Башня тысячи удовольствий

Размер шрифта: - +

Глава 26

Господин Червь задремал, измотанный беспокойной ночи. Проснулся от ветерка, ворвавшегося в кабинет. Вещицы смолкли. Мужчина протёр глаза, зевнул, выдвинул ящик стола и достал длинную коробочку. Для надёжности встряхнул и приложил к уху. Тишина. Он снял крышечку, необыкновенное сияние пера исчезло, оно сникло, часть рассыпалась пеплом на чёрном бархате.

— Старый дурак, — укорил себя, встал со стула, приблизился к окну и отдёрнул шторку. — Надо было сразу к хозяйке башни с поклоном идти, а я придумал невесть чего, да парней зазря сгубил.

Над кромкой Синих гор забрезжил рассвет. Господин Червь вздохнул, прижал ладонь к сердцу, памятуя о злорадном смехе Эсфирь. «Живым, — загадал он желание. — Верни мне его живым».

 

Алисья остановилась и оглянулась на башню тысячи удовольствий, хозяйкой которой она так и не стала. Дмитрий обернулся, в багряных лучах солнца над бесплодными землями заструился пар.

— Хочешь вернуться?

— Нет, — Алисья прижалась к охранцу. — Теперь есть только ты, и мне больше никого не надо.

Они добрались до прорехи миров, подгоняемые нестерпимым жаром. Дмитрий взмок, по лбу струился пот. Девушка перешагнула рубеж и обессиленно рухнула в пыль.

— Всё закончилось? — она задрала голову и уставилась на охранца молящим взглядом.

Он кивнул в ответ, протянул руку и помог подняться. Алисья всмотрелась в небесную синеву: «Я свободна»! Они медленно двинулись по дороге вдоль лавандового поля, оставив спешку в прошлом. Дмитрий придерживал девушку за плечо, сердце стража правдопорядка наполнилось волнительным трепетом.

Железные спицы колёс сверкнули в лучах солнца, послышалось громкое ржание лошадей. На перекрёстке промчалась карета, подняв облако пыли. Алисья чихнула, смешно сморщив носик. Кучер не заметил путников, взмахнул хлыстом, подгоняя животных.

— Куда они так торопятся? — девушка проводила взглядом карету, украшенную позолотой.

— Да кто их разберёт, — пожал плечами Дмитрий.

Они зашли на постоялый двор, отобедали щами да сытным курником, запили холодным кваском. На счастье подвернулась попутная телега до города. Дмитрий сговорился с купчиной, и за пару звонких монет для путников нашлось место поверх мешков, набитых семечками. К вечеру добрались до дома.

Алисья первой соскочила, с радостным возбуждением поднялась по крылечку, поглаживая железный поручень. Дверь открылась, и на пороге появился слуга, завидев хозяина, пригладил ладонью растрёпанные волосы, робко улыбнулся.

— Невесту привёл, — кивнул Дмитрий на девушку.

Девушке выделили хозяйскую комнату. Страж правдопорядка перебрался ночевать в просторный зал рядом со столовой. Пока слуга занимался приготовлением ужина, пожаловали гости. Дмитрий сам открыл дверь.

— Рад видеть тебя, — Господин Червь протянул руку, по-отечески улыбнулся, смутив хозяина дома проявлением чувств.

«Опять хочет меня в переделку сослать», — подумал Дмитрий, пропуская гостя, вслух обмолвился:

— Поужинаете с нами?

— С каких пор говоришь о себе во множестве? — Господин Червь прислонил трость к стене.

— Неужели соглядатаи не донесли, что не один вернулся? — притворно усмехнулся Дмитрий.

— Может, парни и говорили, да я торопился тебя повидать.

Они прошли в столовую, сели у окна в кресла. Хозяин дома предложил сигары, Господин Червь не отказался. Едкий дым наполнил комнату. С улицы доносились весёлые крики ребятни.

— На свадьбу пригласишь? — гость затянулся сигарой, зажмурившись от удовольствия.

— Через недельку сыграем, — пообещал Дмитрий.

И слово своё сдержал. Ровно через неделю, когда со всеми приготовлениями было покончено, наряды куплены, созвали гостей на празднество.

 

Эсфирь дождалась, пока казначей увезёт на скрипучей тележке выручку за ночь, отпустила помощницу Татку отсыпаться. Девчушка остановилась в дверях, кашлянула.

— Чего тебе? — Эсфирь оторвалась от созерцания розовеющего неба.

— Нового охранца вчера приняли, — Татка спрятала руки под передник. — Он про Златополье болтал, служки слышали, да мне рассказали.

— Говори, не томи, — оборвала девчушку хозяйка башни.

— Сказывал, бывший охранец, убивший дядю Алика, нашу Алисью в жёны берёт. Ежели не соврал, сегодня праздновать будут.

— Ступай.

Татка развернулась и умчалась в спальни для служек, боясь попасть в немилость хозяйки башни. Эсфирь опустила штору, вышла из залы и поднялась на верхний ярус.

— Вольк, — позвала девушка, повар выглянул в окошко для подачи еды, смахнув окрашенную в синий цвет чёлку с глаз. — Приготовь чай, чуть позже будем любоваться солнцем.



Ирина Прис

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться