Башмаки (новелла)

Размер шрифта: - +

Глава 5. Непринятие фатума

Этот год значительно изменил меня а, следовательно, и моё окружение тоже. Осень, на этот раз, была встречена без лишней предвзятости. Шелест сухих листьев походил на звук сухих листьев, а ленивое осеннее солнце - на осеннее солнце. Птицы, как будто в иной тембральности, затянули песнь мира. Осенний ветерок подвывал им в такт. Внезапно я открыл в себе умение любоваться и подобным видом творчества.

Поверить не могу, прошёл уже год с момента моего прибытия в контрабандистский городок. Целый год, насыщенный расставаниями и встречами, прострацией и эмоциями... Земля за это время успела сделать полный виток вокруг солнца и вернуться в исходную точку. Ведь как иначе объяснить тот факт, что я по-прежнему находился здесь? Время стремительно утекает. Стремительней только наши нереализованные возможности.

Я шёл по дороге, взволнованно подбрасывая каштан из руки в руку. Каштановые деревья плодоносили и уже вовсю давали прочные зрелые плоды. Ими в пору было играть в конкерс.

На этот раз направление чётко определялось – на пирс. Там на волнах качалась лодка, которая должна была отправить меня к кладу. Служить гребцом вызывался Джаспер. Тот самый Джаспер, авторству которого принадлежит превалирующая часть слухов о несметных богатствах. Тот самый Джаспер, чьё задорное «братец» надолго въелось в мои воспоминания. А также, тот самый Джаспер, что в начале сей скромной истории убил человека. Милый человек, если не задумываться о том случае. Приятен в общении, хоть и малость простодушен. Сам бы он никогда не собрался отплыть на поиск клада, но вызвался компаньоном сразу после того, как ему пообещали долю с находки.

Мы плыли добрую часть дня. Двигаясь вдоль береговой линии, лодка обогнула пол страны и вышла в большую воду. Там до острова оставалось преодолеть расстояние в пару-тройку часов. С утра ветер в разы усилился. Стихия во весь дух подгоняла в спину. Солнце, преодолевая типичную для осени непогоду, изо всех сил старалось одарить мир своим теплом.

Вот уже показался остров. Причалив к берегу, небольшой отряд искателей в два человека вынужден был несколько часов следовать до условленного места. Лужайка, представившаяся глазу, где и следовало копать, не внушала доверия. С первым заходом лопаты в почву, я приметил, что та недавно была перекопана. Я искоса взглянул на Джаспера. Тот, не обращая вовсе внимания на многозначительные взгляды, продолжал копать. Старого моряка явно подбадривала мысль о собственной выручке с дела. Копать пришлось несколько часов. Каменистый грунт не торопился открывать тайны своих глубин. Усталость начала брать своё, как полотно лопаты неожиданно налетело на некий предмет. Глухим звуком удар распространился по пространству. Джаспер мгновенно перескочил ко мне и стал подкапывать нечто. Как же было велико моё разочарование, когда выяснилось, что переполох вызвал всего-то крупный камень. Смахнув пот, я продолжил копать. Полотно лопаты вновь встретилось с неким массивным предметом. Но на этот раз звук отозвался звонкими металлическими нотками. Было решено взять лопаты поменьше и продолжить копать. Через время из земли показалась крышка сундука, а после и весь сундук полностью. Стенки его обильно покрывались слоем вогкой земли. К скобе, действительно, прикреплялся навесной замок - Хьюз оказался прав. Но попытка открыть его ключом не увенчалась успехом. Механизм замка значительно забился, вобрав в себя достаточное для этого количество земли. Открыть сундук представлялось куда проще, выбив ломом - прав оказался я. Расходы на ключ оказались напрасными. Однако я не обижаюсь на Хьюза – чтобы что-то получить, нужно что-то отдать взамен.

Парочки крепких ударов, пришедшихся на дужку замка, вполне хватило. Скоба сундука в свою очередь звучно слетела. Технически сундук стоял открытым, оставалось лишь поднять массивную крышку. В предвкушении я закусил губу. Я приложил силу, и крышка тотчас же запрокинулась. В сундуке ничего не оказалось, помимо письма...

Стройным почерком на листе было выведено: «Знание – истинное сокровище». Стройным почерком, идентичным тому, что я мог наблюдать в письмах из детства. Подписано письмо было инициалами Х.В. Без сомнения, автором письма являлся Хьюз Вистан. Я сразу же вспомнил наставления матери и прочувствовался этим. На белёсую бумагу сорвалась слезинка. Затем ещё одна, и ещё одна… слёзы крупными каплями скатывались по моим щекам. От этой спасительной влаги вскоре стало мокрым всё лицо. Не в силах сдерживать себя, я опустился на песок. Короткие всхлипы вырывались из глотки, с каждым разом становясь всё интенсивнее и интенсивнее. Но это было не мимолётное проявление слабости. Нет, напротив, доказательство человеческой силы. Я рыдал далеко не от упущенного шанса поживиться кладом, к которому шёл более года своей жизни. Всем телом материла столь прочного, как камень, и нежного, мягкого внутри, я осмыслил приоритеты. Эфемерное богатство оказалось не целью, а средством для достижения более значимой, более важной цели. И всё это время я следовал этой мечте. Лично, истаптывая до дыр башмаки извилистыми путями.

Наконец, рыдания планомерно сошли на нет. Дав волю эмоциям, во мне на время воцарилось опустошение. Совершенно иного толка в сравнении с тем, что было в самом начале пути. Отряхнувшись, как ни в чём не бывало, я стал собираться к отплытию. Джаспер со своей частью инструментов уже сидел в лодке. Изрядно обругав всю «лиричную муть», цитирую дословно, моряк спокойно грёб вёслами. Если бы не предоплата Хьюза, он бы точно пришёл в бешенство. Не знаю наигранными ли являлись эмоции Джаспера, писатель не мог провернуть дело в одиночку, но нелюбовь ко всяческому усложнению у него была искренней. Всю обратную дорогу до городка я сохранял молчание. В воздухе нависло множество тем, но ни одна из них не адресовалась человеку в лодке. Моряк мог и не знать, какую именно роль Хьюз отыгрывал в моей жизни. Я боялся снова оказаться по другую сторону игры в молчанку, ведь партия уже давно была сыграна.



Евгений Викторович Хромов

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться