Башня тысячи удовольствий

Размер шрифта: - +

Глав 18

Охранец догнал девушку, когда башня за спиной истончилась. Она сидела на земле, запрокинув голову, и смотрела в небесную черноту. Мужчина безмолвно сел рядом, вытянув длинные худые ноги в серых остроносых сапогах. Млечная река плыла над равниной, и звёзды тонули в ней.

— Зачем идёшь за мной? — спросила Эсфирь, поправляя плащ на коленях.

Охранец осклабился, положил руку на плечо девушки. Она сбросила её, поднялась и отряхнула землю с плаща.

— Я не вернусь. Уходи, ты не сможешь долго прожить без воды.

Мужчина улыбнулся, взмахнул белёсыми ресничками. Эсфирь оглянулась, над башней рассвет очертил полукруг, рассекая ночь. Она накинула капюшон и двинулась к прорехе миров. Охранец вскочил и последовал за девушкой.

 

Казначей схватил Алисью за руку, сдавил запястье, заставив вскрикнуть от боли. Фея вальяжно развалилась на стуле, рядом с ней стоял Бориска, всем видом выражая презрение. За окнами зала пятого яруса ночь окрасилась в розовые тона, уступая место новому дню.

— Теперь я хозяйка башни, — зло повторила Алисья, пытаясь освободить запястье.

— Да знаем мы, как ты Эсфирь подсидела, — зевнула фея, прикрыв рот ладошкой. — Думаешь, Ваагн смирится?

— Он ушёл вместе с ней.

— Сказки-то нам не заливай, — Бориска сложил мешочки с монетами в раскрытый сундук казначея.

Фея привстала, дотянулась до красного камня, из-за которого и разгорелся сыр-бор. Алисья положила на него глаз, считая себя вправе распоряжаться доходом башни. Казначей грубо пресёк кражу, требуя Эсфирь. Выручку с верхнего яруса принёс повар Вольк, он-то и поведал о таинственном исчезновении бармена, а после возвратился к себе.

— А куда кастрюля с мясом делась? — казначей отпустил руку Алисьи, взял красный камень величиной с голубиное яйцо у феи и припрятал его в сундук, захлопнул крышку, навесив железный замок. — Повар еду для твари приготовил. А ежели Ваагн не покормил рыбину?

Алисья растёрла пальцами запястье, зыркнула на служек:

— Вы обязаны меня слушаться!

— Ой, ли?! — притворно удивилась фея. — Ну, так не стой столбом, покажи власть хозяйки башни.

Девушка отвернулась к окну. Казначей хмыкнул, поставил сундук на тележку и покатил её к дверям. Бориска нервно сглотнул, подхватил фею под локоток и поднял со стула. Алисья разозлилась, она первым делом поднялась с пекельного яруса в комнату Эсфирь, обыскала, но ни медальона, ни ключа от стеклянных деверей не нашла. На слово девушке никто верить не соизволил. Да ещё камень к сердцу пришёлся, приманил красотой. «Вот же, ведьма» — прошептала Алисья, чувствуя себя проигравшей перед Эсфирь. Башня исполнила договор, только счастье оказалось мимолётным.

Казначей распахнул двери, служки вышли в коридор, оставив новоявленную хозяйку в одиночестве. Бориска отпустил локоток девицы, она запнулась и упала на колени.

— Давай обратимся за помощью к начальнику охранцев, — обратился он к казначею, тот кивнул соглашаясь.

Они подняли фею, усадили на сундук и направились в сторону лифта.

 

Дмитрий поджидал дядю Андрюшу на пекельном ярусе, расхаживая по залу. Вода в озерце приняла бирюзовый цвет, лишь на льдистой поверхности остались розовые вкрапления, напоминавшие о трагедии. Охранцы торопились занять койки и провалиться в дрёму до следующей ночи. «Поиски придётся начинать сначала», — Дмитрий заложил руки за спину и остановился перед дверью в комнату начальника техников.

Тень, перебирая тощими паучьими лапками, прокралась вдоль стены. Охранец обернулся, успел заметить движение, но кто-то скрылся за углом коридора, звякнув пуговицами рукава по граниту.

— И чего это мы не спим? — насмешливый голос начальника охранцев прогудел над ухом.

Дмитрий повернулся к мужчине, втянулся по струнке и доложил:

— Смена на игорном ярусе прошла без происшествий, но… — он замялся, вспомнив удивлённые глаза Ваагна, падающего спиной в колодец.

— Но? — приподнял бровь дядя Андрюша.

— Эсфирь поручила мне помочь бармену покормить чудо-юдо.

— Помог?

Дмитрий кивнул, исподлобья глянул на начальника, не в силах выдать Алисью, зацепившую его за сердце, промолвил:

— Ваагн поскользнулся и свалился в колодец.

— Эсфирь уже знает о смерти бармена?

— Никак нет, она ушла, оставив вместо себя Алисью.

— Эсфирь сама тебе об этом сказала?

— Алисья поведала, когда я поднимался по лестнице на игорный ярус.

— Ступай, — дядя Андрюша нахмурился. — Я сам поднимусь на верхний ярус и узнаю, что за лихие дела творятся в башне.

Дмитрий вошёл в спальню, лёг на койку, уткнувшись носом в тёплую стену. Под потолком зашумела система вентиляции, нагоняя холодный воздух по трубам.



Ирина Прис

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться