Башня тысячи удовольствий

Размер шрифта: - +

Глава 17

Эсфирь вошла в свою комнату, присела на краешек кровати. Обида душила так сильно, что трудно было дышать. Девушка расстегнула тугой воротник платья, закрыла глаза. В раковину из крана капала вода. Эсфирь сменила наряд, облачилась в простое серое платье, сложила в дорожную сумку сменное бельё. Из-под кровати выудила шкатулку с каменьями и золотыми монетами, пересыпала в холщовый мешочек, затянула шнурок. «На первое время хватит», — подумала она и уложила его в сумку. Обулась в красные сапожки со стёртыми пятками, накинула на плечи чёрный плащ.

— Пусть будет так, — сказала она своему отражению в зерцале и двинулась к выходу.

На пороге вспомнила про медальон, воротилась к кровати, но Старого Акына и след простыл.

— Да чтоб вам пусто было! — воскликнула в сердцах девушка.

Эсфирь пришла попрощаться на банный ярус. Она застала Алисью за уборкой дубовых кадушек. Девушка сосредоточенно тёрла, не обращая внимания на пот, ручейком стекающий по щекам.

— Алисья, — позвала Эсфирь и положила руку на плечо.

Старшая помощница бросила щётку и повернулась, скользнула равнодушным взглядом по хозяйке башни.

— Я ухожу, — Эсфирь взяла руку девушки, осмотрела пальцы, которые чудным образом остались целы. — Присмотри за башней.

— Хорошо, — Алисья почтительно кивнула, соглашаясь выполнить поручение. — Не боишься чудо-юдо?

— Ваагн с новеньким охранцем его кормят сейчас, — ответила Эсфирь, переступив порог.

Алисья скинула с себя испачканный мылом фартук и побежала на пекельный ярус. В ушах звенело от напряжения. «Чтобы стать счастливой, нужно постараться», — нашёптывали стены башни. Девушка остановилась, тяжело дыша.

— Я успею, — прохрипела она призрачным теням за спиной.

 

Ваагн встряхнул затёкшими руками. Дмитрий перехватил цепь, потянул на себя, поскользнулся и повис на ней. Бармен успел поймать охранца за рубаху, ткань опасно затрещала.

— Не вертись, — попросил Ваагн.

Пальцы Дмитрия побелели от напряжения. Бармен помог зацепиться ногами за край колодца.

— Держись за меня, — Ваагн вытянул руку, Дмитрий собрался духом, отпустил цепь и схватился за мужчину.

Охранец на мгновение увидел под собой бездну, прорезанную острым плавником. Бармен вытянул Дмитрия, тот ровно встал, шумно выдохнул. Ваагн облегчённо рассмеялся и ободряюще похлопал по плечу. Алисья выскочила из ниоткуда, с диким криком стукнула бармена кулаками в грудь, тот не удержался и спиной повалился в колодец.

 

Башня громадиной возвышалась над бесплодными землями. Эсфирь бежала прочь, дорожная сумка колотила по спине, ноги запутывались в длинном плаще. Она больше не сдерживала слёз. Обида выплеснулась криком. Невидимые нити, связывающие девушку с башней, натянулись, замедлив движение. Эсфирь опустилась на колени, ветер холодил разгорячённое лицо и шею, в горле запершило. Плащ чёрными крыльями взвился за спиной. Песчинки закружились в воздухе, сверкая в лучах жемчужной луны.

Эсфирь и забыла когда пришла в башню тысячи удовольствий. Долгие годы скитаний по чужим мирам оставили рубцы на сердце. Она оттаяла под призрачным светом трёх лун. Башня стала домом, а Эсфирь полноправной хозяйкой. И вновь перед девушкой расстилаются бесплодные земли, выбирай любую прореху и ступай в новый мир. Чужой новый мир.

Она оглянулась, тысячью огнями всматривалась башня в ночь. Сиреневая луна неспешно катилась по небосклону, догоняя жемчужное светило. Сердце Эсфирь сжалось от тревожного предчувствия.

— Алисья справится, — успокоила себя девушка. — Она давно жаждала занять моё место. Пусть приумножатся богатства.

Эсфирь поднялась с колен, поправила плащ и двинулась туда, где ночь была непроглядней. От башни отделилась тёмная фигура. Бледнокожий, красноглазый охранец бежал по следам девушки, хрипло дыша, будто воздуха не хватало в лёгких.

 

Дмитрий услышал хруст ломающихся костей, запах крови поднялся из колодца. Он повернулся к девушке, встряхнул её за плечи.

— Зачем ты его столкнула?!

— Он хотел убить тебя, — ответила Алисья ровным голосом, счастливое сердце не ведает ни жалости, ни раскаяния. — Думаешь, просто так Эсфирь приставила помогать ему? Очнись же, в башне никому нельзя доверять.

— А тебе? — Дмитрий отпустил девушку, отступил, увидев в глазах отблески красноватого света.

— Мне, — Алисья прильнула к груди мужчины: — можешь.

— Эсфирь разгневается, — глухо сказал охранец.

— Она ушла, — Алисья гордо расправила плечи. — Теперь я хозяйка башни тысячи удовольствий.

— Я должен вернуться на игорный ярус.

Алисья улыбнулась мужчине, подтолкнула его к выходу. Когда он ушёл, подняла из колодца цепь, закрепила на стене. Девушка заглянула в бездну, но рыбины и след простыл.



Ирина Прис

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться