Бедствие для фейри

ГЛАВА 12

 

– Слушай, принц мой сказочный, а почему мне кажется, что ваши дамочки не очень-то счастливы возвращению солнца? Мужики, вон, радуются как дети, в городе простые люди тоже, похоже, счастливы, а вот лииры эти благородные ходят с такими недовольными рожами, как будто у них хронический запор.

Фрай расхохотался.

– Ох, Алесия, Алесия! Да, видимо, не сладко при твоем дворе будет всем нашим благородным лиирам!

– Очень мне надо, чтобы они у нас по двору отирались. Пусть вон своим мужикам мозги выносят, раз больше ничего не умеют.

– Алесия, но ты должна понимать, что рано или поздно отец передаст все полномочия и обязанности мне. И тогда тебе волей-неволей, как моей жене, придется общаться с этими придворными дамочками.

– Ну, это когда еще будет-то. Твой папа очень даже бодрый. Бог знает сколько до этого лет. Может, ты мне к тому времени надоешь, и тогда я и стану со скуки развлекаться третированием придворных дамочек.

Фрай резко остановился и, подхватив меня под мягкое место, прижал всем телом к своему.

– Пожалуйста, не говори так, жизнь моя! Это мой самый страшный кошмар – однажды увидеть равнодушие в твоем взгляде. Когда ты смотришь на меня как сейчас, то мне кажется, я могу совершить все, что угодно, нет ничего, что бы мне было не по плечу. Я не чувствую земли под ногами. И ради того, чтобы всегда видеть именно такой взгляд, я готов на все! Ничего не будет иметь значения для меня в этом мире, если ты больше никогда не станешь так смотреть.

Глаза Фрая смотрели на меня почти отчаянно. Так, словно я была самым главным для него. Величайшей ценностью, перед которой и в самом деле меркнут все сокровища любого мира. У меня внутри все сжалось так больно-сладко, и глаза отчаянно защипало. Я всхлипнула и обвила моего принца руками и ногами, прижимаясь так крепко, как только могла. Мы так и стояли посреди какого-то коридора. Я как обезьянка обвила Фрая, намертво вцепившись, а он целовал мои волосы и тихо шептал мое имя. И ничего больше не было важно в этот момент, кроме того, что я была счастлива. Теперь я и в самом деле знаю, что это значит.

А потом мы выбрались на улицу. Сначала Фрай повел меня в тот самый райский сад, видный из моего окошка. Он, оказывается, назывался Женским садом. Но там на каждом шагу попадались прогуливающиеся благородные лииры с недовольными рожами и беспрерывно жалующиеся своим сопровождающим, что «это солнце просто невыносимо». Бедные мужики таскали за ними зонтики и обмахивали опахалами, но от этого дамочки нисколько не становились счастливее. Любоваться на них мне не хотелось, и мы с Фраем сбежали на задний «мужской» двор замка. Там мы хоть целоваться могли спокойно, потому как очень хотелось. Обоим.

– Ну почему все эти бабы такие недовольные-то? – спросила я, отрываясь от губ моего принца, чтобы хоть чуть-чуть собраться с мыслями, а точнее притормозить мои уже почти болезненные фантазии от его близости и вкуса поцелуев.

Фрай, похоже, в мыслях продвинулся еще и подальше меня и поэтому понял, о чем я спрашиваю, не сразу.

– Понимаешь, Алесия, я думаю, что женщин немного страшит будущее. Несколько сотен лет мы жили по заведенному порядку. Из-за отсутствия солнца женщины и мужчины жили отдельно. И женщины сами решали, когда навестить своих мужей, или позволить им навестить их. Но теперь, когда солнце вернулось, потребность в раздельном проживании отпадает. Вот их и пугают перемены.

– Что, боятся, что мужики не будут их так боготворить, если станут каждый день с ними спать в одной постели? Знаешь, Фрай, но для меня все равно как-то чудно. Из-за того, что солнца нет, жить раздельно? Если я бы любила своего мужчину, неужели я бы жила от него отдельно из-за того, что погода, видишь ли, не та? Не по-людски это как-то. Если семья, то и жить надо вместе. А солнце там или ливни муссонные, какая нафиг разница?

– Жизнь моя, в том, что солнце от нас ушло, был виноват мужчина. Очень давно он совершил... нечто, за что нас и постигло это проклятье. Поэтому мужчины и решили, что будет справедливо, если женщины не станут выносить наравне с ними тяготы этого проклятья, раз причиной был один из нас.

– А ваши дамочки с радостью побросали своих горячо любимых мужей и поехали тосковать по ним на чудное морское побережье. И что-то, глядя на их лица, не верится, что они счастливы вернуться. А что, плохо, что ли? Вы тут сидите, границы бережете, воюете, пашете, а они там по вам вздыхают и иногда премируют вас своими визитами.

Фрай рассмеялся.

– Странно, мы так жили столько лет, и все мне казалось нормальным. Но когда это же самое излагаешь ты, то и в самом деле выглядит это абсурдом или даже гадко циничным. Как у тебя это получается?

Я пожала плечами.

– Может, потому, что вы так привыкли ко всему как к данности, а я задаю вопросы? Кстати, стоп! – я накрыла губы Фрая своей ладонью, останавливая новую атаку на мои распухшие.  – У меня есть еще вопрос. И ты меня не собьешь! Я и так сколько раз уже забываю из-за того, что ты так меня целуешь.

Фрай озорно заулыбался и стал нежно целовать мои пальцы, закрывающие его рот. От этого от ладони по всему телу ломанулись мурашки, и мысли опять стали сворачивать не в то русло. Да что же это такое-то?!! Он меня с ума сведет! Так, стоп, Алеся, соберись! Я выдернула у Фрая свою исцелованную руку.

– Фрай, не сбивай меня! Я хочу, чтобы ты рассказал мне все об этом вашем проклятии и о том, как же его все же победили. А то я скоро умру от любопытства!

Фрай сразу помрачнел и почему-то впервые опустил глаза.

– Жизнь моя, это такая долгая и грустная история. Я бы не хотел, чтобы перед нашей свадьбой мы говорили о таких вещах. Они могут тебя расстроить. А я не позволю, чтобы хоть что-то огорчало тебя.

Что-то неприятное заскреблось у меня внутри, словно тонкая трещинка поползла по моей идеальной картине счастья.

– Фрай, посмотри на меня, – принц поднял глаза, и в них была печаль, а в самой глубине страх. – Я чувствую, что от меня все время что-то скрывают. Я хочу знать что.



Чередий Галина, Алёна Нефёдова

Отредактировано: 19.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться