Барон с улицы Вернон. Книга вторая. Призраки Чугуева

Размер шрифта: - +

Глава 31

 

 

- Ну Вы поймите, душенька, ему уже всё равно, - увещевала Минаева немолодую, но ещё и не старую женщину, сидя в своём привычном кресле в гостиной своего особняка, - он уж в могиле почивает, а Ковтуненко он молодой, у него семья, да дети малые будут. Ну как ему смотреть в глаза соседям?

- Но у нас тоже сын, - развела руками женщина, - как ему смотреть в глаза нашим соседям?

- Ой, ну что Вы тоже придумали, - рассмеялась Минаева, - он тогда мал был и несмышлён! Вы хорошо подумайте и придите ко мне, а я сообщу следователю Чмелю о том, что Вы согласны.

- Но, погодите, - хотела было сказать женщина, но Минаева грубо прервала её.

- Подите прочь! И придёте только тогда, когда дадите своё согласие.

Минаева встала. Чумак тут же подбежал к женщине и потащил её к выходу.

- Но сударыня! Вы не имеете права опорочить честь моего покойного мужа… - начала было протестовать женщина, но уже оказалась на улице.

Дверь особняка закрылась. Она постояла, посмотрела на двери. Слёзы, от обиды и унижения, подступили к глазам. Женщина медленно направилась на улицу, где встала под кирпичным забором, стараясь придерживаться рукой за небольшой выступ.

- Вам плохо, сударыня? - услышала она позади себя и обернулась.

На её смотрел подпоручик, в котором она узнала сына Алексея Михайловича Неклюдова.

- Да разве Вы можете мне помочь? - горько усмехнулась женщина и медленно пошла своей дорогой.

Неклюдов посмотрел на неё и направился следом.

Уже возле своего дома, женщина заметила, что Неклюдов не отстаёт.

- Ну что Вы преследуете меня, Юрий Алексеевич? - остановилась она почти на пороге, обернувшись к нему, - как видите, я дошла к дому и надеюсь всё будет в порядке.

- Я вижу, сударыня, - подошёл ближе Неклюдов, - но вижу и ваш бледный вид и смею предположить, что проблемы у Вас вовсе не со здоровьем. Иначе я бы послал за доктором, а не шёл бы за Вами сам.

- Тоже правда, - тяжело вздохнула женщина, посмотрев на Неклюдова, - и Вы готовы меня выслушать? - грустно усмехнулась она.

- Готов, сударыня, - ответил Неклюдов, - ведь Вы вышли из особняка купчихи Минаевой? А стало быть, причина Вашего расстройства не мигрень.

- Пройдите? - кивнула женщина на вход в дом.

- Благодарствую, сударыня, - ответил Неклюдов подав ей руку.

Иустина Адриановна Горленко, или, как её называли подруги и знакомые, Устинья Андреевна, была вдова отставного инженера-подполковника Илиодора Горленко. Несколько лет назад, её муж покинул этот мир оставив после себя много долгов, запущенную усадьбу на Малой Офицерской, огромную библиотеку и мастерскую, а так же сына, Николая. Это для семьи. А для Отечества и армии, которой отдал почти тридцать лет службы, понтонный мост. Мост этот возился интендантами следом за батальонами в походах. Разбирался, устанавливался там где было нужно, потом собирался и его везли дальше, к следующей переправе.

Когда Горленко вышел в отставку, его понтонный мост уже стоял на службе в армии не только русской. Имя Илиодора Горленко гремело как имя великого изобретателя, по всему миру. Его приглашали к себе англичане, немцы, австрийцы и даже американцы, сулили безбедную жизнь, почёт и уважение. Но старый подполковник никуда не хотел ехать. Он провёл остаток дней в этом самом доме, продолжая коротать время за новыми чертежами и собирая новые макеты.

После его смерти, чертежи были уложены в сундуки и спрятаны на чердаке. А макеты подарены малолетним племянникам, соседским мальчишкам, как простые игрушки. Самые ценные, вдова отнесла в гимназию, где они теперь украшали полки в классных комнатах.

- Мой супруг, выйдя в отставку, сильно запил, - говорила Устинья Андреевна, - это мало кто знает. Он не видел себя без армии, думал, что его хотя бы пригласят каким-нибудь инспектором, или преподавателем в училище. Но, Матушка-Россия не обратила внимания на исчезновение Горленко. Даже на похороны пришли только самые близкие друзья. Уже потом офицеры, когда узнали, то съехались те кто его помнил, чтобы положить фуражку на могилу и выпить за упокой. Как съехались, так и разъехались.

Она помолчала.

- Знаете, как его хоронили? Ведь мы не смогли найти его мундира! Его хоронили в цивильном, как простого… - Устинья Андреевна заплакала.

- Ну полно Вам, Устинья Андреевна, - начал успокаивать её Неклюдов и подал носовой платок, - так чем Вас так, довела до бледного вида купчиха Минаева?

- Вы правильно сказали, купчиха, - ответила Устинья Андреевна.

Вошёл сын Устиньи Андреевны.

- Проходи, Николя, - посмотрела на него Устинья Андреевна, - наконец-то есть человек, который хочет нам помочь.

- Я очень рад, матушка, - улыбнулся Николя пройдя в гостиную и присев рядом с матерью.

- Это подпоручик Неклюдов, сын Алексея Михайловича и Марии Григорьевны, - сказала ему Устинья Андреевна, - ты помнишь их?



Меир Ландау

Отредактировано: 02.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться