы сообщить ему хорошие новости о том, что проект Делового Двора рассмотрен Вами и Вы готовы приступить по весне к возведению Делового Двора. На сколько я знаю, он Вам прислал деньги на покупку Гридиной Горы, которую знает, как живописное место с чудесным видом на Донец и его оба берега.

- Что вы думаете? - усмехнулась ему Минаева, - да кому он тут нужен, ваш Репин! У нас некоторые гимназисты и лучше нарисовать могут! Что он может этот кантонист! И что он вообще о себе думает? Я на Гридину Гору уже под свои предприятия выкупила и ещё осенью торговые склады там поставила. Так ему и передайте. А хочет вернуть свои, якобы присланные им деньги, пусть приезжает и судится со мной. А то разболтались, людишки!

- Но, - опустил голову художник, - как же… он мировая известность и в Академии Художеств…

- Чугуеву он не нужен! - вскрикнула Минаева, - как ты осмелился просить меня за этого выскочку?

- Отчего же выскочку? - опешил художник, в недоумении глядя на Минаеву, - он признан достоянием Государства Российского…

- Достояние! - ухмыльнулась Минаева, - затиранил меня уж своими расспросами, куда деваются его жалкие гроши, которые он передаёт этому гадюшнику, что именуется тут ремесленным училищем! И ишь чего надумал? Деловой Двор ставить собрался, академии захотел тут открывать! Жили мы триста лет без академий. И ещё столько же поживём! Неровен час, какой-нибудь его академик, ещё и жандармов на меня натравит! А такие могут… - Минаева, смеясь глазами, посмотрела на художника, - все Вы одинаковы, радетели чугуевские. Больно умные пошли и таких же умников воспитать пытаетесь. Не выйдет! Не нужны мне умники в городе! Хотите умничать, то Россия большая. А мы тут и без репинского приплода переживём.

В дверях зазвонил колокольчик.

- А это ещё кто? - указала на двери Минаева, посмотрев на Чумака.

- Понятия не имею, сударыня, - наклонился к ней Чумак, - что прикажете?

Минаева строго глянула на художника.

- Пшол прочь, - махнула она рукой, - и чтобы духу репинского в городе не было!

Потом посмотрела на Чумака.

- Спрячьтесь-ка, Терентий Свиридович, - сказала тихо Минаева, - я вижу, это барон фон Готт.

Художник тяжело вздохнул и направился к выходу опустив голову, в дверях столкнувшись с Виктором.

Виктор отступил, пропустив его.

Он глянул художнику вслед и прошёл в гостиную.

- Ой, барон! Барон Виктор фон Готт! Вы ли это? - улыбаясь, поднялась из кресла Минаева и приблизившись к Виктору остановилась в двух шагах, словно разглядывая его.

- Да уж, получил Ваше приглашение и как обещался, ближе к полудню прибыл к Вам, - ответил Виктор отдавая шинель камердинеру.

- А Вы, как я вижу, ночь не спавши? - улыбнулась Минаева, - не желаете ли чаю, или крепкого кофе?

- С удовольствием выпью крепкого чаю, - улыбнулся ей в ответ Виктор.

- Распорядитесь про чай, - махнула Минаева горничной.

Та кивнула и удалилась на кухню.

- Всё, знаете ли, всё больше слухи о Вас получаю, барон, - Минаева подала ему руку для поцелуя.

Виктор поцеловал ей руку и Минаева, лёгкой улыбкой и таким же лёгким кивкуом головы, пригласила его пройти в гостиную.

- И каковы последние слухи? - спросил Виктор.

- Сказывают, что у нас в городе исчез какой-то человек, прибывший из Петербурга? - скорчила Минаева удивление на лице.

- О, я Вас уверяю, - ответил Виктор, так же подыскивая нужное, более важное, выражение лица, - люди не пропадают без причины. Он жив, и мы в этом уверены. Я думаю он скрывается где-то в Чугуеве и очень скоро мы его отыщем.

- Ужас какой, - проговорила, вроде как испуганно, Минаева, - в моём городе скрывается преступник?

На этом самом «моём» она сделала какой-то особенный акцент, который Виктор без труда уловил но не подал виду.

- Ну почему же преступник? - ответил он, - человек явно болен. И ему нужна помощь врачей.

Минаева довольно улыбнулась.

Подали чай и кипящий самовар.

- Я слышала, что из его дома сегодня будто вывозили что-то? - спросила она вроде как нечаянно и тут же оборвала себя саму, - ой, да ну что это я всё о Вашей службе? Очевидно Вы и без того ею утомлены, барон?

- Ну что Вы, - ответил ей Виктор, - это меня вовсе не отягощает. Да, мы нашли в доме Полежаева нелегальную литературу и краску для печатного станка. Но сейчас, все наши находки под надёжной охраной. Не думаю, что в ближайшее время что-либо нарушит спокойствие обывателей.



Меир Ландау

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться