Башни

Размер шрифта: - +

Пролог

Волны бились о борта, безуспешно набрасывались и отступали. Доски успели давно состариться, но продолжали справляться с натиском стихии. Над морской гладью разносился равномерный скрип, убегая далеко вперед, под редким светом луны, что пробивался из-за туч.

В передней части палубы сидели двое взрослых людей, закутываясь в плащи и одеяло. Они прижимались друг к другу, сохраняя крупицы тепла. Со стороны было не видно, как между ними скрывалась третья фигура, что сейчас расслабленно спала.

- Капитан мог бы выделить нам место и потеплее, - раздраженно сказал мужчина, крепче прижимая к себе жену с ребенком. Его голос звучал едва слышно и не предназначался для чужих ушей.

- Амодей, ты же знаешь, что у нас не было выбора, - ответила ему женщина устало, - Хорошо, что нам удалось унести ноги.

- Да уж, Псы почти нас прижали. - раздражение мужчины сменилось напряжением. Где-то внутри него ощущался страх, который он старался гнать от себя подальше.

- Тише, не называй имен. Если команда нас услышит, то могут и сдать, - осадила его жена.

- Они и сами были рады поскорее убраться с материка, так что можно не опасаться, - прозвучал едва слышимый ответ.  

В этот момент ребенок заерзал, словно чувствуя опасения родителей и мать переключилась на него, успокаивая. Мужчине пришлось подвинуться, чтобы сын перевернулся. Высунув лицо из под плаща, Амодей вгляделся в небо, полное туч. Когда они отплывали пару дней назад, то царила ясная погода, сейчас же ветер набирал обороты. Луна робко выглянула и осветила грубые черты лица, что были словно высечены из камня. Короткие волосы, что кучерявились, недельная щетина, что отмечала, когда начались проблемы, да перебитый нос, что носил следы деревенских драк - вот и все, что выделяло мужчину. Но так казалось ровно до момента, пока взгляд не добирался до глаз. Пронзительно черные, они могли бы принадлежать демону ночи.

- Сколько нам еще плыть? - спустя пару минут голос снова нарушил тишину.

- К утру должны добраться до берега, там пересядем и отправимся на острова. 

- Как думаешь, что нас там ждет?

Мужчина повернул голову, скосив глаза на женщину. Он знал, что их будущее туманно и события последних дней научили ждать неприятностей в любой момент, но в голосе жены слышалась усталость и жажда хотя бы небольшой крупицы надежды...

- Остается надеяться, что его примут в башнях. Говорят, маги охотно берут учеников, Урсула, и будто они ни в чем не нуждаются, а после обучения их ждет светлая жизнь.

- Люди много чего говорят, Амодей. О тех же Псах одни рассказывают добрые историй, как они борются со злом, а другие их проклинают.

На фоне ночного неба нарисовалась тень моряка, что шел шатаясь и хватаясь за палубу. Пара замолчала, а мужчина напрягся, незаметно для жены крепче схватившись за нож. Тень прошла в нескольких метрах, обо что-то споткнулась и грязно выругалась. На корабле, а скорее крупной лодке, размешалось тридцать человек, не считая попутчиков. Сейчас матросы спали, расположившись под навесами и покачиваясь в гамаках. С этих стороны доносился храп и запахи давно не мытых тел.

Этот народ, что плавал между материком и островами, занимаясь перевозками и сомнительным промыслом, называли Скитальцами. Среди них встречались достойные люди, но Амодей относился к этой команде с опаской. С пару дней путешествия, моряки, скучающие от однообразия и обделенные манерами, несколько раз провоцировали их, поэтому мужчина был готов к любому развитию событий.

Но в этот раз обошлось. Справив нужно, моряк удалился к остальным, где исчез во тьме.

- Варвары, - тихо сказала Урсула.

Мужчина чувствовал, как дрожит его жена, скованная страхом и переживаниями последних дней. Он познакомился с ней десяток лет назад, за что не раз благодарил богов. Чем приглянулся Амодей, что не мог похвастаться родословной или богатством, городской женщине, до сих пор для него оставалось загадкой. Они прожили долгую жизнь, полную тягот и сложностей, но и любви в ней хватало. Все перечеркнуло, когда у их сына пробудились способности. С этого момента в любой момент могли пожаловать Псы, чтобы забрать его. Оставалось либо сдаться, либо бежать.

Вдали раздался гром, а следом сверкнула молния. Лодку качнуло раз, потом другой. Волны резко набрали темп, раскачивая хлипкое судно, рядом упала первая капля, а следом на людей обрушился ливень. Одеяло пришлось убрать, спрятав под плащ. Те спасали слабо, но на корабле не было места, где можно найти укрытие.

Когда лодку качнуло особо сильно, Урсула вцепилась в руку мужа, крепко прижимая сына. Амодей же держался за борт, молясь всем богам, чтобы беда обошла их стороной. Рядом послышался крик, а следом и зычные приказы капитана. Матросы просыпались,  сопровождали подъем отборной бранью, но разобравшись, что происходит, спешили выполнить команды и подготовить судно к шторму.

Сверкнула молния и Амодей увидел, как на них надвигается гигантская волна. Увидели это и матросы, что испуганно кричали и показывали на нее руками. Она надвигалась необратимо, как гнев природы. Мужчина инстинктивно закрыл жену с ребенком, но тот, разбуженный шумом и паникой, все это время ошарашенно смотрящий по сторонам и прижимающийся к матери, внезапно поднырнул под руку отца и выбежал вперед, в сторону надвигающейся волны.

Все произошло настолько быстро, что никто не успел среагировать. Щуплый мальчуган шатался от порывов ветра и мгновенно промок под дождем. Его светлые волосы прилипли к лицу, а накренившаяся лодка пыталась сбросить, словно взбесившаяся лошадь. Ребенок выставил руки вперед, словно собирался толкнуть... Капли дождя взметнулись вверх, повиснув в воздухе. Струи воды облепили тело, будто верный доспех. Волна, что подобралась совсем близко и задрала лодку, дрогнула, как если бы по ней ударили топором. Разойдясь на два гребня, она обошла людей стороной.



Пастырь Роман

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться