Батя

Размер шрифта: - +

2.

2.

Андреич бодро крутил баранку, «Газель» задорно скакала по дорожным колдобинам и рельсам травмайных путей. Михаил, минорно мурлыкая себе под нос и глядя в окно, растирал натруженную половину ноги. С новым протезом он уже почти совсем свыкся, но культя порой, особенно после тяжелых нагрузок, нет-нет да и поднывала.

- Болит?

- Немного.

- Я говорил не надо было тебе со мной ехать, Батя.

- Не могу я так. Как бы ты один-то?

- Позвал бы кого-нибудь из своих, договорился бы за бутылку.

- Это не дело.

- А это - дело? - кивнул Андреич на протез. - Совсем инвалидом заделаешься, без ноги останешься. Че мы без тебя делать-то будем?

Михаил рассмеялся:

- Все, похоронил меня. Небось не сахарный, не расстаю. Мне работать в радость. Я люблю, когда все, что обещано, сделано.

Сказал и снова замурлыкал, уже веселее.

- Че поешь? Не знаю такого.

Газель замерла на светофоре. Михаил откашлялся. Неожиданно задорно и звонко пропел:

- «Мелколесье. Степь и дали.

Свет луны во все концы.

Вот опять вдруг зарыдали

Разливные бубенцы.

 

Ой вы, сани, сани, сани!

Звоны мерзлые осин.

У меня отец — крестьянин,

Ну, а я - крестьянский сын!

 

Неприглядная дорога,

Да любимая навек,

По которой ездил много

Всякий руссский человек.

 

Ой вы, сани, сани, сани!

Звоны мерзлые осин.

У меня отец — крестьянин,

Ну, а я - крестьянский сын!»

Андреич так заслушался, что пропустил зеленый свет и очнулся только, когда сзади раздались требовательные рыки клаксонов. Вжал ногой газ и восхищенно цокнул языком:

- Ну ты даешь! Тебе бы в опере петь! А по разговору и не понять, что петь умеешь!

- Нет, я что... У меня баловство и голос хлипкий, - покачал головой Михаил и тяжело вздохнул - вспомнил отца Николая. Потом добавил: - Не то что петь, я и говорить-то как следует не умею. Дара у меня нет говорить.

Вроде шутил, но в тоне его сквозило стартельно скрываемое, но все равно прорывающеся наружу отчаяние.

- Зато ты, Батя, человек хороший! Это я тебе авторитетно заявляю!

Улыбка осветила лицо Михаила, только вот глаза по-прежнему остались грустными-грустными. Явно относительно себя он имел какое-то другое, не очень лестное мнение.

Бодрый ведущий по радио вещал последние новости:

- Сегодня стало известно, что правоохранительными органами задержан водитель, избивший двенадцатилетнего мальчика, который снял его машину на фотокамеру. Им оказался двадцативосьмилетний бизнесмен, в прошлом сотрудник прокуратуры. Напомним, что инцидент произошел два дня назад во дворе дома по улице Металлургической. Мальчик катался на велосипеде по придомовой территории. Водителю «Вольво» показалось, что тот задел его автомобиль, открыл дверь и начал кричать в адрес ребенка оскорбления. В ответ на них мальчик достал мобильный телефон и сделал снимок. После этого мужчина вышел из-за руля и нанес ему шесть ударов кулаком в лицо. В результате...

Михаил скривился словно от боли, протянул руку и несколько раз подряд нажал кнопку переключения частот. Радио всхлипнуло и затараторило приятным женским голосом:

- И о погоде. Сегодня в течение дня, с сохранением в ночные часы преимущественно ясная погода, возможны небольшие осадки...

- Гонишь, - предупредил Михаил, на мгновение задеражавшись глазами на лике Спасителя, прикрепленном на торпеде, и снова уставился в окно, - Сбавь, пожалуйста.

На следующем светофоре Андреич тайком посмотрел на него. Батя больше не мурлыкал, сидел задумчивый. Большие натруженные крестьянские ладони его с прожилками выступающих вен машинально сжимались и разжимались в кулаки. Блестело, словно новенькое, обручальное кольцо на безымянном пальце. Смуглая кожа кое-где была заметно темнее и сморщеннее, будто старее. Андреич знал, что такие шрамы остаются от ожогов. У самого похожее пятно, только светлее, было на ступне - от пролитого нечаянно кипятка.

Светофор моргнул зеленым глазом, мотор снова взревел, «Газель» тронулась. Плелись теперь со строго разрешенной скоростью. К правилам дорожного движения Батя относился строго и того же требовал от тех, кто сидел за рулем. Сам же за баранку не садился никогда, хотя у Андреича складывалось впечатление, что управление автомобилем для него — штука знакомая, уж больно ловко разделывался он с постоянно барахлящим в «Газельке» мотором. Просто золотые руки! Любую поломку находил за пять минут и заставлял технику работать с полпинка! Но не шоферил, отговариваясь отсутствием прав и больной ногой. Первая проблемы была при желании решаемой, а вот второй довод, конечно, весил много... Несмотря на убедительную аргументацию, вопросов меньше не становилось. Любопытство подмывало, но спрашивать Андреич не спрашивал. Стеснялся что ли?

Нет, Андреич был не из стеснительных. Просто не любил людям в душу лезть. Человек, если он что захочет рассказать, то расскажет сам, не надобно его почем зря бередить, вот и все.

 

***

 

К концу обучения все семинаристы, но только те, конечно, кто собирался в священники, а не в монахи, старались найти себе невесту и жениться, чтобы как можно скорее рукоположиться в сан. Девушек себе присматривали воцерковленных - студенток-регентш из духовного женского училища или дочерей знакомых священников. Столь узкий выбор объяснялся не столько сословными традициями, сколько необходимостью. Будущая матушка должна понимать на что идет, какие тяготы и лишения священнической жизни ей предстоят, должна быть подготовлена морально и сама желать выйти замуж за будущего батюшку.

За год до окончания семинарии у Миши не то что невесты, даже кандидатки в таковые не имелось. Женатые и помолвленные товарищи над ним посмеивались - мол, довыбираешься, в монахи придется идти! Миша в монахи идти не хотел, но и брать себе в жены первую попавшуюся регентшу или иконописку не собирался. Ждал чего-то... Любви что ли, настоящей? Знака какого свыше, который подскажет: вот твоя судьба, бери, хватай! Сердце молодое давно жило в предвкушении счастья, и разрушать эту сладость ожидания намеренным поиском и выбором невесты значило предать самого себя.



Татьяна Злыдня

#2819 в Проза
#1027 в Современная проза
#1945 в Разное
#176 в Неформат

В тексте есть: любовь, вера, выбор

Отредактировано: 07.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться