Бедная невеста для дракона

ГЛАВА 20. ИСКУССТВО

Запомнить имена всех людей, которые подошли ко мне, чтобы представиться и пожелать всего наилучшего, было крайне сложно. 

Большинство гостей были снисходительны, когда я забывала или путала слова приветствия и пожелания. Адам стоял рядом и не мог сдержать улыбки, когда слышал какие-то смешные оговорки.

***

Это не ускользнуло от внимательных глаз собравшихся. Но были также люди, которые сразу же начинали сплетничать и издеваться над будущей герцогиней.

- Еще бы Агату выбрал. – бормотала себе под нос одна из старших матрон. - Знаете, ту, что живет в лесу. Выше и круглее, она, безусловно, подходила бы герцогу лучше, чем этот деревня.

– То, что деревня, еще ничего. - ответила ей двадцатипятилетняя дама, которая уже несколько лет пыталась заманить дракона в ловушку. - Но вы слышали, какой у нее говор? И глупая, как сапог. Теперь я понимаю, почему все говорят, что герцог Верлиан не в себе.

- Все говорят? – удивилась другая женщина, оглядываясь через плечо. – А, да-да. Это когда он запер эту девку здесь и запретил ей выходить? Да, все говорили об этом. – она покачала головой. - Может быть, он пытался из простой посудомойки сделать даму.

Эти слова не ускользнули от внимания проходивших мимо слуг, которые предлагали собравшимся гостям напитки и закуски. Герцог дал четкий приказ своей службе выяснить, кто распространяет слухи о нем и его юной невесте. После этого бала он займется наказанием тех, кто этого заслуживал.

Но не все сплетничали, некоторые действительно были в восторге от будущей герцогини.

«Посмотрите, какое у нее милое личико! Ну, просто ангел».

"Еще никогда герцог Верлианн не был так счастлив. Если ей это удалось, она заслуживает того, чтобы стать герцогиней»

А некоторые знакомые герцога, зная, ничего не говорили, только присматривались и прислушивались.

Другие, в свою очередь, просто ходили вокруг, больше заботясь о закусках и выпивке. Они разглядывали произведения искусства и обсуждали их вслух, размахивая руками, словно таким образом хотели подчеркнуть свое образование.

– Ах, слышал о нем, - отозвался усатый мужчина, стоя напротив великолепной картины. – Moс... Мос... как его там? Мостицо? Мостневин?

- Мостино. - ответил его собеседник, молодой человек со светлыми волосами и проницательными глазами. У него был приятный нежный голос и забавный акцент. - Он специализируется на женских портретах, но я видел и несколько его пейзажей.

– О, правда? - усач поднял брови. - А где это, если можно спросить? Потому что, насколько я слышал, его спонсирует герцог Верлианн. И только ему принадлежат все его творения.

Блондин загадочно улыбнулся и движением руки подозвал слугу. Когда тот подошел, он взял с подноса бокал портвейна. Он немного отпил, после чего перешел к следующей картине. Усатый мужчина последовал его примеру.

- Талантливые люди редко бывают привязаны к одному господину. - ответил юноша тоном знатока, но во всем этом он не походил на того, кто хвастался. - Я кое-что знаю об этом. Я сам художник.

Усач удивленно поднял брови.

- Художник? О, вы рисуете? - спросил он, заинтригованный. – Потому что знаете... Может быть, я и не так отвратительно богат, как герцог Верлианн, но у меня есть... Ну, я мог бы сказать, что мне нужен художник, который позаботится о нескольких моих работах.

Юноша улыбнулся, напомнив ребенка, которому пообещали игрушку. И все же он не ответил на вопрос.

- Вы позволите мне сделать вам предложение. - с готовностью ответил он. - Мои методы создания могут показаться вам нетрадиционными, мистер Вечинни.

– Это не имеет значения. – перебил его Вечинни. - Мне важна хорошо выполненная работа, а то, как вы ее выполняете, только в ваших интересах. Я просто адвокат, а не художник. Я не разбираюсь в современных методах, однако я могу почувствовать талант и правильно его продвинуть.

- Так что же вы предлагаете в обмен на проделанную работу? - спросил блондин, останавливаясь, чтобы посмотреть на своего собеседника.

Вечинни, дородный невысокий мужчина лет сорока пяти, вытер лицо платком. Он был одним из наиболее уважаемых людей и истинным знатоком искусства, но память на имена у него была ужасная. Редко, когда он мог вспомнить создателя отдельных произведений, даже тех полотен, которые висели в его особняке.

- Как вас называть? - задал он довольно неловкий вопрос.

- Шон Кидлер, господин Вечинни. - ответил юноша, слегка улыбаясь и склонив голову.

– Что ж, мистер Кидлер. - продолжал Вечинни. - Мне нужны три картины. Одна из них - портрет моей жены. Обычная картина, которую я мог бы повесить в галерее. Затем, миниатюра моей дочери Адели. Мы отправим ее герцогу Родомину.

– Понятно. - ответил Кидлер, красноречиво глядя на картину рядом с ним, видимо, ничто не могло волновать его больше.

- Третья - в подарок на день рождения Адели. Небольшой пейзаж, ничего сложного, но, чтобы он был приятен глазу.

Блондин снова перевел свои голубые глаза на Вечинни, затем обвел длинными худыми пальцами бокал. Он ничего не сказал, но в его взгляде был вопрос, вопрос, который старик тут же расшифровал.



Ольга Карова

Отредактировано: 07.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться