Бастарды его величества

Размер шрифта: - +

Глава сорок седьмая

Он даже не удосужился спросить, какое именно решение приняла Диана. И без того тёмные глаза и вовсе помрачнели. Теперь зрачок был неотделим от радужки. Казалось, чернота вот-вот собиралась потечь и по его коже. Даркен теперь уж точно не напоминал короля Эдмунда.

Каким бы отвратительным человеком ни был Его Величество, он всегда оставался в своём уме.

- Вы должны понимать, Диана, - с нажимом произнёс Даркен, - что я – единственный вариант. Единственный, кого можно выбрать. И вне зависимости от того, что вы решили, коронован буду я.

Диана медленно поднялась с кресла.

- Ваша магия на меня не действует, Даркен, - промолвила она. – Я сильнее. Пора это признать.

- Это ненадолго, - Даркен взглянул на Лорейн. – Засни.

Диана вздрогнула. Ей и самой вдруг захотелось опуститься в кресло и закрыть глаза. Но приказ предназначался не ей, а баронессе ван Бэйрст. Та не успела даже воспротивиться. Голова её откинулась назад, и сама Лорейн действительно казалась спящей.

- Вот и всё, - протянул Даркен. – Теперь, Ваше Величество, нам никто не будет мешать.

Диана вскинула руку. Огненный шар моментально сформировался в раскрытой ладони, грозясь вот-вот сорваться с её кожи.

- Ты всё равно ничего не добьёшься, - сквозь сжатые зубы проговорила она. – Я убью тебя.

- И погубишь Алиройю? Ведь я единственный наследник престола. Теперь это понятно.

- Ничего не понятно, - прорычала Диана. – Среди вас всех нет ни единого наследника престола. Ты не имеешь никакого отношения к Эдмунду.

- Как же? – Даркен сократил расстояние между ними ещё на шаг. – Я – его наследник. Женюсь на его вдове. Заберу её магию.

Диана чувствовала, как со всех сторон на неё давили туманы. Сопротивляться Даркену было трудно. Перед глазами вспыхивали отвратительные картины, и она знала, что всё это – не плод её фантазии, а результат трудов Даркена.

Но как заставить подсознание тоже поверить в то, что Диана способна ещё сопротивляться?

- Ты не добьёшься успеха.

- Добьюсь, - пообещал он.

- Я сожгу тебя. Если понадобится – вместе с тобой сгорит весь этот дворец. Ты не станешь королём Алиройи. Никогда.

- Ваше Величество… - между ними остался всего лишь метр. Диана чувствовала, как начинал угасать, поддаваясь приказу Даркена, её огонь, но всё ещё хваталась за силу, приказывала ей держаться.

Девушка не чувствовала себя слабой. Нет.

Она не сдастся.

Даркен может делать всё, что угодно. Он может верить в то, что способен захватить её сознание, но это не так. Она – королева, и может спасти собственное государство.

И коронует того, кто достоин этого статуса. Даже если это будет не наследник Эдмунда.

Какая разница, как называется страна?

Диана знала, что есть жертвы, на которые иногда приходится идти. Лучше Алиройя станет частью Наррары, чем погрузнет во мраке власти Даркена. Или погибнет, падет от вражеского меча.

Она собиралась короновать Кэранта и была не намерена менять своё решение.

- Диана, лучше подчиниться, - Даркен улыбнулся, словно пытался вызвать её расположение к себе. – Ведь это единственный способ избежать жертв.

- Ты – не жертва, а вынужденная мера.

Он закрыл глаза. Давление туманов стало ещё сильнее.

Диана не поддавалась. Она нашла в себе силы стоять с прямой спиной и не видела повода, из-за которого должна была отступить.

- Ты меня не уговоришь, - повторила она, хватаясь за собственную уверенность, как утопающий – за последнюю брошенную ему нитку, за волосок, на котором висела жизнь – не её, всей страны.

- Иди сюда, - в голосе Даркена вновь появились те самые страшные нотки, которые он куда-то прятал, когда разговаривал с Дианой. – Покажи ей, на что я способен.

Дверь вновь приоткрылась.

Диана сглотнула. Ещё мгновение назад она была готова уничтожить всю страну, но сейчас, глядя на Вилфрайда, совершенно лишённого собственной воли, чувствовала себя удивительно бессильной.

Сумеет ли она взять на себя ответственность за чужую смерть? Даже если это будет стоит Алиройе свободы от тирана?

Эти сомнения в её сознании посеял Даркен. Но Диана не хотела жертвовать Вилфрайдом.

- Скажи ей то, что ты сказал мне, - протянул с ядовитой улыбкой на губа Даркен. – Пусть она убедится в том, что я не лгу. Я действительно единственный, кто имеет право возглавить эту страну.

Вилфрайд посмотрел на Диану.

Его лицо было лишено всяких эмоций. Красота, завораживающая со сцены, куда-то пропала. Теперь стало понятно, в чём был успех Вилфрайда. Его сердце горело любовью, яркими эмоциями и чувствами, и потому он опутывал своих зрителей таинственными чарами, более сильными, чем всё то, что использовали маги.

Сила духа порой зачаровывала лучше, чем все льды, туманы и пламя вместе взятые.

Но он не умел защищаться. Даркен полностью поработил Вилфрайда, воспользовавшись его слабостью после проклятия Лорейн.

- Если я прикажу ему умереть, он умрёт, - прошептал Даркен. – Но я не хочу этого делать. Мой названный брат, конечно, всего лишь очередная фальшивка, но мне нравится, как он играет… Расскажи ей, Вилфрайд. Пусть она поймёт, что на самом деле произошло. А то мне, как видишь, не верит.

Диане хотелось попросить Вилфрайда умолкнуть. Она и так прекрасно знала, что тот скажет.

Она умела делать выводы с первого раза.

- Я – не сын короля Эдмунда, - произнёс безжизненно Вилфрайд. – Мой отец – кто-то из актёрской труппы. Я даже не знаю, кто именно. Моя мать никогда не отличалась переборчивостью, но была не настолько сумасшедшей, чтобы спать с королём.

Диана сглотнула.

- Она, - Вилфрайд явно не сознавал, что именно сейчас говорил, - конечно, делила ложе с теми, кто ей приказывал. Среди них было много вельмож. Тогдашний лучший друг короля Эдмунда, потом пропавший без вести на рубеже. Я даже не знаю, как его звали. Мама говорила, что он был лордом.



Альма Либрем

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться