Барон с улицы Вернон. Книга вторая. Призраки Чугуева

Размер шрифта: - +

Глава 13

 

 

Съезжий двор Марии Никифоровны Кошки, именуемой в простонародье просто Марусей Кошкой, так же в простонародье носил название Кошкин Дом. Это был не большой, но и далеко не маленький двор с несколькими хатами, одна из которых была каменной, длинной постройкой вдоль крутого берега широкой речки Чуговки. За речкой начиналась слобода Зачугуевская. Местные называли эту слободу проще, Зачуговка.

На этой слободе сверкала маковками церковь Большого Николы на Красной Площади. Её колокольный звон, по воскресным дням и праздникам, очень рано будил постояльцев Кошкиного Дома, обитавших в этом самом длинном каменном здании.

Ещё была кухня, размещавшаяся в саманной хате, белёной, но ветхой. Там постоянно что-то варили, жарили, парили и вокруг этой саманной хаты, постоянно крутились все местные коты. Хозяйка, средних лет миловидная молодица, никогда не бывшая замужем и не знавшая что такое настоящая жизнь семейная, прикармливала их. И коты, словно понимая смысл названия съезжего двора, никуда не собирались уходить. Старые пропадали. Но на их место приходили всё новые и новые шумные и беспокойные коты, кошки и котята.

В третьем, аккуратном домике линейной постройки, обитала сама хозяйка съезжего двора, владелица этого увеселительного заведения. С ней жили пятеро её «компаньонш», как она величала девиц явно лёгкого и вульгарного поведения. Собственно, эти девицы приносили Кошке основной доход. К ним тайком приезжали офицеры и юнкера. Они же, девицы помогали коротать время случайным заезжим посетителям. И они же управлялись и по хозяйству, и на кухне, и в кабачке.

Кабачок, небольшой деревянный домишко, через который, собственно, и попадали гости на съезжий двор, стоял возле ворот. Но, воротами редко пользовались.

Гостей, как правило привозили извозчики, которые предпочитали не гнать свои линейки и брички назад в город. Они тут и оставались, перед кабачком, потому что в этом месте всегда можно было отыскать пассажиров, в любое время дня и ночи. Но самое главное, тут можно было и погреться, и выпить, и сытно покушать.

В этот вечер, старый профессор Подольский уже собирался отходить ко сну, и даже лёг в кровать, на всякий случай не раздеваясь. Он пытался заснуть, но шум доносившийся из кабака не давал ему даже задремать. Шум больше раздражал, чем просто не давал отдыха. Звон гитары, пьяные крики, которые надо было понимать как подобие песни, и вопли то одной, то другой из девиц, то сразу всё вместе.

Подольский попытался накрыться подушкой, но это мало помогло.

Он встал, обулся, прошёлся по комнате и глянул в окно.

Во дворе никого не было. Даже кошки, обычно крутящиеся возле кухни, куда-то попрятались. В небе ярко светила луна и где-то совсем рядом выла замерзшая собака.

- Хорошая ночь, - подумал вслух Подольский, - прям воровская.

Тут он увидел, что из кабака выскользнула одна из девиц и бегом побежала в сторону дома для гостей.

- Куда это она? Тут кроме меня никого и нет! - снова подумал Подольский глядя за девицей.

Пока он размышлял и смотрел в окно, девица уже забежала в дом и заколотила в двери его комнаты.

- Тятенька, тятенька отворяй, скореича, - не-то закричала, не-то тревожно заговорила девица.

- Я почиваю уже, - ответил Подольский.

- Отворяй, не до почивания, - судорожным голосом заговорила та и Подольский, нехотя открыл двери и впустил её.

- Бежать тебе надо, тятенька, - тяжело дыша, не дала ему опомниться девица, - жандармы нагрянули, их в кабаке полно и сам становой налетели!

- Жандармы? - удивился Подольский, - но мне нет причины опасаться жандармов! При чём здесь я?

- Так про вас всех и спрашивают, к стенке всех поставили и допытывают, - ответила девица с явным волнением в голосе, - мол знают, что тут куча солдат, два офицера и старик с ними.

- Вот как? - подумал Подольский почуяв неладное, - и как же уйти отсюда незамеченным?

- Идёмте, я выведу, - схватила его пальто и шапку девица и помогла Подольскому одеться, - там есть чёрный ход, он выводит на тропку, что ведёт на Зачугуевку. По ней, через деревянный мосток выйдете прямо на Кладбищенскую. А подле церкви уже можно и извозчика нанять, чтобы до города добраться.

Она потянула Подольского за собой и выведя из дома через чёрный ход, буквально вытолкала его в маленькую калитку, за которой сразу начиналась узенькая тропинка. Внизу Подольский рассмотрел деревянный мостик.

- Благодарствую, барышня, - тихо проговорил девице Подольский, - буду молиться за Вас.

- Идите, тятенька, спасайтесь, - махнула девица рукой и Подольский, медленно ступая по заметённой снегом тропинке, пошёл к мосту…

Перейдя через мост, он поднялся на Зачугуевскую слободу и выйдя на Кладбищенскую улицу, главную и самую большую улицу на этой слободе, тут же окликнул стоящего неподалёку извозчика.

- А довезёшь до железнодорожной станции, милейший? - подойдя к извозчику спросил Подольский.

- Копейку, барин, - усмехнулся извозчик.



Меир Ландау

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться