Бег

Размер шрифта: - +

Глава 2.

На пути к дому меня преследовало странное ощущение загнанности в собственном привычном дворе, на знакомых улицах, в почти уже родном городе. Мне казалось, что кто-то непрестанно смотрит на меня, заставляя оборачиваться, словно жертва какого-нибудь маньяка или олененок, убегающий от хищника.

На деле же все обстояло куда спокойнее, чем мне казалось. Тихое шелестение свежей зелени, распространившейся уже повсюду и радующей глаз своей яркостью, неспешно идущие по своим утренним делам люди, абсолютно не обращающие на меня никакого внимания и даже в окнах, на которые то и дело падал мой взгляд, никого не было. Все было обычно, до смешного. Но все же что-то неуловимым червячком поселилось в моей душе. И нет, я никогда не отличалась хорошей интуицией или даром предчувствия. Я не была экстрасенсом и даже бабушек-ведьм в моем роду не отмечалось. Однако сейчас я была готова отдать свою голову на отсечение, утверждая, что на меня совершенно точно кто-то смотрит недобрым взглядом.

- А я говорила, что тут что-то неладное творится! Причем уже давно. – Донеслись до меня слова одной из бабушек, собравшихся в очередной раз на своем излюбленном месте для получения новой порции сплетен.

Забавно даже, что в нашей огромной стране во многих дворах и у многих подъездов до сих пор обитают такие вот бабушки, перенимающие черты предыдущих поколений.

Молодежь по их словам всегда разная, и уж их-то поколение точно было лучше, чем все последующие. И будто не они выслушивали комментарии от таких же старушек о том, что в те времена такого не было. Да, молодежь считалась разной, хотя и во все времена потерянной, но вот бабушки у подъездов всегда оставались одинаковыми. Ворчливыми, обиженными на всех вокруг и восклицающими о том, как выгодно их поколение отличается от нынешнего. И не дай мне бог стать такой же. Самолично сдам себя в дом престарелых, чтобы не бросаться на всех и вся.

- Да эти бандюганы уже весь город своими выходками запугали! И шагу не ступить без страха быть пришибленной в каком-нибудь переулке! – вторила ей другая старушка.

И что у них опять тут произошло? Витька из соседнего подъезда случайно с кем-то из них столкнулся, и они уже повесили на него всякого рода ярлыки с единственным контекстом, типа «бандит обыкновенный»?

На мне, кстати, теперь навсегда красовалось ярмо нахалки и грубиянки, которая не умеет уважительно обращаться со старшими. А все из-за того, что однажды вечером, возвращаясь домой с тренировки, ко мне со спины подошла такая вот женщина преклонных лет и решила, что положить на меня свою морщинистую руку будет хорошей идеей. Я тогда не то чтобы сильно испугалась, почувствовав слабину давления на плечо, но изрядно занервничала и выдала чуть ли не весь свой матерный лексикон. Что ей тогда в десять часов вечера в темном дворе от меня понадобилось, я так и не узнала, зато вдоволь наслушалась фраз о том, какая я нехорошая, позорящая весь свой род поганка. Да, именно поганка. Видимо это был максимум, который могла выдать эта интеллигентная старая женщина в тот момент. Я, конечно, тогда смутилась и попросила прощения за свои слова, но все это было благополучно проигнорировано и в последующем проиллюстрировано в красках ровно до того момента, пока я эти извинения изрекла.

Нет, я нормально отношусь к пожилым людям, но только к тем, кто не успел еще растерять свой рассудок настолько, чтобы считать себя едва ли не Господом, спустившимся с небес и карающим неугодных. А эти обитательницы моего дома отчего-то казались мне именно такими.

- Слыхала я тут недавно об одном таком ироде. Людка из тридцать пятого дома говорила, что сынок ее с ним связался. Прозвище у него еще такое… - старушка призадумалась ненадолго, скрипя мозгами в поисках нужного имени. – Кажется, Дин… или не Дин. Да ч-черт его знает. Что-то очень похожее, короткое. Даже музыкальное.

Меня вдруг передернуло.

Лин. Так звали моего отца. Сокращенно от фамилии Линберг. Порой и меня пытались так называть в новых компаниях, но я сразу ясно давала понять, что делать этого не стоит. Методы, конечно, были не такие радикальные, как, надо полагать, у Александра, но люди все равно ко мне прислушивались. Наверно все дело в моем взгляде, о котором мне часто говорили друзья. Я умела заставить людей слушаться, только лишь посмотрев на них определенным образом. Это не было внушением, гипнозом или чем-то подобным. Нет. Друзья говорили, что у меня становился тяжелым взгляд, от которого становилось как-то холодно. И я тут же принимала образ какого-то зверя, готовящегося кинуться на свою добычу. По крайней мере, так ощущали себя люди, находящиеся поблизости.

Отец тоже это умел, и я собственными глазами видела, как он пытается проделать тот же трюк со мной, что у него, конечно же, не вышло, так как смотрел он в собственное отражение, в собственные черные омуты, только на чужом лице. И этот факт его до невозможности нервировал, так как передо мной он совершенно точно был бессилен, а я была именно тем человеком, который зачем-то вдруг понадобился ему рядом с собой, как только мне исполнилось пятнадцать.

Но надо отдать ему должное, силой меня заставить что-то делать он не пытался, давая время на то, чтобы все обдумать. И думала я уже пять лет. Безрезультатно. Для него, конечно же. Я в своих сражениях одерживала победу.

Не желая и дальше выслушивать ненавистные напоминания об Александре, я поспешила забежать в подъезд, в котором меня как обычно обдало сыростью и прохладой. Я понимала, что этот человек тот еще уголовник со стажем, но он уж точно не убийца. Возможно, конечно, что косвенно он и относился к несчастным случаям с летальным исходом, но только с теми, кто сам намеренно этого желал, покупая себе очередную дозу. Чистой воды убийствами, насколько мне известно, родственничек не промышлял, что все равно не давало ему никаких положительных баллов в моих глазах. Я все так же считала, что место его за решеткой, где-нибудь на краю сахалинского острова. И какое счастье, что официально с этим человеком нас не связывают никакие родственные связи, иначе бы я сама пошла и открутила ему голову за то, что его репутация может хоть как-то навредить мне в будущем.



Ольга Адилова

Отредактировано: 12.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться