Бег

Глава 3.

– Опаздываешь! – послышалось за моей спиной, как только я влетела на последнюю ступеньку, отделяющую меня от массивной двери в университет.

 Я резко затормозила, так и не дотронувшись до ручки. Взглянула на наручные часы с толстым кожаным ремешком.

«8:15», – подмигивали они мне.

– У тебя часы спешат, Захаров! – не оборачиваясь, отозвалась я, хватаясь за прохладный металл. Дверную ручку неожиданно быстро перехватили, потянув на себя. Дверь поддалась, и уже через секунду на меня дохнул легкий ветерок, приглашающий переступить порог и пойти навстречу знаниям.

– Прошу, – тихо произнес над ухом голос, давно уже затянутый паутиной прошлого. Знакомый, ненавистный, мерзкий голос, который когда-то казался мне прекрасным и родным. Тот самый голос, который однажды будто бы сказал мне: «Извини, детка, я предатель. Не повезло тебе со мной встретиться».

Но на самом деле это звучало примерно так: «Дана, знаешь, я ухожу к Лизе. Да, к твоей лучшей подруге. Я люблю ее, а не тебя. Прости». Хотя нет, даже «прости» тогда не было. Ничего не было. Одно сплошное предательство и боль. Впервые в моей сознательной жизни.

Ничего не ответив Артему Захарову, вошла в обитель знаний, достала карточку-пропуск и провела ею возле турникета, заставляя железную вертушку пропустить меня дальше в холл. Захаров проделал тот же трюк, не отставая от меня ни на шаг.

– Линберг! Может, хватит? – произнес он, как только мы оказались на нужном мне этаже. – Если не заметила, я не пустое место, чтобы так открыто меня игнорировать.

Продолжив не замечать свою первую любовь и самого первого друга детства, который имел честь в свои два с половиной года учить меня говорить, называя своей будущей женой, подошла к своей аудитории. Мы с Захаровым выросли, он переехал из нашего с ним общего родного города, встретил меня, предал, уйдя в закат с моей лучшей подругой, а тут вдруг спустя пять лет как ни в чем не бывало объявился вновь, вбив что-то в свою тупую, но от того не менее симпатичную головушку. Думал, я жду его, такого распрекрасного, платье подвенечное примеряю. Псих, одним словом. Что с него взять.

Из нужной мне аудитории доносились голоса ребят с потока, галдящие наперебой. Кто-то кричал, что после этой лекции всех ждет крайне сложная контрольная, к которой как обычно никто не готов. Кто-то напоминал про домашнее задание, которое все должны были сдать во время сегодняшней лекции. А я с облегчением понимала, что приняла верное решение не пропускать сегодня занятия. Назавтра я бы об этом точно пожалела.

– Да ты оглохла что ли? – дернул меня за локоть вышедший из себя Артем, разворачивая меня на 180 градусов, чтобы посмотреть в глаза.

– А ты еще не понял, что я не хочу тебя видеть? – резко вырвала я руку. – Сколько еще раз мне пройти мимо, не поздоровавшись, чтобы до тебя дошло?

Губы парня сжались в тонкую линию.

– Мне нужна твоя помощь, Дана, – просипел он сквозь стиснутые зубы.

– Чего? – опешила я. – Тебе нужна помощь психиатра, дорогой, а я еще им не стала. И если ты все же позволишь мне пройти в аудиторию, то возможно стану хорошим управленцем в сфере строительства и сброшу тебе на голову бетонную плиту, чтобы не мучился.

На это парень мне ничего не ответил и я, приняв свою победу, решила, наконец, удалиться.

Лекционная аудитория была необычно полной. Свободных мест почти не осталось. Разве что одно, в дальнем углу, прямо перед столом преподавателя. На нем лежали различные конспекты, учебные материалы и старенький ноутбук, при помощи которого Любовь Витальевна вещала нам свои лекции.  

Сидеть напротив Любови Витальевны, не признающей кафедры, за которой ей приходилось бы стоять в течение всей пары, мне совсем не хотелось. К тому же вряд ли бы она обрадовалась, отметив то, что я пишу ее лекции едва ли не через строчку, пропуская огромные куски материала. Поэтому я попыталась вклиниться в дружную компанию девчонок из параллельной группы, обсуждающих какой-то новый американский сериал.

– Джозеф просто милашка, скажи? Рядом с ним я б точно хлопнулась в обморок, – лепетала Ирка Липатова.

И этой девушке в следующем месяце должно исполниться двадцать один!

– О, Дана! А мы думали ты не придешь сегодня, – заметила меня Липатова.

– С какой радости? – поинтересовалась я, выкладывая на стол письменные принадлежности и жестом прося девчонок немного подвинуться, образуя еще одно свободное место.

– Ну, ка-а-а-ак, – протянула она, – видела я сегодня, как к вам в квартиру с утра пораньше заходил какой-то красавчик. Что, Сеньке изменять надумала?

Ира, будучи моей соседкой и сплетницей, коих свет еще не видывал, замечала буквально все, что происходило вокруг. Я не удивляюсь даже, если случится внезапный конец света, Липатова будет первой, кто узнает об этом и растрезвонит всему миру. Такой уж у нее характер. Видимо в мамочку, Анну Павловну, старосту подъезда, которая постоянно ходит по квартирам, узнавая все ли у жильцов в порядке, и как обстоят дела в целом. Ей бы в ФСБ информатором податься. Цены не будет.

– С чего ты взяла, что он приходил ко мне? Меня вообще в это время дома не было. Ты же знаешь, что я ухожу на пробежку в шесть утра.

Девушка легко перекинула за плечо прядь длинных светлых волос и ослепительно улыбнулась.



Ольга Адилова

Отредактировано: 22.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться