Башня

Размер шрифта: - +

Башня

Башня (аллюзия)

Над захолустным селеньем затерянном где‐то в дремучих лесах гремел дружный речитатив в исполнении жителей:

- Откирпичим кирпичи, обожжём их жёгом!

Откирпичим кирпичи, обожжём их жёгом!..

В едином порыве, словно монолитный организм, подстёгнутые энтузиазмом и под чутким руководством горстки мелких (в этот раз, вроде бы, безобидных) таракашек, односельчане решили возвести очередную «Вавилонскую башню».

Нет, их не смущали руины предыдущих построек, пыльными остовами торчащие то тут, то там из земли, друзья о них позабыли. А здесь ведь, средь прочего, имелась и пара весьма симпатичных строений, над которыми даже соседи, что было поистине редкостью, от души восхищались. В принципе, во всех творениях Кормчего (как в законченных, так и не очень) ощущалась рука вдохновения: немного наивная, слегка дилетантская, но исключительно честная.

На днях основатель деревни решил заняться писательством. Блажь пришла как всегда неожиданно:

- Ба-бах!.. - понеслось.

Кормчего на первых порах всё новое просто пленяло, и он с кипучим энтузиазмом бросался на амбразуру - шёл в бой, однако до финиша мало что доводилось, ветреность, неусидчивость, быстрая потеря интереса, и ищущий характер были тому виной.

 

***

Речитатив отгремел и возбуждённые граждане, разбившись на кучки, приступили к обсуждению общей концепции свежей задумки.

- Ну что, кума, как думаешь, надолго ли нашего хватит? - хомяк ткнул розовым носом в лазурное небо.

- А кто его знает? - в ответ квакнула жаба. - Пусть развлекается, дело-то не затратное, поди, не рыбалка. Лодок, моторов и прочих дорогих прибамбасов не надо, к тому же выхлоп, может, какой никакой, а возникнет.

Ведь от последнего хобби с воблерами, блёснами, спиннингами балдела лишь неразлучная троица: кашалот, ленивец и панда, остальным же: неудобства, напряг, разорение. Рыбка, конечно, в морозилке водилась, однако сколько, если посчитать только водку, та стоила?.. - золото, а не рыбка!

- Это-то, да... - почесав затылок, машинально согласился хомяк, секунду поразмышлял и сдал чуть назад, - однако зря ты, кума, на рыбалку то наезжаешь, сокровища ведь остались!..

Мечтательно закатив глаза, грызун вспомнил туристический супермаркет и сокрушённо вздохнул:

- Эх!.. не понять тебе, зелёная, процесс истинного хомячества…

От праведного гнева жаба надулась, цвет её из хаки перетёк ярко-салатовый, а из ушей вырвались первые струйки белоснежного пара.

- Да ладно тебе, кто старое помянет... - дружески похлопав соседку по плечу, поспешил разрядить обстановку хомяк, - ну, было некое недопонимание. Было! Но ведь прошло?.. Мир?..

Земноводная немного подсдулась и, с усилием взяв себя в руки, кивнула.

- Лучше расскажи-ка, подруга, об упомянутом выхлопе, - дабы окончательно урезонить соседку сменил тему хомяк, - что, взаправду надеешься на этом подняться?

Меркантильный вектор беседы жабу привёл в равновесие и та, перекосившись улыбкой, ответила:

- Я, конечно, барышня приземлённая и в высших сферах понимаю немного, однако наш красавчик, - собеседница растопыренной лапкой указала на гордо парящего в небе орла, - убеждён в гениальности Кормчего, а колбаса заверяет: талантливо сочинённый роман пристроить, вообще, не проблема.

- У павлина этого, куда не плюнь - всё в гениальность упрёшься. Интересно, почему он в итоге неизменно превращается в курицу?.. И почему оправдание у него всегда одинаково: плебеи! Ничего-то они в истинном искусстве не смыслят!

На этом щекотливом моменте светскую беседу соседей бесцеремонно прервали:

- Вы чего, уважаемые, сидите без дела? Все, значит, работают, даже алко-кашалот с пофигистом пандой заняты описанием борьбы будущего героя со змием... - неожиданно появившийся таракашка противненько взвизгнул и, требуя оправданий, строго посмотрел на товарищей.

- Мы чего?.. Мы ничего!.. Как змия убогие эти поборют, так и подключимся - будем исправлять последствия запоя, героя вашего, - саркастически хмыкнула жаба.

- А… ну да... - задумался рыжий, что‐то вспомнил и моментально исчез.

- Вот, скажи мне, подруга, зачем Кормчий усатых вновь выпустил? Ведь зарекался...

- Ага… и кашалот зарекался не пить... впрочем, в этот раз тараканы несерьёзные, мелкие - безвредные вроде, не чета давешним - с крестным ходом которые. Пусть хороводят, без них выхлопа точно не будет, а нам ведь запасы нужны, - рассудительно квакнула жаба и заключила, - да побольше, побольше...

Между тем кашалот, ленивец и панда решали наиважнейший, как сами считали, вопрос: каким будет герой? Будет ли он выпивать? Если будет, то что? В каких количествах? И прочее, прочее… Короче - страсти разгорелись солидные…

- Ладно, пусть пьёт, но только чтоб в меру, дабы с барышнями там, да и вообще… - осёкся на полуслове медведь. - Не, пусть лучше курит, знаешь, какую тему под это дело можно бабахнуть?! Пелевин от зависти будет икать до конца своей жизни. А если героя накормить мухоморами, то… - мечтательно закатил глаза панда, - дедушка Карлос вместе с доном Хуаном в гробах будут крутиться.

- Не, не пойдёт! - возразил кашалот, - во-первых: дурь запрещённая штука, пришьют пропаганду - не покажется мало. Во-вторых: в дымке́ ничего интересного нету, сплошная измена, коль нахлобучит конкретно (а иначе не стоит и пачкаться) сидишь на измене, боишься каждого шороха. Алкоголь же продукт благородный: хряпнул и не тварь ты дрожащая, а право имеешь, одним словом - герой… - резонно заключил собеседник и, ожидая поддержки, посмотрел на ленивца.

Ленивец не спал, выспался потому что. На расслабоне он покачивался в гамаке, и подписываться ни за кого из друзей не желал, было ему это лениво. Однако свой взгляд на вопрос он всё же озвучил:



Тюрин Рома

Отредактировано: 24.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться