Бедствие для фейри

ГЛАВА 11

С того дня над страной фейри действительно каждый день сияло солнце. Фейри ходили словно пьяные от счастья, и я часто наблюдала, как огромные мужчины могли часами стоять и, жмурясь от удовольствия, смотреть на ясное голубое небо.

Все последние дни до свадьбы мы с Фраем не расставались ни на минуту. Когда я открывала утром глаза от чудного благоухания, то видела его сияющие счастьем глаза, а вся моя постель была усыпана цветами, и каждый день они были новые. Он целовал меня, побуждая проснуться быстрее.

– Проснись, проснись, любовь моя! – шептал он мне в губы. – Проснись, я изнываю от тоски. Я столько часов не видел твоих глаз и не слышал твоего голоса.

– Перестань, Фрай! – расплываясь в улыбке, говорила я. – Я скоро буду вся в морщинах! Нельзя так много улыбаться!

– Я хочу, чтобы ты все время улыбалась. Я так хочу, чтобы ты была счастлива со мной! Я так много отнял у тебя и хочу дать хоть что-то.

Потом он нес меня в ванную. Мрия с торжественным видом выпроваживала Фрая из будуара и рядила меня в очередное кукольное платье. Потом я выпархивала из покоев прямо в объятия моего прекрасного принца. Теперь меня всегда сопровождал только он. И надо сказать, что правила этикета мы нарушали безбожно. Ходили не под ручку, а тесно обнявшись, и целовались на каждом шагу. В итоге к завтраку нас все уставали ждать и начинали без нас. Но мы на них не обижались. Да и они на нас тоже. Наоборот, отовсюду на нас смотрели с умилением и, нарвавшись на нас, прилипших к друг другу в коридоре, другие фейри предпочитали тихо и незаметно исчезать.

После завтрака Фрай каждый день меня куда-нибудь тащил. Мы, наконец, сходили на прогулку в Зимний город. Отправились туда пешком, как простые смертные. Город чем-то напоминал виденную мною по телеку Венецию. Повсюду были каналы, только вода в них была совершенно прозрачной, и легко можно было видеть дно и мелькавших в толще воды рыб и других существ, которых рассмотреть мне не удавалось. Но Фрай пообещал мне, что как-нибудь все о них расскажет. Через каналы были перекинуты каменные мосты. Очень надежные и при этом выглядящие очень легкими и воздушными. Дома тоже были очень своеобразными. Фейри и прочие обитатели Зимнего города явно нуждались в большом количестве света, и поэтому окна везде были огромными, как в замке. Хотя это не удивительно, учитывая вечно пасмурную погоду, царившую тут еще недавно.

Все вокруг здоровались с моим принцем и со мной. Нам искренне улыбались и за что-то все время благодарили. А еще все время желали счастья. А когда мы попали в местные торговые ряды, то вообще началось столпотворение. Все пытались пробиться к нам и что-то подарить, чем-то угостить. Я даже ничего не успела толком рассмотреть из-за плотной толпы, окружившей нас. В сплошном гомоне невозможно было разобрать ни слова.

– Так, кажется, я сделал ошибку, решив показать тебе рынок, – заключил Фрай.

Я успела только взвизгнуть и тут же была водружена верхом на шею принца. Он зашагал в толпе, громко прося пропустить нас. Мы буквально сбежали с базарной площади, и у меня была возможность с моего насеста хоть чуть-чуть рассмотреть бурлящую толпу вокруг. Когда мы выбрались, Фрай не спустил меня, а наоборот, прибавил шагу и почти рысью донес меня до ворот замка. При этом мы хохотали всю дорогу, сама не знаю почему. Наверное, у влюбленных что-то происходит с мозгом, что они все время улыбаются, как идиоты, и хохочут без всякого повода. Как же меня это раньше в моих подругах раздражало, и вот поди ж ты, сама заразилась тем же вирусом.

В общем, дни до свадьбы летели очень быстро. Мы, как и обещал Фрай, летали на драконице. Делать это в седле было не в пример удобнее, тем более меня пристегнули и все время придерживали. Фрай показал мне много прекрасных мест с воздуха и пообещал, что мы обязательно посмотрим каждое из них после свадьбы. Позже. И что-то в его голосе и в том, как он касался дрожащими, жадными губами моих плеч и шеи, говорило мне, что будет это намного позже.

Единственным тяжелым моментом было ежевечернее расставание. Вот не подумайте, что я такая озабоченная, но оторваться от моего принца добровольно у меня не получалось. Я вся истомилась и извелась под его горячими взглядами и губами. И я видела, что если все же потребую, чтобы он остался на ночь, то вся решимость Фрая пойдет прахом. И если честно, я теперь уже действительно верила, что, начав, мы остановимся не скоро. Все чаще, когда я доводила нас обоих поцелуями и ласками до ручки, в глазах моего принца разгорался такой дикий пожар, что я начинала побаиваться – достанет ли мне сил его затушить. Каждый вечер Фрай с мучительным стоном отрывался от меня и буквально сбегал, обещая отыграться сразу после свадьбы.

За пару дней до свадьбы стали прибывать благородные лииры с сопровождающими и прислугой. Замок стал напоминать разворошенный муравейник. Теперь завтраки проходили в большой столовой. Она была по размерам чуть меньше футбольного поля. И теперь, прежде чем поесть, я должна была познакомиться с десятком, а то и больше этих благородных дамочек с капризным изгибом губ и не запоминаемыми именами. Причем, почему-то в отличии от мужчин, они, похоже, не особо-то и радовались возвращению солнца в их страну. Возникало впечатление, что им или все равно, или даже этот факт их раздражает. Были среди дамочек и те самые, которые пытались изобразить обморок в тот достопамятный день моего представления обществу в качестве невесты принца. Уж их-то взгляды на меня точно говорили мне, как им хочется, чтобы я упала на месте и испустила дух в страшных корчах. А то, что Фрай постоянно не стесняясь обнимал и целовал меня при любом удобном случае, вообще вызывало у них спазм лицевых мышц и несварение, потому как они, то и дело ссылаясь на недомогание, просили увести их из-за стола.

Я исподтишка наблюдала за моим принцем. Чего греха таить – ревновала его, хоть и пыталась изобразить, что мне плевать. Но Фрай словно и не видел никого, кроме меня.



Чередий Галина, Алёна Нефёдова

Отредактировано: 19.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться