Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава тридцать четвёртая

Он назначил Тобиасу время и место, прекрасно зная, что тот не отступится. Кэрант никогда прежде не дрался на дуэлях, но предполагал, что понимает их основные правила; в и список не входило выживание обоих участников. Хотя, нет, он, как оскорблённая сторона, мог выбирать исход.

Тобиас привёл секунданта. Им оказался донельзя мрачный Даркен, зло стискивающий зубы при виде Кэранта. Его вид для других, вероятно, всё ещё казался удивительно спокойным. Пятый бастард короля Эдмунда никогда не демонстрировал свои истинные чувства, он прятал их за очень старательно вытесанной маской умного, образованного молодого человека, не позволяющего лишним эмоциям повлиять на исход дела. Наверное, самым главным преимуществом Даркена было его умение повелевать людьми, одержанное от отца, и мужчина упивался своей властью. Ему доставляла удовольствие одна только возможность распоряжаться чужой жизнью.

Кэранта удивляло другое. Даркен, имевший возможность приказать своим противникам просто убраться с дороги, считавший, что его дар распространяется и на королеву Диану, всё ещё не пользовался им сполна. Он давал советы, но не приказы, и делал это очень осторожно, можно даже сказать, вкрадчиво, так, чтобы этого никто больше, кроме знатоков магии, не сумел заметить.

Это настораживало. Кэрант считал себя не самым глупым человеком на свете, и он чувствовал какой-то подвох в чужих словах, действиях, в каких-то мелочах, незаметных чужому глазу.

С ним самим пришёл Вилфрайд. Ещё один королевский бастард, не желающий занимать своё положенное место. Не хватало только Адриана, и все пятеро лжецов собрались бы воедино.

Кэрант сомневался, был ли кто-то из них сыном короля Эдмунда, но то, что четверо лгали, представляясь бастардами Его Величества, было совершенно точным фактом. Диана сама признавала это.

Ушли только двое. Это не могло не пугать.

…В качестве места для дуэли Кэрант выбрал ещё одну полуоткрытую галерею, куда более холодное место, чем предпочёл бы Тобиас. Он знал, что мужчина чувствовал себя очень скованным, словно кто-то набросил на его руки и ноги ледяные цепи, что с огромным воин сдерживал эмоции, которые хотел обрушить за такой выбор позиции.

Но Кэрант имел на это право. Четвёртый бастард посягнул на честь Дианы. Её следовало защитить, и если в битве Тобиас погибнет или покажет себя, как недостойный королевского трона, как подделка… Что ж, будет кому рассказать королеве об этом.

Впрочем, Кэрант знал, что не умрёт. Магия не дала бы жизни так быстро выскользнуть из тела, да и на шпагах он дрался куда лучше, чем могли подумать другие. Намного лучше, чем считал его противник.

Всё вокруг было снежно-белым. Только пол под ногами, не заснеженный, а убранный подоспевшими слугами, портил картину. На улице тоже поднимался ветер, и Кэрант знал, что это его магия против воли собственного хозяина пытается действовать, защищает его, пусть мужчина этого и не просил. Обыкновенная процедура, с которой довольно трудно сражаться, если нет опыта. Магия обладает куда большим чувством самосохранения, чем человек, она такая же живая, но при этом ещё и удивительно осторожная.

Зима за несколько дней, что прошли с момента бала, вошла в свои права и даже захватила больше, чем ей полагалось. Теперь, куда ни посмотри, всюду был снег. Кэрант знал, что Диане это теперь не мешало. Она наслаждалась тем, что не боялась холода, а её удивительные, прекрасные огненные глаза полыхали ещё ярче, когда Кэрант призывал собственный дар.

Королева была очень способна. Теперь, когда ей больше не мешали условности, ограничивающие силу волшебства, она колдовала легко и с огромным удовольствием.

- Господа, - первым тишину нарушил Даркен, - у вас ещё есть возможность извиниться друг перед другом и разойтись. Кровь короля Эдмунда слишком важна, чтобы проливать её ради глупого спора… - он перехватил взгляд Кэранта и поспешил исправиться. – Несомненно, я считаю, что нет ничего важнее чести Её Величества, но Тобиас горяч и мог ляпнуть первую глупость, которая пришла ему в голову. Неужели не лучше забыть обо всём и простить друг друга?

-  Нет, - ответил Кэрант. – Дуэль случится. Что бы ни сказал Тобиас, я не собираюсь её отменять. Если он попытается уйти, я посчитаю это попыткой бегства и убью его не шпагой, а своим даром. Его хватит на то, чтобы остановить одно мелочное трусливое сердце.

Тобиас рванулся к своему сопернику, на ходу выдёргивая шпагу из ножен, но мягкий голос Даркена остановил его.

- И всё же… - протянул он. – Это глупо – убивать друг друга. Думаю, королеве Диане было бы куда приятнее, если б у неё просто попросили прощения.

- Я думаю, просьбы будет слишком мало. Нанесённое оскорбление было велико. Кэрант прав, я хочу, чтобы за меня отомстили.

Кэрант улыбнулся. Он видел, как вошла Диана, Вилфрайд наверняка тоже её заметил, но он был слишком хорошим актёром, чтобы подать вид.

За спиной королевы гордо вышагивали псы. Кэрант и не надеялся, что она так с ними подружится, но, кажется, собаки подчинялись девушке едва ли не легче, чем ему самому.

Как же всё-таки она изменилась! Диана и прежде была смелой девушкой, но теперь добавилась и уверенность в себе. В её гордо расправленных плечах, в твёрдой походке теперь пряталось ещё что-то… К тому же, Диана была безумно красива.

Кэрант не считал себя влюбчивым юнцом, хотя понимал, что рано или поздно должен будет испытать к какой-то женщине что-то большее, чем просто влечение. Он пришёл, назвавшись сыном короля Эдмунда, в расчёте на то, что ни у кого не возникнет желания спорить. Маги всегда были большой редкостью, к тому же, сильные, и странно было не победить без особого сражения. Тот первый издевательский поцелуй, разумеется, произошёл ради желания устроить представление. Напугать их. Впечатлить Диану.

Он и не подозревал, что вдова короля Эдмунда оказалась счастливицей, сохранившей дар после первой брачной ночи. Или, как он понял уже после, стала вдовой до этой ночи. Тогда он видел хорошенькую куколку, на которую было приятно полюбоваться.



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться